header
глава ФРС Джером Пауэлл
"88745"
Размер шрифта:
| 30.04.2020 Экономика 
3333
5
5
1
13
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Американская финансовая антиутопия

Такого в истории США ещё не было

29 апреля состоялось очередное плановое заседание Комитета по операциям на открытом рынке (КООР) Федеральной резервной системы США по вопросу о ключевой ставке.

Перед этим подавляющее большинство аналитиков предсказывали, что изменения ставки не произойдёт. Напомню, что в марте ФРС США дважды внепланово снижала процентную ставку. Обычно ФРС США меняет ставку на 0,25 процентных пункта (стандартная ступенька). 3 марта она была опущена сразу на две ступеньки – с 1,5-1,75% до 1,0-1,25%. 16 марта произошло ещё одно чрезвычайное (внеплановое) снижение – и снова на две ступеньки вниз. Теперь ставка стала равняться 0,0-0,25% годовых. Это тот уровень «плинтуса», на котором ключевая ставка находилась со времени разгара финансового кризиса 2008-2009 гг. до декабря 2015 года, когда было произведено первое повышение ставки на одну ступеньку. Было сделано ещё несколько повышений, и в декабре 2018 года ставка достигла максимума – 2,25-2,50%.

Это было время острых противоречий между ФРС США и Дональдом Трампом, который считал, что ФРС высокой ключевой ставкой убивает экономику США. В порыве ярости он даже заявил, что Федеральный резерв является большей угрозой для Америки, чем… Китай. Лёд тронулся только летом прошлого года, когда ФРС США наконец-то снизила ключевую ставку на одну ступеньку – до 2,00-2,25%. 30 октября 2019 года она была снижена уже до 1,75-2,00%. А в этом году покатилась вниз.

Снижение ставки в марте 2020 года было экстремальной мерой. По словам Джерома Пауэлла, главы ФРС США, она была продиктована тем, что «вспышка коронавируса нанесла ущерб обществу и подорвала экономическую деятельность во многих странах, включая США».

Трамп был очень доволен действиями ФРС, но даже такой радикализм американского Центробанка не возымел действенного эффекта. Крупнейшие банки (Bank of America, Morgan Stanley и др.) в апреле обновили прогнозы и ждут катастрофического обвала американской экономики – до 40% во втором квартале 2020 года. В апреле из-за закрытия предприятий и карантина страна потеряет, по оценкам, около 25 миллионов рабочих мест. Такого в истории США ещё не было.

Финансовые аналитики и руководители американского бизнеса с нетерпением ждали вчерашнего заседания КООР, 29 апреля, но большинство полагало, что ключевая ставка будет оставлена без изменения. Уход её в отрицательную зону создавал бы недопустимо высокие риски. Один из главных рисков – опасное снижение курса доллара США по отношению к другим валютам.

Вирусно-экономический кризис в США протекает гораздо тяжелее, чем в других странах. В апреле наблюдалось явное снижение курса доллара США по отношению к десяти другим значимым валютам. А если падение валютного курса доллара станет долговременным и постоянным, может рухнуть вся конструкция мировой долларовой системы, которая выстраивалась 75 лет. Для Америки крах такой конструкции может стать настоящим «концом света». Короче, никаких сенсаций 29 апреля не произошло, ключевая ставка ФРС была оставлена без изменения. Не думаю, что она будет меняться по результатам последующих заседаний КООР (в году проводится восемь таких заседаний).

Американские аналитики уверены, что в ближайшие два года нынешняя ключевая ставка станет некой константой, которую нет смысла даже обсуждать. ФРС США делает отныне ставку на другие инструменты воздействия на экономику. Об этом говорится и в пресс-релизе по итогам заседания КООР: «Для поддержки потока кредитов в сектор домашних хозяйств и бизнеса Федеральный резерв продолжит покупку казначейских бумаг, а также бумаг ипотечных агентств и имеющих обеспечение коммерческих бумаг (commercial mortgage-backed securities) в объемах, необходимых для бесперебойного функционирования рынка, стимулируя таким образом эффективный переход денежной политики к формированию более общих финансовых условий». В переводе на русский с этого «птичьего языка» данное заявление Федерального резерва означает: американский Центробанк будет оказывать прямую денежную помощь американской экономике.

