header
В 2014 г. в Витебске на день города торжественно открыли памятник великому князю литовскому Ольгерду († 1377) в честь того, что он некоторое время был витебским князем.
"91217"
Размер шрифта:
| 03.11.2021 Мнение эксперта 
1211
4.27
5
1
11
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.27
logo

Нужно ли воздвигать в Белоруссии памятники литовским князьям?

Что это – благодарность за подчинение, дань, передачу земель инородным вельможам?

В 2014 г. в Витебске на день города торжественно открыли памятник великому князю литовскому Ольгерду († 1377) в честь того, что он некоторое время был витебским князем.

Этот правитель изображён восседающим на коне и держащим на правой руке сокола как символ мудрости и могущества. Ничего не скажешь – создаётся образ весьма поэтический. Да и по характеристике Никоновской летописи (XVI в.), князь превзошёл своих братьев, так как не упивался вином, не предавался играм, но был воздержан, мужественен и умён, благодаря чему повоевал многие страны, многие города и земли захватил, расширив литовское княжество гораздо больше, чем его отец Гедимин.

Можно уточнить, что князь Ольгерд, будучи великим князем, ходил походами против ливонских рыцарей, ударял своим копьем о стены Москвы, поразил в битве на Синих Водах татарское войско и почти втрое увеличил подконтрольную ему территорию. Не зря, однако, в летописях отмечается коварство Ольгерда, его льстивый нрав. В одно время он говорил псковским послам, что является православным, в другой раз предавал лютой казни литовцев из своего окружения за исповедание православной веры, в третий раз сурово наказывал литовцев-язычников, которые расправились с католическими монахами в Вильне. Однако дело даже не в том, достоин ли князь Ольгерд прославления в Витебске. Вопрос в том, почему вообще появились литовские князья в городах западной Руси – Бресте, Витебске, Минске, Новогрудке, Пинске, Полоцке, Слониме, что они принесли с собой и стоит ли воздвигать им за это памятники.

Что по этому поводу говорится в белорусских учебниках истории? Возьмём новейшее учебное пособие для 10 класса. Здесь красуется иллюстрация витебского памятника Ольгерду, учащимся даже даётся задание предложить собственный вид памятника этому князю. Сама мысль о том, что такой монумент не нужен или неуместен, очевидно, считается крамольной.

Великое Княжество Литовское

В учебном тексте, конечно же, отмечены правительственная деятельность великих князей литовских, строительство ими замков, военные походы. Встречаются общие фразы, что ВКЛ давало защиту от внешних врагов, обеспечивало совместное политическое, экономическое и культурное развитие литовцев и славян. Авторы определённо склоняются к утверждению, что само образование ВКЛ началось с Новогрудского княжества, даже просят, чтобы учащиеся ещё и доказали эту весьма спорную точку зрения. Одним словом, можно сделать вывод, что литовские князья – это богатыри белорусской истории. Если следовать этой логике, то памятник Миндовгу, положившему начало объединению литовских земель и присоединению земель западной Руси, сам собой напрашивается в белорусском Новогрудке.

Миндовг

Миндовг

Однако к такой картине «славного прошлого» не достаёт объяснения, что же представляло собой Великое княжество Литовское. Ведь помимо установления границ создание государства означает формирование единой структуры управления. Расширение ВКЛ на восток за счёт включения раздробленных русских земель, площадь которых в разы превышала площадь этнической Литвы, показывает, что русский элемент доминировал в населении ВКЛ. Однако в административном отношении это было не так. Во главе литовско-русского государства стоял литовский князь, его столица находилась на территории этнической Литвы, а в русских землях были посажены его наместники. Такая форма управления сложилась потому, что сама инициатива создания ВКЛ принадлежала литовским князьям и литовской знати.

В конце XII – начале XIII вв. лишённые своей доли в отцовской земельной собственности младшие сыновья из литовских семей выбирали себе военных предводителей и отправлялись в грабительские рейды в соседние земли. Однако эти предприятия были сопряжены с риском и сулили лишь временную прибыль.

Появление в Прибалтике двух рыцарских орденов, начавших завоевание литовско-латышских земель, подняло общественное значение военных вождей среди литовцев и ускорило объединение Литвы. Во главе военной коалиции местных княжеских родов стал Миндовг, устранивший конкурентов. Западнорусские города Черной Руси – Новогрудок, Гродно, Слоним, Волковыск, находившиеся в зоне проживания литовцев – были подчинены власти великого князя литовского. С укреплением здесь Миндовга прекращаются всякие сведения о местных русских князьях. Вместо них появляются литовские наместники. Так, Миндовг оставил вместо себя в Новогрудке сына Войшелка.

