header
Подводные скалы признания ДНР и ЛНР
"120851"
Размер шрифта:
| 20.02.2022 Политика 
6953
5
5
1
11
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Подводные скалы признания ДНР и ЛНР

Экспертное сообщество разделилось во мнениях

В день, когда Госдума РФ приняла обращение к президенту РФ о признании Луганской и Донецкой народных республик, Институт стран СНГ провёл круглый стол политических экспертов. Константин Затулин, Михаил Погребинский, Евгений Копатько, Родион Мирошник, Модест Колеров, Сергей Марков, Андрей Бакланов, Кирилл Фролов, Александр Дудчак, Алексей Селиванов, Иван Скориков, Дмитрий Скворцов разошлись во мнениях о плюсах и минусах инициативы российского парламента.

Так, в ответ на предположение ведущего конференции завотделом Украины Института СНГ Ивана СКОРИКОВА о том, что признание ЛДНР может быть воспринято как срыв Москвой Минского процесса, представитель ЛНР в Минской трехсторонней группе Родион МИРОШНИК ответил: «Это лишь трактовка: текст соглашений не позволяет утверждать, что признание республик тождественно их выходу из Минского процесса».

Родион Мирошник (слева) и модератор конференции Иван Скориков

Родион Мирошник (слева) и модератор конференции Иван Скориков

Мирошник заверил, что в Донбассе признания республик ждут давно: «Данное решение созрело. К нему подталкивает и саботаж Украиной работы в Минском формате. Но важно, чтобы за этим решением стояло чёткое понимание, какие риски за этим последуют и что будет делать Россия: чем признание будет наполнено в политическом, социальном, гуманитарном отношении». Вместе с тем, по мнению Родиона Валерьевича, «эти вещи могли бы работать и без признания республик». Он привёл следующий пример: «Осенью президент России принял решение о поддержке территорий. К 15 декабря правительство должно было принять постановление, в котором был бы определён весь механизм поддержки предприятий ЛДНР. Но его всё ещё нет. Соответственно, санкции, которые вводит Россия в отношении Украины, распространяются и на предприятия ЛДНР. Жители Донбасса для того, чтобы получить всевозможные регистрации, должны ехать на территорию России. А на пограничных территориях уже выстроен “бизнес” посредников. Перерегистрироваться на три месяца стоит 15 тыс. рублей. С этим сталкиваются люди, которые и так живут в очень сложной ситуации.

Тот же вопрос границы можно было спокойно решить и без обращения Госдумы. К примеру, граница между Косово и Албанией (которая по идее должна быть просто как стена) вообще отсутствует. А граница между республиками и Россией гораздо более жёсткая, чем между Россией и Украиной… Поэтому отстранёнными декларациями ограничиваться нельзя. За “шашечками” должно быть движение.

Есть целый набор мер, который уже сейчас позволил бы восстановить экономику республик, создать систему социальной защиты и, таким образом, вернуть население. На примере Донбасса можно было бы остальной Украине демонстрировать, что такое взаимодействие в рамках Русского мира».

В то же время, по мнению Мирошника, «экономические рычаги можно задействовать и для трансформации враждебного к России киевского режима. Однако по итогам прошлого года внешнеэкономический оборот межу Россией и Украиной вырос на 22%. Это касается ГСМ, коксующихся углей, металлургического сырья, электроэнергии».

Экономист Александр ДУДЧАК в этой связи с иронией вспомнил российскую «мягкую силу» при Черномырдине. В ответ на тревогу скептиков Виктор Степанович как-то «выразил искреннее недоумение»: «Какие у нас могут быть проблемы с Украиной? У нас 30%-й рост товарооборота!» «Сейчас 23%. Но при этом украинцы везде трубят, что они с нами воюют, – заметил Александр Васильевич. – Так вот. Как только мы прекращаем с ними торговать, Украина просто “выключается”. И безо всякого признания ЛДНР начинается интеграция в Русский мир мелкими перебежками – просто покушать и помыться в полевых банях».

Директор Института стран СНГ, депутат Госдумы Константин ЗАТУЛИН также не видит насущной необходимости в признании ЛДНР. И он также в этой связи посетовал на невыполнение и без того «принятых с большой затяжкой» указов президента РФ по экономическому взаимодействию с ЛДНР: «Это повод для очень серьёзного разбирательства и наказания людей, которые не торопятся их выполнять».

Что же касается обращения Госдумы, то, по мнению Константина Фёдоровича, «мы дали слабину, подставились под бортовой залп»: «Если Украина нападёт на Донецк и Луганск, мы, безусловно, обязаны вступиться на их защиту. Но мы не должны своими руками начинать шахматную партию со второго хода. Или с конца. В таком случае есть все шансы её проиграть. Для того чтобы признание ДНР и ЛНР состоялось, нужно, чтобы Украина сама нарушила грубо и очевидно Минские соглашения. Ровно по этой логике мы действовали в 2008 году. Теперь же мы отовсюду, и в первую очередь с Украины, уже слышим, что Россия угробила Минские соглашения. Это будет использовано против нас».

