header
Обратимо ли украинство
"156943"
Размер шрифта:
| 26.01.2022 История и культура 
3826
5
5
1
4
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Обратимо ли украинство

К очередной годовщине Переяславской рады Институт стран СНГ провёл конференцию на тему «неизбежности Нового Переяслава». Мероприятие было приурочено также к открытию в данном аналитическом центре «Малороссийской библиотеки». Как указывалось в анонсе, «собрания трудов великих малороссийских и карпаторусских, белорусских историков, филологов и богословов, убедительно доказывающих факт исторического и культурного единства великороссов, малороссов и белорусов и искусственность доктрин “украинства” и “змагарства”». Основу библиотеки (уже открытой в PDF-формате для свободного доступа) составили книги из личного собрания политолога Кирилла Фролова и коллекций его коллег по институту.

Малороссийская библиотека

Ведущий конференции завотделом Украины Института СНГ Иван СКОРИКОВ сформулировал основной вопрос дискуссии следующим образом: обратимо ли украинство как состоявшаяся реальность и следует ли в этой связи отказаться от понятия «Малороссия», оставив его писателям времён Н.В. Гоголя и историкам того времени.

Иван Скориков

Заместитель директора института Владимир ЖАРИХИН в связи с этим напомнил о недавнем труде члена Общественного совета при Федеральном агентстве по делам национальностей д-ра ист. наук Алексея Миллера, где говорится, что «понятие “малоросс” умирало долго и мучительно (хоть и не само по себе: его вытравливали) и в итоге как вариант самоидентификации сегодня уже умерло».

Когда как не сейчас

«Миллер не совсем прав, – считает Жарихин. – Вопрос актуализировался в связи с поднятием на щит “украинца как единственного представителя этой территории. И сейчас самое время обсудить этот вопрос: Минский процесс закончился, и начинается некий новый процесс, при котором понятия “малоросс” и “Малороссия” засияют новым светом».

Владимир Жарихин

В ответ пессимистам, утверждающим, что «Украина и украинцы – состоявшая реальность», завотделом по взаимодействию с церковью Института стран СНГ Кирилл ФРОЛОВ предложил начинать «воскрешение Малороссии» (название книги Олеся Бузины, которого также с благодарностью вспомнил Кирилл) с себя: «Поменьше “Украины”! Давайте писать и говорить “Малороссия”, “Новороссия”, “Подкарпатская Русь”, “Западная Россия” (а не советское «Белоруссия»). Используем историческую лексику. А “Украину” – оставим только для тех случаев, когда речь идёт о современных документах. И тогда, по словам крупнейшего малороссийского историка А.В. Стороженко (1857-1926), “украинский туман рассеется, и русское солнце взойдет”».

Кирилл Фролов

Бывший киевский, а ныне московский журналист Александр ЧАЛЕНКО заявил, что «вся эта библиотека Кирилла Фролова к нашей сегодняшней борьбе имеет примерно такое же отношение, как труды Тацита и Тита Ливия к процессам, происходящим в современной Италии… Ни для Украины, ни для украинцев сейчас не существует никаких малороссов. Ещё сто лет назад были, а сейчас нет. За советское время произошла не только украинизация, но и… русификация. Что я имею в виду: когда слушаешь, скажем, Захара Прилепина или его российских единомышленников, то создаётся впечатление, что они хотят освобождать в Малороссии и Новороссии великороссов. Так вот, если вы хотите «освобождать великороссов», лучше туда не идите. Потому что никаких великороссов вы там не найдёте. Там живут просто русские. Ещё мой прадед был малороссом (хотя не понимал, что это такое). Он был крестьянин, у него был ограниченный словарный запас. Он говорил на малороссийском наречии. Русскими же стали те малороссы, которые усвоили русскую культуру (моя бабушка, моя мама, я). Мои бабушки, которые родились в суржикоязычных семьях, никогда не говорили между собой на суржике. Они уже были горожане и говорили на русском языке. Потому что они усвоили русскую культуру. Для вас – великороссов, это культура Великороссии. А мы это понимаем по-другому. В результате модернистских реформ Петра Первого и появилась русская культура. За что мы вам благодарны».

О решающем вкладе малороссов в создание общерусской культуры Александр, будем считать, «забыл».

Александр Чаленко

«А во время сталинской модернизации, когда массы великороссов, малороссов, белорусов двинули в города, они там усваивали русскую культуру», – продолжил Чаленко, из чего следовало, что и великороссы усваивали русскую культуру в городе. Но к какой же тогда культуре они принадлежали на селе? Очевидно, Александр сам путает общерусскую культуру, общерусский литературный язык с культурой и диалектами субэтноса великороссов. И «поэтому мы должны говорить, что не малороссы там проживают, а русские люди. Я это знаю, потому что прожил там почти 50 лет. Мы единый народ».

