header
Протесты шиитов в Ираке
"114616"
Размер шрифта:
| 02.02.2022 Политика 
2876
4.8
5
1
10
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.8
logo

Ирак – и вновь продолжается бой...

В Ираке не прекращаются взрывы и нападения, а Китай уверенно расширяет своё присутствие в этой стране

С момента окончания голосования на внеочередных всеобщих выборах в Ираке прошло уже больше трёх месяцев, но лишь 9 января удалось созвать первую сессию парламента нового созыва, на которой спикера Мухаммеда аль-Халбуси переизбрали на новый срок. Первым заместителем спикера избрали Хакима аз-Замили (представитель движения М. ас-Садра), а другим заместителем стал Шахаван Абделла, депутат от Демократической партии Курдистана (ДПК).

Казалось бы, сделан важный шаг вперед. Президент ДПК Масуд Барзани назвал сессию «основой для построения светлого будущего, которое будет способствовать укреплению демократии и партнёрства в стране», а Муктада ас-Садр, чьё движение получило в парламенте 73 места, отметил прогресс на пути к «формированию правительства, свободного от сектантства и коррупции».

Однако два депутата подали в суд, утверждая, что в ходе голосования были допущены грубые юридические нарушения. Заявление было принято, и 13 января Федеральный верховный суд приостановил полномочия руководства парламента. Спустя неделю суд отложил рассмотрение дела, мотивировав тем, что истцы не представили доказательств. Ситуацией не замедлили воспользоваться разные «агитаторы», используя привычный набор средств убеждения – ракетные обстрелы и вооружённые нападения.

13 января почти одновременно в Багдаде были атакованы штаб-квартиры двух основных суннитских партий – «ат-Такаддум» Мухаммеда аль-Халбуси и «Аль-Азим», лидер которой Хамис аль-Ханджар вступил в коалицию с первой. В обоих случаях нападавшие применили ручные гранаты, но от боя с охраной уклонились. В тот же день подверглось нападению представительство ДПК в Багдаде, а несколько ракет были запущены в направлении посольства США, причем одна взорвалась в близлежащей школе – пострадали ребёнок и женщина.

Вечером 16 января в Багдаде взорвали два отделения курдских банков; жертв нет, но зданиям и припаркованным поблизости автомобилям был нанесен серьёзный ущерб. В провинции Мусанна неизвестные боевики напали на резиденцию лидера проиранской шиитской группировки «Ансар аль-Марджаийя» Хамида аль-Ясири, перестрелка с охраной продолжалась около часа, о жертвах не сообщалось. Инцидент совпал с необъявленным краткосрочным визитом в Ирак командующего иранскими силами «Аль-Кудс» генерал-майора Исмаила Каани. Он провёл серию встреч с шиитскими лидерами и посетил в священном для шиитов городе эн-Неджеф могилу Абу Махди аль-Мухандиса, который занимал второй по значимости пост в руководстве проиранского «народного ополчения» и был убит вместе с предшественником Каани генералом К. Сулеймани в результате авиаудара США в январе 2020 года.

19 января неизвестные атаковали офис Шахавана Абделлы, только что избранного вице-спикера парламента Ирака. Инцидент произошел в Киркуке, где этот курдский депутат в октябре 2021 года набрал более 37 тыс. голосов и стал самым популярным в провинции. 25 января Федеральный верховный суд, поразмыслив, все же объявил первую сессию парламента конституционной и отклонил поданный иск. Спустя несколько часов террористы обстреляли резиденцию спикера парламента М. аль-Халбуси в его родной провинции Анбар – по дому были выпущены четыре НУР, четыре человека, в том числе ребенок, получили ранения.

Вот на таком фоне 31 января в Багдаде объявили, что окончательный список кандидатов на пост президента Ирака уже согласован и насчитывает 25 претендентов, а голосование должно состояться 7 февраля на специальной сессии парламента. Особенностью является то, что, согласно нынешней Конституции страны, написанной под диктовку оккупационной администрации Пола Бремера, президентом может быть только курд. Соответственно, основная борьба развернётся между ставленниками двух основных курдских партий – ДПК, получившей 31 место на последних выборах в Ираке, и Патриотического союза Курдистана (ПСК), получившего 17 мест. У каждой партии есть свои кандидаты и борьба ожидается острой, победителю необходимо получить не менее двух третей голосов законодателей.

Согласно статье 67 Конституции, «Президент Республики является главой государства и символом единства страны, и представляет суверенитет страны. Он должен гарантировать сохранение независимости, суверенитета, единства и безопасности Ирака». Кандидат должен быть иракцем по рождению, старше 40 лет, иметь хорошую репутацию и политический опыт, «быть известным своей честностью, справедливостью и верностью Родине». Одним из первых среди зарегистрированных кандидатов от ДПК оказался 68-летний Хошияр Зибари. Он возглавлял МИД в период с 2004 по 2014 год, и многим иракцам памятен громкий скандал, когда выяснилось, что на ключевые посты в посольствах Ирака в Лондоне, Бейруте и ряде других стран были назначены родственники министра, а штат посольства в Канаде и вовсе был укомплектован исключительно его родственниками. Не обошлось без мутных историй и в бытность Х. Зибари главой Минфина (до сентября 2016 года), но, видимо, более достойного кандидата у ДПК не нашлось. При этом именно Хошияра Зибари иракские политологи рассматривают как наиболее вероятного следующего президента.

