header
Момент Истины для Церкви на Украине
"221857"
Размер шрифта:
| 10.03.2022 Политика 
1390
4.73
5
1
11
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.73
logo

Момент Истины для Церкви на Украине

Война, обновляющая Церковь Русскую

Статья первая

В предыдущей статье мы описали события, предшествующие кампании за непоминание патриарха всея Руси в Украинской православной церкви (Московского патриархата). К моменту написания этой статьи отказалась поминать патриарха Кирилла примерно пятая часть правящих архиереев УПЦ (МП).

Первым отрёкся от предстоятеля своей поместной церкви митрополит Сумской Евлогий. Сделал он это на основании обращения духовенства Сумской епархии о «прекращении поминовения Московского Патриарха и осуждении агрессора».

«24 февраля 2022 года вооруженные силы Российской Федерации без объявления войны вероломно вторглись на территорию Украины, – изобразил из себя наркома Молотова митрополит Евлогий. – …На территорию нашей епархии пришелся один из самых страшных ударов российской армии (что, мягко говоря, неправда.– В.Б)… Мы возносим молитвы за украинскую государственную власть, за Вооруженные силы Украины и за всех, кто сегодня с оружием в руках встал на защиту Украины Мы готовы оказать украинскому войску всю возможную помощь».

Почти слово в слово подхватил патетику владыки Евлогия митрополит Житомирский Никодим. По его «данным», «агрессор в первые же минуты войны нанёс удары по жилым кварталам». К этому времени владыка уже успел отчитаться, «что с самого начала боевых действий по всей территории Украины Житомирщину поразила весть о двух погибших военнослужащих 95-й десантно-штурмовой бригады, об упокоении душ которых теперь молятся миряне и священники епархии». Весть о двух погибших тогда же учительницах в Горловке Житомирскую епархию, похоже, не поразила. Впрочем, это же не военнослужащие. Им, наверное, положено погибать.

Митрополит Буковинский Мелетий также осудил «вероломство и жестокость» «военного вторжения на Украину, организованного руководством РФ». И на том основании «благословил прекращение поминовение Святейшего патриарха Кирилла за богослужениями».

Аналогичное решение «всвязи с вторжением войск РФ» принял митрополит Винницкий Варсонофий, который всего пару лет назад был поставлен на епархию вместо сбежавшего в СЦУ митрополита Симеона.

«Сэмэн, вертайся! Мы всё уронили»

«В связи с жестоким вторжением войск РФ» распорядились прекратить поминовение патриарха митр. Хмельницкий Антоний, митр. Каменец-Подольский Феодор и архиепископ Вознесенский Алексий. Последний добавил пункт об осуждении «преступной и жестокой войны, которую развязала Россия против украинского народа». Осудил «агрессию РФ против государства Украина» также епископ Ровенский Пимен.

Не устоял и такой, казалось бы, кремень церковного единства, как митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий. Но из его обращения хотя бы было понятно, чем движим был архипастырь, вынужденный нести службу в самом центре исторической бандеровщины. Поминание патриарха прекратил он «в связи с тем, что, пользуясь нашей общей бедой – войной – кое-кто искусственно нагнетает агрессию по отношению к Украинской Православной Церкви и постоянно ищет поводы для ее эскалации». Хочется верить, что теми же соображениями руководствовались вышеупомянутые епископ Ровенский, митрополиты Каменец-Подольский (ещё 20 лет назад открыто призывавший вернуть УПЦ МП в положение экзархата), Винницкий и Хмельницкий. Не зря они сделали оговорку «принимая во внимание обращения духовенства и мирян».