Подключившийся по видеосвязи директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил ПОГРЕБИНСКИЙ предполагает, что решение Путина может иметь «отлагательный характер»: «Если в течение месяца украинское руководство не предпримет шагов по реализации Минских соглашений (не просто подготовка некого проекта изменений в законодательство, а голосования в Верховной раде об особом статусе ОРДЛО, о внедрении «формулы Штайнмайера», о всеобщей амнистии и т. д.), то президент России примет решение о признании этих республик. И такое предупреждение станет последним аргументом для выхода из Минска. Мол, это вынужденная мера, которая продиктована категорическим отказом Украины от выполнения соглашений. При этом нужно будет привести десятки цитат из украинских руководителей о том, что они не хотят выполнять Минск. Этого достаточно, чтобы сказать – вот у вас есть ещё месяц».

По мнению Михаила Борисовича, это может быть уже и частью ответа Соединённым Штатам в рамках последних предложений по глобальной безопасности.

Замдиректора Института стран СНГ Владимир ЖАРИХИН в свою очередь напомнил: «Прошло 14 лет с те пор, как Россия признала Южную Осетию и Абхазию. С тех пор не погиб ни один житель Южной Осетии, ни один житель Абхазии, ни один житель Грузии, ни один военнослужащий российской армии, которая там находится».

Продолжая рассуждения Погребинского, Владимир Леонидович призвал российский МИД «переходить с языка классической дипломатии к языку XXI века – к дипломатии “красных линий”». Он напомнил, что РФ долго верила обещаниям: в нерасширение НАТО; в политическое решение проблем майдана 2014 года (что было скреплено подписями министров иностранных дел Германии, Франции и Польши); наконец, тем же Минским соглашением (подписанным, по определению Жарихина, на самом деле «подельниками Украины»). А эти подельники стали говорить с РФ языком «красных линий». Поэтому решение относительно признания республик Донбасса, скреплённое подписью президента РФ, можно будет считать переходом России к дипломатии действия: условие выполнения Украиной Минских соглашений как "красная линия".

Зампредседателя Ассоциации российских дипломатов, чрезвычайный и полномочный посол Андрей БАКЛАНОВ поддержал курс на «красные линии»: «Я читал лекции во многих университетах мира, но не припомню столь глупого студента, как эта англичанка, что на днях приезжала (Лиз Трасс. – Д.С.). Однако меня пугает наше простодушие: “Ура, наш министр умнее англичанки! Что это нам даёт, если они продолжают политику по наращиванию напряжённости, опасности на наших границах. Вспомним предвоенное время: мы настолько жёстко “отпрофилактировали” японцев, что они даже во время войны не выполнили союзнические обязательства перед Германией – боялись напасть на нас. И сейчас там, где мы применяем жесткость, например в Сирии или вот недавно в Казахстане, всё получается намного лучше.

Мне, как сыну военного, Героя Советского Союза, непонятно: в Донбассе речь идёт уже о тысячах жертв, происходят злостные нарушения перемирия, но вместо того, чтобы применить военные меры по подавлению, мы устраиваем политическую кампанию по признанию республик. Но к чему это приведёт? Мы своими руками делаем то, в чём упрекаем украинское руководство и в чём теперь будут упрекать нас – в выходе из соглашений, одобренных резолюцией ООН. И это в преддверии запланированного уже заседания ООН по украинскому вопросу».

Руководитель информагентства «Регнум» Модест КОЛЕРОВ решительно не согласился с каким-либо смягчением российской позиции: «Любой компромисс с нашей стороны будет воспринят как слабость. И за эту слабость мы будем жестоко наказаны. И цена этой слабости будет измеряться жизнями наших людей».

Генеральный директор ООО «Институт политических исследований» Сергей МАРКОВ также считает, что признание ЛДНР требуется только в случае отказа Украины от Минских соглашений. Тогда уже возможно заключение военного союза между РФ и республиками, и «в ответ на обстрелы со стороны Украины идёт ответ ВС РФ». Сергей Александрович не исключает в таком случае и продвижение ВС РФ на территорию Юго-Восточных областей Украины «для её освобождения». Однако политолог указывает и на издержки подобных действий: как международные – новые санкции, включая касающиеся «Северного потока-2», так и внутренние – «возможное партизанское движение на Украине по типу бандеровского во второй половине 1940-х, что сделает из Украины для России некий новый Афганистан». Правда, «по другому сценарию местное население большей частью поведёт себя, как в Крыму, и мы получим аналог нынешней кадыровской Чечни с уровнем общерусского патриотизма выше, чем в целом по России».