Учебники по экономике, описывая деятельность современных центробанков, говорят, что они напрямую с компаниями разных отраслей экономики не общаются. Они работают с коммерческими банками, которые, в свою очередь, взаимодействуют с компаниями (предоставляют кредиты, покупают корпоративные бумаги, открывают расчётные и иные счета и т. д.). Однако эти учебники морально устарели. Так, Банк Японии давно работает с компаниями, приобретая их корпоративные бумаги (в основном облигации, но в последнее время и акции). Чтобы соблюсти приличия, японский Центробанк делает это не напрямую, а через биржевые инвестиционные фонды (ETF) – посреднические структуры. На сегодняшний день Банк Японии, между прочим, является самым крупным акционером японских компаний, акции которых котируются на фондовой бирже. Похожая схема используется и Национальным банком Швейцарии (НБШ). Только швейцарский Центробанк пошёл ещё дальше: он приобретает корпоративные бумаги не только швейцарских, но и иностранных компаний. Прежде всего, американских.

Кажется, на такую схему работы переходит и ФРС. Последствия перехода на новую схему ещё трудно оценить. Я уже писал, что ФРС США совместно с американским Минфином создают ряд механизмов (facilities), которые позволят скупать корпоративные бумаги разных видов за счёт кредитов ФРС.  Основу таких механизмов составляют компании специального назначения (Special Purpose Vehicles, SPV). Уставной капитал компании SPV формируется за счет бюджетных средств. С юридической точки зрения это компании американского казначейства. Под каждый доллар капитала SPV Федеральный резерв выдает компании кредит в объеме 10 долларов (кредитное плечо 1:10). Полученные кредиты будут использоваться компаниями SPV для покупки самых разных ценных бумаг: 1) корпоративных бумаг при их первичном размещении на рынке; 2) корпоративных бумаг вторичного рынка; 3) коммерческих бумаг; 4) муниципальных бумаг; 5) бумаг, эмитированных под гарантии Администрации малого бизнеса (SBA); 6) прочих бумаг.

Такая схема сотрудничества Федерального резерва и американского казначейства отражена в Законе о помощи и смягчении последствий пандемии коронавируса и экономической безопасности (The Coronavirus Aid, Relief and Economic Security [CARES] Act). Закон был подписан Трампом 27 марта 2020 года. В общей сложности американское казначейство получило для борьбы с пандемией и её экономическими последствиями 2,2 трлн. долл. В законе CARES 454 млрд. долл. предназначены для капитализации SPV; следовательно, можно предположить, что максимальный объём кредитов, которые могут получить новые компании, превысит 4,5 триллиона долларов. Упомянутая сумма примерно равна величине всех активов ФРС на начало 2020 года. Следовательно, возможности закона CARES будут использованы по максимуму, активы Федерального резерва должны удвоиться, достигнув 9 триллионов долларов.

Однако не следует забывать, что ФРС ещё проводит акцию «количественного смягчения», не лимитированную ни сроками, ни суммами. Напомню, что программы «количественных смягчений» (КС) проводились Федеральным резервом в 2008-2014 гг. и заключались в том, что американский Центробанк скупал казначейские облигации США и долговые бумаги американских полугосударственных ипотечных агентств. Тогда в результате реализации программ КС активы ФРС увеличились с 0,8 до 4,3 трлн. долл. Федеральный резерв надулся как мыльный пузырь. Надувание «пузыря» возобновилось более года назад, но тогда были определены предельные суммы возможных закупок бумаг. Теперь, как можно понять, решения принимаются американским Центробанком ситуативно. Уже в начале апреля активы ФРС превысили 6 трлн. долларов. С учётом запуска программ скупки корпоративных бумаг и продолжения программы КС можно смело утверждать, что активы ФРС США могут удвоиться по сравнению с величиной 6 трлн. долларов, которая сегодня многим кажется фантастической.

И ещё один вопрос: откуда американское казначейство США возьмёт деньги для реализации мероприятий, определяемых законом CARES (в том числе деньги для капитализации компаний SPV)? Да за счёт все той же ФРС, которая будет покупать облигации американского казначейства. Эксперты ожидают, что по итогам текущего финансового года государственный долг США может увеличиться на 3 трлн. долл. На следующий год – ещё на такую же величину. Если так будет продолжаться несколько лет, доходная часть американского бюджета станет формироваться не за счёт налогов, а с помощью займов, предоставляемых Федеральным резервом.

Если довести наши рассуждения до логического конца, получается интересная картина: корпоративный бизнес Америки – это пузырь, американский бюджет – также пузырь. Оба пузыря надуваются печатным станком ФРС. При этом и сам Федеральный резерв становится гигантским пузырём. Вот такой финансовый театр абсурда. Или американская финансовая антиутопия. Эксперты в США называют ближайшее будущее Америки более политкорректно: финансовый посткапитализм.

P.S. Картину американской финансовой антиутопии следует дополнить еще одним штрихом. В описанной схеме нет места знаменитым банкам Уолл-стрит, на смену им приходят компании SPV. Банки Уолл-стрит оказываются «пятым колесом в телеге» американского посткапитализма.

Фото: глава ФРС Джером Пауэлл, REUTERS/Leah Millis

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.