Нашлись и владыки, которые не поддались на «обращения духовенства и мирян» (в том числе коллективные и публичные). Даже в заражённых русофобией областях Украины. Называть этих епископов сегодня преждевременно из соображений их же безопасности. Однако нельзя не оставить без внимания слово управляющего делами УПЦ (МП), митрополита Антония обращённое к «непоминальщикам»:

«Святые отцы отмечают: “Дела, угодные Богу, и дела, к которым нас призывает дьявол, отличить не сложно. Если их итогом является мир, любовь и единство, значит, они от Бога. Если же чьи-то действия ведут к вражде и раздору, значит они от дьявола”… Дорогие отцы, мы выстояли и защитили свою церковь, когда ее хотели заставить идти по неканоническому пути, мы являемся канонической Церковью Христовой – Церковью исповедников и страдающих, за что нас уважают во всем Православном мире. Этот выбор мы должны сохранить в это непростое и ужасное время: не поддавайтесь на провокации. Все церковные вопросы должны рассматриваться и решаться исключительно каноническим путем и соборным разумом. И все это должно делаться не под грохот боевых взрывов, а в мире Христовом и молитве... Все свои силы и возможности мы должны сконцентрировать на пастырском служении и всесторонней помощи нуждающимся, а их – сотни и тысячи».

После тогокак митрополия устами фактически второго человека в руководстве УПЦ (МП) дала понять, что не поддерживает разрыв отношений с патриархом, «парад суверенитетов» прекратился. А вот «антироссийские демонстрации» стали ещё более радикальными. В отдельных случаях граничащими с кощунством.

Так, иллюстрируя свой пост в «Фейсбуке», глава Синодального отдела по делам молодёжи архиепископ Иона (тот самый создатель нынешнего «креативного класса» в УПЦ МП, о котором мы говорили в предыдущей статье) сравнил страдания безгрешного украинского народа с Крестными страданиями Спасителя.

Как видим, украинский народ тут уже даже не Онуфриев Авель, но сам Христос. «Только Христос без вины страдал», – заметил экс-глава Киевского православного братства Дмитрий Жуков, самим своим комментарием опровергая тезис владыки о «единодушии народа в отношении страшной агрессии России».

Ещё один «креатив» «молодёжного епископа» – «вольное» (с точностью до наоборот) переложение стихотворения, написанного в 2014 году в Донбассе неизвестным, возможно, погибшим автором (предположительно, Сергеем Гусевым). Давайте, без лишних слов сравним. Красным в правой колонке отмечены «улучшения» от украинского владыки.

Оригинал

 

Мам, я в плену, но ты не плачь.

Заштопали, теперь как новый.

Меня лечил донецкий врач

Уставший, строгий и суровый.

 

Лечил меня. Ты слышишь, мам:

Я бил по городу из «Градов»,

И полбольницы просто в хлам,

Но он меня лечил: «Так надо».

 

Мам, я – чудовище, прости.

В потоках лжи мы заблудились.

Всю жизнь мне этот крест нести.

Теперь мои глаза открылись.

 

Нас провезли по тем местам,

Куда снаряды угодили.

А мы не верили глазам:

Что мы с Донбассом натворили!

 

В больницах раненых полно.

Здесь каждый Киев проклинает.

Отец, белей чем полотно,

Ребёнка мёртвого качает.

 

Мать, я – чудовище, палач.

И нет здесь, мама, террористов.

Здесь только стон людской и плач,

А мы для них страшней фашистов.

 

Нас, мам, послали на убой,

Не жалко было нас комбату.

Мне ополченец крикнул: "Стой!

Ложись, сопляк!», - и дальше матом.

 

Он не хотел в меня стрелять.

Он - Человек, а я - убийца.

Из боя вынес! Слышишь, мать,

Меня, Донбасса кровопийцу!

 

Мам, я в плену, но ты не плачь.

Заштопали, теперь как новый.

Меня лечил донецкий врач

Уставший, строгий и суровый.

 

Он выполнял врачебный долг,

А я же, от стыда сгорая,

Впервые сам подумать смог:

Кому нужна война такая?

Римейк от архиепископа Ионы (Черепанова)

 

Мам, я в плену, но ты не плачь.

Заштопали, теперь как новый.

Меня лечил херсонский врач

Уставший, строгий и суровый.

 

Лечил меня. Ты слышишь, мам:

Я бил по городу из «Градов»,

И пол больницы просто в хлам,

Но он меня лечил: «Так надо».

 

Мам, я – чудовище, прости.

В потоках лжи мы заблудились.

Всю жизнь мне этот крест нести.

Теперь мои глаза открылись.

 

Нас провезли по тем местам,

Куда снаряды угодили.

А мы не верили глазам:

Что мы с Херсоном натворили!

 

В больницах раненых полно.

