header
«Русские шпионы» в Международном уголовном суде
"77660"
Размер шрифта:
| 22.06.2022 Мнение эксперта 
4657
4.91
5
1
35
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.91
logo

«Русские шпионы» в Международном уголовном суде

Грязная кухня подготовки ложных свидетелей – вот самый страшный секрет, разоблачения которого боятся в МУС

16 июня мировые информационные агентства разнесли весть: нидерландская разведка провела блестящую спецоперацию и выловила «русского шпиона», который пытался проникнуть в Международный уголовный суд (МУС) под видом стажёра.

По утверждениям нидерландской полиции, под прикрытием бразильского паспорта на имя Виктора Мюллера Ферейры скрывался шпион ГРУ С.В. Черкасов. Целью «шпиона» было проникновение в Международный уголовный суд с целью добывать секретную информацию о расследовании ситуации на Украине. «Это была длительная, многолетняя операция ГРУ, которая стоила много времени, сил и денег», – набивая себе цену, заявил глава службы разведки Нидерландов Эрик Акербом.

Запад давно представляет миру истории, которые проглотить может только дурачок. Стоит ли удивляться, что шеф нидерландской разведки не смог предложить ничего более убедительного?

Интересно, что «шпиона» не поймали, а отправили обратно на родину (в Бразилию) ближайшим рейсом. В качестве доказательств того, что Виктор Ферейра – это «русский шпион Черкасов», нидерландская разведка опубликовала автобиографию Ферейры. Выглядит она так:

Понять из залитого чёрной краской текста, что Ферейра – это Черкасов, невозможно, но так более «убедительно»! Ведь тексты никто не читает, для массового читателя работают лишь образы. Замарывание текста – это и есть доказательство!

Комичность легенды, которую придумали для «русского шпиона» в МУС, ещё и в том, что массовый читатель (даже многие юристы) не знают кухню МУС. Международный уголовный суд – организация крайне закрытая. Пройти из комнаты в комнату можно только по личному ключу. Стажеры не имеют доступа к секретной информации и к любым иным комнатам, кроме их собственной. Все следят друг за другом. Стажеры являются рабочими лошадками, на которых сваливают всю тяжелую и нудную работу. Самое главное – у них нет никаких шансов служебного роста. Их работа даже не оплачивается. Смысл системы стажеров в МУС – работайте на нас ради счастья потом вписать в своё резюме строчку о работе «в Международном уголовном суде» как высшем достижении своей биографии. Так что сказка о стажере, который разузнает все тайны МУС, изначально нелепа.

Есть и ещё одна комичная сторона этой «шпионской» истории. Международный уголовный суд, как и все другие международные уголовные суды, кишмя кишат сотрудниками самых разных разведок. Бывший главный прокурор Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) Карла дель Понте прямо пишет в мемуарах о том, что трибунал был забит представителями разведок. Она особо выделяет разведки США и Ватикана. Контроль США над сотрудниками всех подразделений международных трибуналов вообще и МТБЮ в частности даже не требует комментариев. То же относится и к Ватикану, интерес которого к МТБЮ понятен: именно Ватикан сыграл одну из ключевых ролей в разрушении Югославии и развязывании войны на её территории. Не случайно вопрос о зловещей роли Ватикана в вооружённом конфликте в бывшей Югославии постоянно возникал на самых разных процессах (особенно на процессах Слободана Милошевича и Воислава Шешеля). Однако обсуждение этой темы всегда жёстко пресекалось.

Кстати, дель Понте называет разведку Ватикана одной из самых мощных в мире.

Имеются свидетельства прямого участия зарубежных разведок в деятельности МТБЮ. Так, после ареста Слободана Милошевича «вдруг» оказалось, что главным прокурором процесса не может стать ни один из сотрудников офиса прокурора. Пришлось «пригласить» британца Джеффри Найса, который, как выяснилось впоследствии, был агентом МИ-5.

Все это в полной мере относится и к Международному уголовному суду, состав которого в большинстве своём – те же сотрудники МТБЮ и других международных уголовных судов. Состав органов современной международной уголовной юстиции – одна постоянно тасуемая колода карт. Создается впечатление, что в тот или иной суд приходят новые люди, а на самом деле это просто новая раздача из старой колоды. В колоде – лишь проверенные кадры. История о «русском шпионе» в МУС – сказка для детей на лужайке. Если, как утверждает Эрик Акербом, «русского шпиона» раскрыли много лет назад, это была бы для нидерландской разведки замечательная удача! Ведь и для Нидерландов, и для МУС намного выгоднее «сливать» дезинформацию, чем что-либо скрывать.

В заключение возникает еще один вопрос: о каких секретах так беспокоится Международный уголовный суд при расследовании ситуации на Украине? Согласно Статуту МУС, судопроизводство должно быть публичным. То есть всё, что собрали прокуроры, должно быть представлено на открытых судебных заседаниях. Однако в реальности судебные процессы в МУС, как и в других международных уголовный судах, практически тайные. Ряд процессов вообще почти проходят либо за закрытыми дверями, либо с засекреченными свидетелями. Например, процесс Воислава Шешеля был настолько закрытым, что мне как автору книги об этом процессе пришлось в качестве обложки выставить фотографии «размазанных» лиц.

Секретные свидетели без лиц стали «лицом» и этого, и многих других процессов. На процессе против высшего руководства Кении дело дошло до того, что личности свидетелей скрыли не только от защиты, но и от… судей!

Грязная кухня подготовки ложных свидетелей – вот самый страшный секрет, разоблачения которого боятся в МУС. Так что бояться «русского шпиона» в МУС, конечно, стоит. Только вряд ли российской разведке нужны эти секреты: они у всех на виду. «Русские шпионы» в МУС – это плохая комедия, а её сюжет выдаёт комедиантов с головой: на воре шапка горит!

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.