header
Конный спорт не избежал коммерциализации
"72039"
Размер шрифта:
| 17.08.2021 Политика 
1277
5
5
1
12
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

О коммерциализации спорта

Размышления после Олимпиады

Начало

Было время, когда в конном спорте советские спортсмены занимали лидирующие позиции в мире. Сейчас далеко в прошлом победные выступления Ивана Кизимова, Елены Петушковой и Ивана Калиты на Олимпийских играх в Мюнхене в 1972 году, победы сборных СССР на Олимпиаде в Москве. Самое большое, чего добились российские конники за последние 30 лет, – это 6-е место Александры Кореловой и Балагура на Играх 2008 года. А на Олимпиаде в Токио у российских конников были 12-е командное место в высшей школе и 31-е место как личный результат в том же виде у Инессы Меркуловой.

Это закономерное следствие ухода государства из сферы организации спортивной жизни в стране.

Убийство Анвара Садата 6 октября 1981 года вдохновило организаторов покушения на Александра Лукашенко

Александра Корелова и Балагур, 6-е место на Олимпиаде 2008 г. в КНР

* * *

Распад СССР означал прекращение существования сборной команды по конному спорту, в которую входили представители союзных республик. Была разрушена централизованная система подготовки спортсменов, включавшая внутренние турниры, единое судейство, выезды на сборы. Финансирование команд практически прекратилось. Спортсмены-конники уезжали за границу или занимались подготовкой лошадей на продажу (берейторством). Многим выдающимся спортсменам пришлось завершить занятия спортом.

Конный спорт – один из самых дорогих видов, и если в советские времена все расходы, связанные с покупкой и содержанием лошадей, их транспортировкой на соревнования брало на себя государство, то потом это стало частным делом спортсменов и клубов. А цена лошади международного класса сопоставима со стоимостью гоночного автомобиля. Молодые, перспективные, выезженные лошади переходили в частные руки дельцов и продавались за границу.

И всё же главной бедой, трагедией российского конного спорта стало исчезновение квалифицированных тренерских кадров. С развалом общегосударственной системы подготовки прервалась традиция передачи знаний и уникальных навыков верховой езды.

К середине 1990-х годов от успехов советского конного спорта в нашей стране не осталось почти ничего: клубы закрывались, расформировывались, прекратилось государственное финансирование соревнований, по всей России можно было с трудом разыскать тридцать лошадей, способных к выполнению программы «Большого приза» и выступлению на чемпионате России.

Постепенно выправляться это положение стало усилиями энтузиастов – представителей Федерации конного спорта (ФКСР), руководителей крупных конноспортивных клубов. Сейчас число подготовленных лошадей исчисляется десятками тысяч. Есть немало талантливых всадников. Ежегодно появляется несколько новых клубов европейского уровня. Казалось бы, создались условия для успехов российского конного спорта и Олимпийских побед. Однако наверстать упущенное однажды очень непросто.

* * *

Олимпийские принципы и коммерция прошли путь от полной несовместимости этих понятий до включения спорта в систему товарно-денежных отношений. В современном мире даже главное событие в спорте – Олимпийские игры – становится бизнес-проектом, связанным с извлечением прибыли в размерах, влияющих на макроэкономические показатели страны-устроителя, и лоббируемым деловыми кругами.

Многочисленные проблемы в условиях коммерциализации спорта приводят к парадоксальным последствиям. Российские конники отправляются тренироваться в Германию, «занимать» знания у немецких мастеров, но немцы не хотят воспитывать себе конкурентов. Да и немецкая школа верховой езды сильно отличается от русской.

Всадники и клубы покупают готовых лошадей в Германии за баснословные деньги. А ведь в России остались и конные заводы, есть научная база коневодства и конного спорта. К тому же тип немецких лошадей не всегда подходит для наших всадников, и лучшие результаты российских выступающих были показаны на лошадях отечественного происхождения. Выступая за Россию, спортсмены-конники вынуждены жить за рубежом или проводить в Германии по полгода, чтобы приобрести достаточный опыт участия в крупных международных турнирах. А ведь в России уже есть достаточная инфраструктура для проведения таких соревнований, как чемпионаты Европы и мира.

С рыночной точки зрения конь – дорогостоящий товар, и всадник в любой момент может распорядиться им по своему усмотрению, не считаясь с интересами страны. Можно привести получивший широкую огласку факт продажи всадницей (мастером спорта международного класса) лошади своей зарубежной сопернице-датчанке за год до Олимпиады в Токио. В итоге сборная команда распалась, найти равноценную замену выбывшей паре не удалось.

