header
Государственный переворот в Мали
"95429"
Размер шрифта:
| 29.08.2020 Политика 
1563
5
5
1
40
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Государственный переворот в Мали

Сознательно проводившийся развал армии – главной политической силы страны – стал одной из причин нового переворота

18 августа в Республике Мали – одной из крупнейших по территории стран Африки – произошёл государственный переворот. Военные блокировали президента страны Ибрагима Бубакара Кейту и премьер-министра Бубу Сиссе. Глава малийского государства сопротивлялся недолго: уже через несколько часов он объявил, что уходит в отставку. Власть в стране перешла к Национальному комитету народного спасения во главе с полковником Ассими Гойта (на фотографии – в центре, без маски).

На третий день после переворота новые военные власти пригласили российского посла в Мали Игоря Громыко на встречу, которая прошла на территории военной базы города Кати. Глава Национального комитета народного спасения полковник А. Гойта по своей инициативе проинформировал посла РФ о причинах, побудивших военных отстранить от власти главу государства и правительство, а также о планах по восстановлению порядка в стране и налаживанию работы органов государственной власти.

Трудно сказать, насколько разъяснения главы нового военного правительства были убедительными. Официальное сообщение МИД РФ не сообщает об их содержании. Однако ситуация в Мали в последнее время развивалась таким образом, что новый государственный переворот представал неизбежным. 

Заметим, что постоянный представитель России в СБ ООН всего несколько недель назад назвал Мали и соседние Буркина-Фасо и Нигер «буквально прифронтовыми странами».

В начале 2000-х годов находившаяся на задворках мировой политики Республика Мали превратилась в одну из невралгических точек глобальной преступности. В регион Сахеля (прежде всего, на севере Мали) перебазировались запрещённая в России «Аль-Каида»*, затем запрещённое в России «Исламское государство»* (в формате его африканских «провинций»). Кроме того, Мали обеспечивает мировой наркотрафик. Регулярно задерживаются тонны гашиша, но главный товар малийского транзита – кокаин. В официальных документах ООН упоминаются связи между наркотрафиком и государственными службами безопасности…

Переворот 18 августа – не первый в Мали. Первый переворот произошёл через восемь лет после завоевания страной независимости – в 1968 году. Социалистические преобразования первого президента Мали Модибо Кейты были прерваны лейтенантом Муссой Траоре, установившим свою власть на 23 года. В 1992 году М. Траоре (уже генерал-лейтенанта) свергли свои же военные, которые ввели многопартийную систему. В 2012 году произошёл третий переворот. На этот раз военные свергли президента Амаду Тумани Туре (бывшего генерала, отстранившего в 1992 году Муссу Траоре, но отдавшего власть гражданскому правительству). 

Политическая роль армии в Республике Мали проявляется особенно ярко: военные четырежды корректировали гражданских, часть которых была теми же военными, сменившими мундиры на партикулярное платье. Можно усмотреть преемственность переворотов 2012 и 2020 годов; причиной обоих стали сдвиги в международном положении страны.

Среди главных участников Большой игры в Мали выступают её бывшая метрополия Франция, США, структуры глобального уровня управления – проект «Всемирного халифата» и другие, представленные такими институтами, как Международный уголовный суд (МУС). Причём ситуация в Мали находится под контролем МУС не для того, чтобы преследовать террористов, а для контроля за деятельностью правительства в борьбе с этими террористами. Цель контроля – не допустить военной победы правительства над террористическими группировками.

Такой контроль осуществляется не только со стороны МУС. В докладе Группы экспертов по Мали содержатся обвинения малийских властей в том, что они совершают военные преступления в отношении гражданского населения во время борьбы с повстанцами. Это прямое напоминание: Республика Мали посажена на короткий поводок Международного уголовного суда и представители властей страны могут в любое время оказаться в Гааге. Это касается не столько гражданских, сколько военных: обвинения против властей Мали выдвинуты не за подавление демократии и прочую шелуху, а за военные преступления.

Армия была и остаётся главной ареной столкновений в Мали. Если в 2012 году военный переворот произошёл из-за поражений армии в ходе мятежа на севере, то нынешний переворот – следствие, с одной стороны, того, что победа над мятежниками так и не достигнута, а с другой – результат ухудшения положения армии как защитницы государственного суверенитета и главной политической силы страны.

Дело в том, что армия Мали подвергается развалу в связи с политическим соглашением, достигнутым правительством и повстанческими группировками, в результате чего многие боевики были интегрированы в государственную армию. Традиции малийской армии достаточно высоки. Высший офицерский состав малийской армии в значительной части был подготовлен в СССР. Так, бывший путчист, затем всенародно избранный президент и, наконец, свергнутый в 2012 году генерал А.Т. Туре получил военное образование в Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище. А сейчас армия Мали обучается инструкторами из США и ЕС…

Малийская армия очень неоднородна и не выступает как единый политический субъект. Соглашения гражданских властей с повстанцами ещё больше фрагментируют армию, превращают её в военные крылья отдельных политических сил. По этим соглашениям 30 процентов численности армии должны составить мятежники севера. Армейское командование сопротивляется назначению на высшие командные должности бывших членов повстанческих группировок, но «международное сообщество» требует «выполнения мирных соглашений», а фактически – разгрома армии. Цель двойная – ликвидация военной силы, способной воспрепятствовать захвату севера страны исламистами, и ликвидация одной из главных политических сил страны.

Происходит процесс замещения функций армии на мятежных территориях, когда создаются вооружённые группировки по этническому признаку. Эти группировки пользуются заботливым отношением к себе со стороны Группы экспертов ООН, которая должна представлять СБ ООН объективную информацию о происходящих в стране событиях. В последнем докладе, вышедшем за несколько дней до переворота, Группа экспертов писала, что «ряд общин чувствуют себя мишенью со стороны правительства», что якобы оправдывает создание «этнических армий». Такое сочувственное отношение к «этническим армиям» включил в отчёт французский представитель, отвечающий за военную составляющую Группы экспертов. Франция вообще практически полностью контролирует в ООН информацию по Мали и является ответственным за проекты резолюций (так называемым penholder) Совета Безопасности ООН по Мали.

С рядом этнических армий правительство Мали пытается проводить совместные операции против исламистских группировок, но такое сотрудничество – вынужденное, ибо во многих случаях эти «армии» не подчиняются властям, не соблюдают элементарных норм международного гуманитарного права (например, запрет на убийство гражданских лиц). Доклад Группы экспертов буквально напичкан сообщениями о таких инцидентах, причём вина возлагается на правительство.

В ряде случаев убийства гражданского населения используются (возможно, и организуются) для смены высшего командного состава армии Мали. Так, убийство мирных граждан стало «основанием» для смещения начальника Генерального штаба армии генерала Кебы Сангаре в мае 2020 г.

Развал армии, проводившийся сознательно, и стал одной из главных причин нового переворота. В каком направлении будут развиваться события после 18 августа, покажет время.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.