header
Турне президента США Байдена в Южную Корею и Японию вышло за рамки двусторонних американо-южнокорейских и американо-японских отношений. Фактически Байден провёл смотр рядов азиатских союзников и партнёров США.
"154638"
Размер шрифта:
| 28.05.2022 Политика 
3921
4.67
5
1
9
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.67
logo

К итогам азиатского турне президента США Дж. Байдена

Новая геополитически заряженная инициатива

Турне президента США Байдена в Южную Корею и Японию вышло за рамки двусторонних американо-южнокорейских и американо-японских отношений. Фактически Байден провёл смотр рядов азиатских союзников и партнёров США.

Основными итогами визита стали: сдвиг в политике «стратегической двусмысленности» в отношении американских военных гарантий тайваньской администрации; объявление о гарантиях безопасности для Ю. Кореи от гипотетической ядерной угрозы ей со стороны КНДР; активизация сотрудничества США с Ю. Кореей и Японией в области критически важных и новых технологий с особым упором на полупроводниковую отрасль; продвижение новой инициативы создания Индо-Тихоокеанской экономической структуры (IPEF).

В ходе визита Байдена была также конкретизирована работа четырёхстороннего диалога по безопасности QUAD (США, Япония, Австралия, Индия) в экономической области.

Что всё это означает?

Президент США сделал ряд заявлений, которые можно расценивать как разрыв с прежней политикой стратегической неопределённости относительно реакции Вашингтона на военный путь воссоединения Тайваня с материковым Китаем. Байден предположил, что США могут разместить американские войска на острове в случае военного обострения, и ответил утвердительно на уточняющий вопрос репортера, «готов ли он [Байден] принять военное участие в защите Тайваня». Ранее Вашингтон избегал определённости в этих вопросах. Правда, последующие уточнения Байдена и представителей его администрации показали, что политика «стратегической двусмысленности» США в отношении гарантий безопасности Тайваню не изменилась.

В частности, представитель Белого дома предложил смягчающую трактовку в ответ на запрос CNBC: «Президент... подтвердил нашу политику одного Китая и нашу приверженность миру и стабильности через Тайваньский пролив... Он также подтвердил наше обязательство в соответствии с Законом о тайваньских отношениях предоставить Тайваню военные средства для самозащиты».

В целом складывается впечатление, что Байден допустил оговорку в выражении позиции США, как это бывало с ним раньше. Однако многие не верят этому впечатлению. Тем более не верят ему в Китае.

CNBC приводит мнение Макнила – политического аналитика Longview Global, который считает, что слова Байдена «не были оплошностью или неправильным выражением»... «Это было очень преднамеренное заявление, которое должно было послать сигнал не только Пекину, но и Тайбэю».

Сурабх Гупта, старший научный сотрудник Вашингтонского института китайско-американских исследований, назвал замечания Байдена продуманной «двухэтапной игрой». Эксперт считает, что Байден, похоже, «полон решимости политически показать силу в тайваньской политике, а затем предоставить своей команде... восстановить равновесие по более тонким деталям» в этом вопросе.

Пекин в лице официального представителя МИД КНР Ван Вэньбиня выразил «сильное недовольство и твёрдое несогласие с замечаниями американской стороны. Ван Вэньбинь предупредил, что «Китай предпримет решительные действия для защиты своего суверенитета и интересов безопасности», сделав упор на буквальное понимание этого предупреждения – «мы имеем в виду то, что говорим».

Сунь Чэнхао, научный сотрудник Центра международной безопасности и стратегии Университета Цинхуа также считает, что стали более отчётливы изменения американской «стратегической двусмысленности» в сторону ясности. По его мнению, США шаг за шагом проверяют реакцию материкового Китая.

В КНР обратили внимание и на то, как США навязывают Южной Корее услуги по сдерживанию ядерных угроз со стороны КНДР, в то время как сами создают угрозы безопасности Пхеньяну.

А главной целью азиатского турне Байдена было, судя по всему, продвижение новой региональной экономической инициативы – Индо-Тихоокеанской экономической структуры (IPEF). Эта структура должна, по расчётам Вашингтона, стать ключевым звеном экономической изоляции Китая. В письме, отправленном Байдену накануне его азиатского турне, 52 сенатора США призвали использовать IPEF для повышения «способности Америки эффективно конкурировать с Китаем».

Список участников IPEF практически аналогичен составу Регионального всеобъемлющего экономического партнёрства (RCEP), в котором нет Китая – крупнейшего торгового партнёра большинства стран Азии.

Глава МИД КНР Ван И оценивает эту инициативу США как попытку стереть название «Азиатско-Тихоокеанский регион» и разрушить эффективные рамки регионального сотрудничества. Как считают в Пекине, идея IPEF состоит в обслуживании геополитических интересов США в их противостоянии Китаю.

Китайцы обращают внимание, что США подбирали партнёров по IPEF так, чтобы в будущем они могли содействовать ослаблению конкурентоспособности КНР. Поэтому отдельные страны АСЕАН могут получить кратковременные экономические выгоды от IPEF с точки зрения капиталовложений и торговли.

Гу Сяосун, декан Исследовательского института АСЕАН Хайнаньского университета тропического океана, приводит пример Вьетнама как страны с большим рынком, которая может получить некоторые "политические бонусы" в рамках расширения своего текстильного и цифрового экспорта в США. Малайзия, которая имеет развитые компетенции и соответствующую промышленную базу для производства полупроводниковых микросхем, может быть «использована американцами для разработки соответствующих цепочек поставок, чтобы компенсировать цепочки поставок Китая». Однако главной целью этой геополитически заряженной инициативы остаётся изоляция Китая.

Китайские эксперты обращают внимание и на то, что пока IPEF не имеет конкретных целей, задач и организационно-правовых инструментов. Однако на следующем этапе США распределят свои промышленные цепочки между различными участниками IPEF так, что эта инициатива приобретёт разную степень привлекательности для разных участников.

В ходе азиатского турне Байдена появилась некоторая определённость и в задачах QUAD. В совместном заявлении лидеров «четвёрки» указывается, что QUAD в течение следующих пяти лет будет стремиться увеличить до 50 млрд. долл. вложения в экономическую инфраструктуру Индо-Тихоокеанского региона. Страны «четвёрки» инициируют также совместный проект по охране морских границ, который поможет «наблюдать за активностью на море в трех регионах и поддерживать свободу и открытость Индо-Тихоокеанского региона».

В Пекине спрашивают: если США действительно хотят играть конструктивную роль в Азии, почему бы не сделать это через зрелые механизмы сотрудничества, такие как АТЭС? Спрашивают и понимают: поездка Байдена в Японию и Южную Корею предполагает создание возглавляемого Америкой «малого круга» стран для «дезинтеграции существующих механизмов Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества, ориентированных на развитие».

Фото: REUTERS/Pool New

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.