Литовские правители, потерявшие владения в Литве в ходе междоусобиц, оседали со своими дружинами в более отдалённых русских городах – Полоцке, Витебске, Пскове и др. Во всех русских областях великие князья наблюдали сложившийся порядок управления и распределения княжеских доходов, который стали вводить и в литовских землях. Вместо непостоянных прибылей от грабежа соседей в пользу литовского князя стала поступать регулярная дань. Поддерживавшая его знать и дружина теперь получали постоянное содержание. Так во второй половине XIII в. начало формироваться ядро ВКЛ, состоявшее из собственно Литвы и подчинённых западнорусских городов Чёрной Руси.

В XIV в. продолжилось территориальное расширение ВКЛ. В 1307 г. литовский князь Витень вступил в Полоцк по приглашению самих полочан, чтобы изгнать оттуда немцев. При Гедимине (1316–1341) в состав ВКЛ вошли Витебск, Минск, Борисов, Пинск, Друцк, были захвачены Брест и Кобрин. При Ольгерде (1345–1377) ВКЛ увеличилось ещё больше приобретением Волыни, Подолья, Киевщины и Черниговских земель.

В одних случаях горожане сами выходили навстречу литовскому войску с изъявлением покорности, в других это происходило после продолжительной осады. Вслед за главными городами литовским князьям присягали и зависящие от них «младшие» города или пригороды. Подчинением великому князю литовскому они спасались от литовских набегов и разоренья. Новые правители не вмешивались во внутреннее управление, не нарушали привычного уклада жизни. Это было естественно, ведь литовским князьям от покорённых была нужна дань, которую они могли регулярно получать в виде «подданщины» или «полетнего» только при сохранении существующего порядка. Другой повинностью, которую налагали литовские князья, была обязанность высылать воинов для участия в военных походах. Соединённое литовско-русское войско неоднократно отмечали рыцарские хронисты. Об этих повинностях в пользу князей ВКЛ (фискальной и военной) почему-то умалчивается в новейшем учебном пособии по истории Беларуси.

Для сбора дани литовские князья не объезжали все города своего государства, они назначали туда наместников. Те производили суд именем князя и собирали для него определённые пошлины. Наместниками становились княжеские приближённые – сыновья самого князя, литовские бояре. Такая форма прямого литовского управления была заведена в западнорусских землях, подчинённых великими князьями раньше других – в Новогрудке, Гродно, Бресте, Минске. Около половины территории современной Беларуси, её западная часть, по этой причине стала называться «Литвой». Другие земли, лежащие к востоку от Березины, сохранили своё исконное наименование «Русь», «русская сторона». Например, в Полоцке и Витебске власть назначенных князем наместников была значительно ограничена в пользу местного самоуправления.

Князь Кейстут

Князь Кейстут

Ещё одной чертой литовского владычества в западной Руси стало распространение обширных имений, принадлежащих литовской аристократии. Великий князь Ольгерд (столица Вильна) и его брат Кейстут (столица Тракай) заключили соглашение, что все приобретённые земли они будут делить пополам. В результате образовались два княжества – Виленское и Тракайское, к которым стали приписываться области западной Руси. В состав первого вошли Полоцк, Витебск, Логойск, Минск, Слуцк, Мстиславль, в состав второго – Брест, Каменец, Волковыск, Новогрудок, Слоним. На этих территориях литовские князья стали раздавать владения своим приближённым. Количество родовитой литовской знати было относительно невелико. Городельский привилей 1413 г. насчитывает 47 таких родов. Некоторые из них по своему земельному богатству значительно превосходили владения русских князей, присягнувших на верность князьям литовским. Радзивиллы, Остиковичи, Ходкевичи, Гаштольды, Кезгайлы выставляли на войну больше воинов, чем удельные князья Олельковичи Слуцкие или вся земля Полоцкая и Витебская. Владения литовских панов находились как раз на территории Виленского и Трокайского княжеств; эти паны получили значительное приращение от раздачи западнорусских земель великими князьями литовскими.

В белорусских народных преданиях и легендах отразилась память о тех временах, когда земли западной Руси были «под Литвой». В частности, как литовские князья делили западнорусские земли и города (предание об основании Молодечно), как пришельцы из Жемайтии захватывали земли у местных бояр (например, предание о начале Бакшт). Запомнились и тяжёлые повинности по строительству каменных замков, когда каждый местный житель обязывался приносить с собой камень определённого размера (предание о строительстве замка в Лоске).

Так что хотели увековечить те, кто установил памятник Ольгерду в Витебске? О каком совместном развитии вещает современное учебное пособие по белорусской истории? Или это благодарность за подчинение, дань, передачу земли инородным вельможам?

Заглавное фото: памятник Ольгерду

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.