Здесь каждый русских проклинает.

Отец, белей, чем полотно,

Ребенка мертвого качает.

 

Мать, я - чудовище, палач.

И нет здесь, мама, террористов.

Здесь только стон людской и плач,

А мы для них страшней фашистов.

 

Нас, мам, послали на убой,

Не жалко было нас комбату.

Тут мне херсонец крикнул: «Стой!

Ложись, сопляк!» - и дальше матом.

 

Он не хотел в меня стрелять.

Он - Человек, а я - убийца.

Из боя вынес! Слышишь, мать,

Меня, убийцу, кровопийцу!

 

Мам, я в плену, но ты не плачь.

Заштопали, теперь как новый.

Меня лечил херсонский врач

Уставший, строгий и суровый.

 

Он выполнял врачебный долг,

А я же, от стыда сгорая,

Впервые сам подумать смог:

Кому нужна война такая?

«Трагичность этого стиха в том, что это – переработка стиха про Донецк», – признаёт, правда, архиепископ. А трагикомичность положения самого владыки в том, что его пророчество об апокалиптических разрушениях и массовых смертях в Херсоне ни разу не сбылось. И тем циничнее выглядит «переработка».

Знаменательно и обращение епископа Белогородского Сильвестра, ректора Киевской духовной академии и семинарии: «В Украину вторглись войска Российской Федерации. Гибнут мирные жители наших городов и сел... Украинские военные героически защищают свою землю ценой своих жизней. Мы видим и массовое проявление героизма среди простых людей, которые голыми руками останавливают танки (и это явно не о жителях Славянско-Краматорской агломерации, голыми руками останавливавших бронетехнику ВСУ весной 2014-го. – В.Б.)… В Киевской духовной академии мы молимся за Украину, за наше государство и доблестных украинских воинов». В число коих явно не попадают доблестные воины, 8 лет защищавшие свою Донбасскую землю ценой своей жизни.

Знаменательно же обращение ректора тем, что становится понятно, откуда  такое нашествие манкуртов в этой части Русской церкви. Приведём избранное из фейсбук-творчества выпускников Киевской духовной академии времён украинской церковной автономии.

Начнём с поста клирика Бориспольской епархии о том, что Россия неизлечима в принципе.

«Лайкнувший» данный «диагноз» о. Петро Семащук конкретизирует заключение: «Оккупанты убивают наших детей – сознательно и цинично!» – поясняет сей «златоуст».

А незабвенный спикер Данилевич вдохновляет этих самых детей идти «с Богом» в атаку (ну да, ни о каких же гуманитарных коридорах от «рашистов» сей пастырь добрый «нет, не слышал»).

И, главное, всё это бессовестно выдаётся вышеупомянутыми епископами и «рядовым духовенством» за позицию абсолютно всей церкви.

На самом деле, подобной риторики придерживается пока ещё меньшинство епископов и, смею надеяться, клириков УПЦ (МП). Значит, благодать не покинула ещё церковь на Украине. Но сегодняшнее самоотделение овец от козлищ в священнических одеяниях – это грозное предупреждение: украинство рано или поздно своё возьмёт (ибо согласие между Христом и Бандерой невозможно). Самый яркий пример тому – твёрдый ещё вчера сторонник православного единства митрополит Тернопольский Сергий, который «в связи с войной России против Украины, начатой президентом В.В. Путиным» (а не войной, начатой Турчиновым и Порошенко против собственного народа) отказалсяот вручённого ему президентом РФ ордена Дружбы народов.

Нам заметят: подобная риторика вынужденна, ведь так важно сохранить храмы в это время. Но если в храмах нет истины, кому они нужны? Впрочем, известно кому – «заменителю Бога» или, как говорили отцы Церкви, «обезьяне Бога».

В сложившемся положении можно было подобрать не самые резкие слова и совершить не самые одиозные поступки, как засвидетельствовали в эти дни многие епископы (в том числе находящиеся в более враждебном окружении, нежели владыка Сергий) и простые священники.

Наконец, сегодняшние выражения лояльности к открыто антиправославному режиму и его цепным псам лишь разжигают аппетиты захватчиков храмов. Что мы и покажем в следующей статье.

(Продолжение следует)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.