Поступок этот осуждали, но его мотивация была весомой. Покупает, содержит и проводит подготовку лошадей, оплачивает услуги ветеринаров и поездки на международные соревнования спортсмен самостоятельно, на свой страх и риск, не имея финансовой поддержки со стороны Федерации или спорткомитета. С точки зрения рынка продажа лошади была логичным и оправданным шагом: сразу после Олимпиады её цена по законам рынка резко снизится; на следующую Олимпиаду через четыре года этого коня, возможно, и не повезут, учитывая его возраст, лучше потратить время и деньги на подготовку нескольких молодых лошадей. И где тут грань между индивидуальным предпринимательством и интересами спорта?

В связи с коммерциализацией спорта снижается педагогическая ценность тренерских занятий. Тренер, оплачиваемый учеником или его родителями, заинтересован в обеспечении «клиенту» приятного времяпровождения и быстрого успеха на клубных, ничего не значащих турнирах, чем высоких достижений в спорте. Нередко со стороны тренера можно наблюдать не стремление научить, а желание угодить; только там, где выработана соответствующая культура поведения по отношению к спортивному педагогу, такое невозможно.

В СССР Федерация конного спорта играла решающую роль в становлении и развитии этого вида спорта в стране. Авторитет Федерации и сейчас велик, но объединить клубы с частными, разобщёнными интересами (сейчас таких клубов более 1500) не представляется возможным. Непреодолимые сложности возникают задолго до решения вопроса о составе сборной, месте проведения соревнований.

Конный спорт с трудом выбирается из кризиса

Опорой конного спорта в Германии (стране-лидере спортивного коневодства) являются частные владельцы, которые самостоятельно содержат лошадей и несут все расходы, связанные с занятием конным спортом. Однако в Германии около 1,2 млн. человек регулярно занимается конным спортом, там 1,1 млн. спортивных лошадей и пони. Российские же конники – это весьма обеспеченные любители, с одной стороны, и малоимущие профессионалы – с другой. Никто не видит смысла в том, чтобы уравнять их в правах и обязанностях.

Отрицательную в развитии спорта роль играет практика поощрения всадников на внутренних турнирах. Для привлечения квалифицированных спортсменов в этом случае предусматриваются ценные призы (автомобили, квартиры). Получая подобные призы в России, спортсмены среднего по западным меркам уровня утрачивают интерес к дальнейшему прогрессу и поездкам за рубеж на международные соревнования, понимая, что за границей в условиях высокой конкуренции они выйдут из конкурса на первом же этапе.

В отличие от Германии и Нидерландов, где конные турниры собирают многотысячные стадионы, соревнования по этому виду спорта в России не имеют широкой зрительской аудитории. А в тех видах спорта, где соревнования стали массовыми мероприятиями с многочисленной армией болельщиков, состязания, как правило, превращаются в шоу с вытекающими отсюда последствиями – спонсорством, рекламой, продажей прав на участие и показ соревнований, лицензий для спортсменов, то есть со всеми чертами, присущими современному шоу-бизнесу.

Конный спорт за рубежом считается одним из наиболее аристократических видов, им занимаются представители знати, королевских семей. Им принадлежит главная роль в Международной федерации конного спорта. Достаточно перечислить президентов Международной федерации конного спорта за последние несколько десятилетий: принц Филипп, герцог Эдинбургский (1964-1986), принцесса Анна (1986-1994), инфанта донья Пилар де Бурбон (1994-2006), принцесса Хайя аль-Хусейн (2006-2014).

Вызов заключается не только в том, чтобы технически выступать не хуже западных спортсменов, а в том, чтобы доказать, что российские всадники смогут воспринять принципы Международной федерации конного спорта и Международного олимпийского движения и следовать им. Российские конники должны войти составной частью в международный конный спорт и лишь тогда можно будет говорить о каком-то качественном прогрессе. А пока они отстают по многим показателям.

Учитывая, что успех в конном спорте определяет уникальное триединство «лошадь – всадник – тренер», все составляющие этой формулы нуждаются в поддержке государства. В нашей стране имеются замечательные традиции конного спорта. Усилия наших конников подготовили эту дисциплину к вступлению в пору очередного расцвета. Есть жизненно важные для конного спорта, базовые области, выходящие за рамки деятельности Федерации, не относящиеся к компетенции Олимпийского комитета и спорткомитета. К таким относятся, в частности, вопросы, связанные с коннозаводством, начальной подготовкой спортивных лошадей. Если признать, что большой спорт относится к национальным интересам, следует признать и необходимость возвращения в эту область государства.

Конный спорт с трудом выбирается из кризиса

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.