Киевский публицист Дмитрий СКВОРЦОВ, известный своей давней дружбой с Чаленко, пояснил: «Александр Эдуардович родился и провёл юность в Донбассе – а это сплошная промышленная агломерация. Остальные тридцать лет из своих “пятидесяти на Украине” он прожил в Киеве. Вот и экстраполирует своё знание на всю территорию, которой, вообще-то, незабвенный посол США Джеффри Пайетт предрёк статус “аграрной супердержавы”. С супердержавой не сложилось, но аграрным придатком пока быть получается. И именно в преимущественно сельскохозяйственных регионах (а это и есть исконная Малороссия) сохраняются субэтнические отличия малороссов от других русских субэтносов. Города действительно “плавильные котлы”. Но с таким же успехом, как раньше, они выплавляли русских, сейчас они производят украинцев. Поэтому не следует тешить себя иллюзиями насчёт лёгкости путей излечения “единого народа”. Именно для долгосрочной кропотливой работы по восстановлению исторической и этнической памяти нужны такие библиотеки, как “Фроловская”».

Дмитрий Скворцов

Поддержав Фролова и в его инициативе возрождать исконные топонимы и этнонимы, Скворцов предложил не останавливаться: «Мы должны благодарить нынешних декоммунизаторов Украины. Переименовали они советский Днепропетровск в Днипро, а Кировоград в Кропывныцькый, так что же и нам разом ломать язык? Чем не прекрасный повод вернуть в обращение «Екатеринослав» и «Елисаветград»? Заодно, кстати, и Мирный вспомнить, Гурьев, Семиречье.… В ответ на кое-чью латинизацию. Так что по поводу “Украина – это уже реальность” следует отвечать просто: “Делай что должно, и будь, что будет”. И начинать с себя. Потому что украинство буде жить, пока памятники Шевченко будут ставиться в РФ, как это совсем недавно произошло в Новосибирске».

Иван Скориков уточнил, что в Новосибирске в декабре 2021 года открыли и сквер им. Шевченко, и одноимённую библиотеку, хотя город появился спустя 30 лет после смерти Тараса Григорьевича. Однако Скворцов явно имел в виду не культурно-исторические связи между Шевченко и конкретным российским городом, а патологическую русофобию украинского идола.

По мнению пресс-секретаря Всемирного русского народного собора Юрия КОТА, «современные памятники и скверы им. Шевченко – это наследие той советской идеологии, согласно которой украинцы и русские – два братских народа, а не единый народ: «Уже и Путин в своей статье написал, что мы единый народ. Нет же, продолжают…»

Юрий Кот

«В той же статье Владимир Владимирович упомянул русинов, – напомнил Иван Скориков, – после чего я обратился в Россотрудничество с предложением комплекса мероприятий среди русинов Словакии, Польши, Венгрии, Сербии… И знаете, что мне ответили? “Русины не являются российскими соотечественниками. Поэтому пусть ими занимается Словакия, Польша…” (да уж, знатные сторонники объединения русского народа! – В.Б.)».

Духовник Союза православных братств игумен КИРИЛЛ (Сахаров) вернул разговор к теме библиотеки: «Любое серьезное дело требует фундаментальной основы. Это касается и церковного вопроса. Сегодня каждый клирик УПЦ (МП) нуждается в популярной апологии русскости и критики автокефалии. Хотя бы в сжатом виде. Чтобы священник не плавал в вопросе автокефалии – почему она неприемлема. В эти пособия должны войти и контраргументы по всем тем тезисам, которые ныне выдвигают автокефалисты и сепаратисты. Но чтобы изложить всё это в виде «карманных» книжечек, следует основываться на фундаментальных трудах».

Либо малороссы, либо враги

Выступление ведущего эксперта Института стратегических исследований при Президенте РФ Олега НЕМЕНСКОГО также во многом было посвящено опровержению тезисов Чаленко, коль уж тот оказался «осязаемым» оппонентом. «Главное оружие украинства – даже не «иная трактовка истории», а откровенная наглая ложь, – пояснил Олег Борисович. – Поэтому материалы о том, как было на самом деле, имеют огромную силу – когда вдруг оказывается, всё не так как рассказывали в украинской школе».

Что же касается «сплошных русских» на Украине, то, как подчеркнул Неменский, «существуют миллионы людей, которые выросли в украинской идентичности. «Игнорировать этот факт самоубийственно. Тем более что это не “не русские” даже, а “антирусские” (поэтому, кстати, те, кто живёт ещё советскими представлениями и не понимают, почему никакой “дружбы украинского и российского народов” быть уже не может)».