Памятуя о своих обещаниях ужесточить борьбу с коррупцией, федеральные власти доложили о достигнутых результатах. В декабре 2021 года были выданы ордера на арест 23 высокопоставленных лиц, включая министров, депутатов парламента и губернаторов. Однако оказалось, 20 из них уже покинули страну вместе с миллиардами похищенных долларов. Наиболее часто вспоминают бывшего губернатора Басры Маджида ан-Насрауи, который в 2017 году вместе с домочадцами сбежал в Австралию, гражданином которой он по случайному совпадению оказался. Сумма похищенного этим «слугой народа» оценивается в 1,2 млрд. долларов. Отдуваться пришлось бывшему заместителю министра энергетики, которого 5 января приговорили к шести годам тюремного заключения и штрафу в размере 10 млн долларов. По иронии судьбы подсудимый перед арестом являлся советником премьер-министра М. аль-Кязыми.

Помимо «агитационных» обстрелов и нападений на офисы различных политических сил, сохраняется активность «спящих ячеек» запрещенного в России «Исламского государства»*. Если за весь 2021 год боевики ИГ совершили 257 терактов (данные министерства пешмерга), то и в наступившем году деэскалации не наблюдается. В январе безвозвратные потери иракской армии составили 18 солдат и офицеров, причем 21 января в провинции Дияла произошел вопиющий случай. После полуночи террористы атаковали штаб батальона 2-й пехотной бригады 1-й пехотной дивизии и расстреляли 12 военнослужащих, после чего забрали оружие, документы и скрылись. Никакого сопротивления оказано не было, штаб спал.

В течение января трижды подвергалась ракетному обстрелу с применением НУР и БЛА авиабаза «Айн аль-Асад» в провинции Анбар и пять раз – международный аэропорт Багдада. И там, и там присутствуют военнослужащие НАТО, но министр обороны Ирака назвал эти нападения «политическими шагами», не имеющими отношения к присутствию американских военных. Возможно, министр прав: 28 января в результате очередного ракетного обстрела столичного аэропорта один из пассажирских авиалайнеров получил серьёзные повреждения. Пострадали также взлетно-посадочная полоса, рулежная дорожка и стоянка авиатехники. Здесь нельзя не привести комментарии официальных структур, которые могли бы показаться забавными, даже смешными, не касайся они серьезных вещей.

Одно из повреждений фюзеляжа пассажирского самолета, Багдад, 28.01.2022

Одно из повреждений фюзеляжа пассажирского самолета, Багдад, 28.01.2022

В Багдаде выпустили заявление, в котором сказано: «Этот террористический акт направлен на то, чтобы подорвать усилия правительства по восстановлению региональной роли Ирака, помешать усилиям Iraqi Airways быть в авангарде стран в области транспорта и аэронавигации».

Миссия ООН отметилась в своем стиле: «Выражаем глубокую обеспокоенность нынешней волной нападений на офисы политических партий, жилые дома и предприятия в Ираке, а совсем недавно ракетным обстрелом международного аэропорта Багдада. Важно, чтобы все заинтересованные стороны вышли за рамки осуждения и быстро объединились, чтобы разоблачить тех, кто за этим стоит».

Kuwait Airways с 28 января приостановила полеты в Ирак из-за опасений по поводу безопасности в связи с растущим числом нападений на международный аэропорт Багдада, но премьер Мустафа аль-Кязыми призвал другие страны не вводить ограничения на авиасообщение. По его словам, это станет «вкладом в удержание терроризма от достижения его целей», а ракетные обстрелы являются «попыткой поставить под угрозу соответствие иракских аэропортов международным стандартам». Показательна позиция пилотов авиакомпании Iraqi Airways. Они провели 1 февраля трехчасовую забастовку, выдвинув список требований, но все они касаются управленческих и финансовых проблем. Тема ракетных обстрелов ими не затрагивалась – нельзя же требовать невозможного.

Тем временем КНР уверенно расширяет свое влияние в Ираке, удерживая первое место среди иностранных инвесторов. Только в 2021 году китайские инвестиции превысили 20 млрд долл., и компании из Поднебесной наращивают своё присутствие, приобретая самые перспективные активы. 20 января в Багдаде объявили о подписании соглашения с китайской Sinopec на разработку газового месторождения Аль-Мансурия, расположенного в провинции Дияла. Акции разделены между Basra Oil Company и Sinopec в соотношении 51 и 49 процентов соответственно. Особо следует отметить, что китайская компания получила этот контракт после того, как Ирак расторг соглашение, уже подписанное с группой во главе с Turkish Petroleum Corp (TPAO).

Заглавное фото: REUTERS/Saba Kareem

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.