И всё же, по мнению Маркова, идеальный вариант с точки зрения интересов РФ – выполнение Украиной Минских соглашений: «В итоге формируется аналог Приднестровья, а конфедеративные отношения Донбасса с Украиной используются как рычаг для трансформации украинского режима из анти-России в нейтральную страну по отношению к России и Евросоюзу».

Завотделом Института СНГ Кирилл ФРОЛОВ с этим решительно не согласен: «Нам предлагают возрождение кучмизма вместо битвы за умы и сердца жителей Украины с помощью таких проектов, как «Малороссийская библиотека» или как книга Дмитрия Скворцова об униатских корнях украинства (которая должна выходить миллионными тиражами, но так никем и не издана). И в этот неокучмизм нужно тащить ещё и донецкие республики! Дескать, Запад тогда не введёт новые санкции. Неокучмизм гораздо более опасен, более коварен, чем откровенная бандеровщина. Автором книги “Украина – не Россия” является отнюдь не Тягнибок. Но даже никакая “Украина – не Россия” невозможна. Украина всегда – анти-Россия. Тот, кто не понимает онтологию Украины, тот – вне реальности».

Публицист Дмитрий СКВОРЦОВ согласился с тем, что трансформация Украины невозможна в принципе: «Как есть некоторые неприличные болезни, которые не лечатся, а только залечиваются и возобновляются при т. н. провокациях, так и украинство при любых геополитические подвижках не в пользу России возобновит проект "Украина" до нынешнего состояния. Украинство создавалось его творцами – католиками-поляками, австрийцами и немцами с целью разобщения Русского мира. Поэтому его продукт – украинское государство может быть только анти-Россией. Иначе Украина просто не имеет смысла. Если атрибуты искусственной «украинской идентичности» не будут поддерживаться государством, она вновь станет Россией».

По наблюдениям Скворцова, в целом по Украине количество идейных русофилов и идейных русофобов примерно равно – по 20-25%. Остальные 50-60% – это «болото», для которого бытовые вопросы куда более приоритетны. Сейчас оно отрицательно относится к российскому государству и по умолчанию считает себя украинским. Однако с тем же успехом в течение трёх месяцев грамотной контрпропаганды обыватель забудет об украинстве. При этом русофилы в основном сконцентрированы именно в южных и восточных областях. Поэтому рассуждения Сергея Маркова о возможном бандеровском движении здесь, мягко говоря, анекдотичны.

Руководитель группы социологических компаний Research and Branding Group Евгений КОПАТЬКО выразил пессимизм по поводу скорой денацификации Украины, которую предрекают исходя из опыта Германии: «Германия стала откровенно нацистской где-то с 1936 года. То есть пребывала в этом виде менее 10 лет. Украина же откровенно антироссийская существует гораздо дольше».

Хотя, как признался социолог, ещё в последний предвоенный год на вопрос, «чего больше между русскими и украинцами – общего или различий», даже на Западной Украине отвечали, что больше общего.

Защитник ЛНР, коренной киевлянин Алексей СЕЛИВАНОВ куда более оптимистично смотрит на перспективы деукраинизации Малой Руси: «Когда из ЛНР ушла Украина, в школах отменили обязательное изучение украинского языка. Не запретили – кто хотел, мог отдать детей в украинские классы. Но… мова ушла бесследно. И это не вызвало ни у кого никаких проблем. То есть, как только украинство перестало насаждаться государством, оно тут же выветрилось.

Понятно, что Украина неоднородна. Но если мы сами будем говорить об Украине как о некоем целом, то будем воспроизводить украинство – искусственную конструкцию, в рамках которой якобы есть какой-то общий менталитет. На самом деле Украина – это конгломерат исторических регионов, который слепили в советское время. Мне кажется, современная Украина стоит на пороге фрагментации. Украина постепенно будет распадаться на регионы, на помощь которым будут приходить добровольцы из республик Донбасса. И было бы величайшей ошибкой вновь лепить какую-то Украину вместо того, чтобы дать возможность самоопределения историческим регионам – Слобожанщине, Новороссии, Сиверщине и т. д., чья локальная идентичность не противоречит общерусской идентичности.

Что же касается вышеупомянутых 20% русофобов, то им даём свободную возможность эмигрировать в Польшу на клубнику. Обыватели же живут по средневековому принципу – чья власть, того и вера. Если телевизор и – самое главное – система образования будут транслировать идею о том, что все мы русские, так и будет. Регион за регионом, рано или поздно  Юго-Западная Русь будет постепенно освобождаться. В ней само по себе будет исчезать украинство так же, как оно выветрилось в ЛДНР.

Исходя из этой перспективы я вижу глубокий Промысл в том, что войска России не пришли в 2014 году на помощь режиму Януковича для восстановления “дружественной Украины”, в которой русские дети на 1 сентября всё равно приходили бы в школу в вышиванках и из них продолжали бы лепить украинцев. Надо окончательно размежевать нынешнюю Украину по историческим территориям, чтобы они затем вновь влились в русское море».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.