«Нельзя сводить русскость и русский литературный язык к великороссам, – указал эксперт РИСИ ещё на одну фундаментальную ошибку Чаленко. – Русская культура не имеет чёткой географической, этнографической привязки. Тогда как великороссы – это центральная Россия. В отличие, скажем, от тех же казаков. Если бы апологеты «отдельной казачьей нации» стали писать свои труды не в 20-е, а в 10-е годы, большевики создали бы и из них “отдельный народ” и отдельную республику.

Неменский призвал «работать не только по украинству» (хотя указал на него, как на главный вызов русскому единству), но и «с пониманием русскости», чтобы она не отождествилась с великорусскостью: «Увы, наше самосознание сводится к Карамзинской истории России. Подкарпатская Русь, Литовская Русь и так далее – вне нашего самосознания. Вот и получается, что, когда человек называет себя украинцем, он ощущает свою принадлежность к Европе. Когда же русским – только к вышеуказанному искусственно суженному самосознанию.

И пока мы не решим проблем с нашей русской идентичностью (как не исключительно великорусской), нам будет сложно что-то предложить нашим собратьям. Потому что, когда мы им “навязываем русскость”, они полагают, что их привязывают к великорусской традиции. А они не хотят ощущать себя “москалями”».

Остроты дискуссии придало выступление политолога, исламоведа, эксперта по деструктивному влиянию социальных сетей на молодежь Яны АМЕЛИНОЙ, которая в конце 1990-х – начале 2000-х была пресс-секретарём Русского движения Украины. Она считает, что украинство уже необратимо. К великому её сожалению, никакие библиотеки не способны обратить этот процесс вспять, потому что новые поколения общаются не академическим слогом, а «лайками», «мэмами», «луками» и т. п. из арсенала «Инстаграма» и «Тик-тока».

В ответ на «констатацию необратимости украинства» Кирилл Фролов привёл пример миллионов советских людей, которые были неверующими, а, получив доступ к Писанию и Преданию, стали верующими. «Значит, обратимо и украинство. В этом и состоит задача библиотеки».

Политолог, экономист Александр ДУДЧАК в свою очередь заметил, что «научные труды не пишутся мэмами, а для того, чтобы работать в формате «Инстаграма» и «Тик-тока» всё равно нужна исходная информация».

«В любой сети оппонента можно ткнуть в ссылку и пусть уже дальше самопросвещается», – поддержал Дудчкака Иван СКОРИКОВ.

Представитель Корпорации православного действия Максим МАРКОВ, согласившись с необходимостью библиотеки, указал на первоочередную потребность в учебниках истории. Особенно для Малороссии: «Их уже сейчас нужно разрабатывать. Скажу на примере Новороссийских республик. Министр образования ДНР жаловался: “У нас вся литература на украинском. Сплошная западенская пропаганда, а то, что приходит из России, порой не лучше по качеству. Тот же братский украинский народ и украинская история Донбасса”».

Убереги нас от «пророссийских сил»

Разумеется, затронута была и тема белорусского («литвинского») «змагарства». Православный философ из Минска Дмитрий КУНИЦКИЙ рассказал об «очень серьёзных процессах по возвращению исторической памяти» в Белоруссии: «На днях Лукашенко провёл огромное совещание по политике исторической памяти. Обозначен поворот в сторону славянофильского западнорусского самосознания и соответствующей исторической политики. В том числе в образовании и культуре (и здесь нужна помощь всего патриотического сообщества Русского мира, особенно, малороссов, находящихся на передовой исторического спора с теми же силами, которые хотят оторвать Белоруссию). Было заявлено о создании Общественного совета по исторической политике в Белоруссии. Отметим, что в прошлом году по решению митрополита Минского Вениамина была создана Синодальная историческая комиссия, которой нет аналогов. И есть надежда, что её представители тоже войдут в указанный Совет».

Что же касается Украины, то белорусский участник, веря в её скорое «переформатирование», высказал следующее предостережение: «Есть большая опасность, что уже в освобождённой Малороссии (или в той части, которая будет освобождена) и в Новороссии государственное переучреждение и дальнейшее государственное строительство могут перехватить те, кто, собственно, довёл до Майдана: олигархат, обслуживающая его (либеральная по своим внутренним убеждениям) интеллигенция, перебежавшие в ОПЗЖ «регионалы», неправославные и нерусские люди. В том числе и те, кто бежал в 2014 году в Российскую Федерацию. И способствовать в этом им будут агенты Запада или просто симпатизанты Запада, в том числе из Кремля. Православно-патриотическое движение должно быть готово этому противостоять. Мы уже сейчас должны разрабатывать некий план действий, чтобы подобное не прошло».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.