header
Таинственные метаморфозы Фонда национального благосостояния
"86584"
Размер шрифта:
| 11.08.2022 Экономика 
4197
4.62
5
1
13
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.62
logo

Таинственные метаморфозы Фонда национального благосостояния

Почти две трети ликвидной части Фонда национального благосостояния в конце февраля – начале марта испарились

https://t.me/fsk_today

Фонд национального благосостояния (ФНБ) прозвали «валютной кубышкой» Минфина. ФНБ был учрежден в целях укрепления пенсионного обеспечения граждан России в 2008 году.  Формируется за счёт дополнительных доходов федерального бюджета от нефтегазового комплекса. Большая часть ФНБ номинирована в иностранной валюте и размещена Минфином на счетах в Банке России. ЦБ инвестирует валюту Минфина в иностранные финансовые активы, и они учитываются как часть международных (золотовалютных) резервов Российской Федерации. В конце февраля – начале марта 2022 года в ходе начатой коллективным Западом санкционной войны против России часть средств Фонда была заморожена.

Это признал  и  министр финансов Антон Силуанов. При этом Силуанов отметил, что заморожена также та часть золотовалютных резервов, которая приходится на Фонд национального благосостояния. Эксперты уже тогда прикинули, что из общей суммы замороженных международных резервов РФ на минфиновскую часть пришлось более 100 млрд долл.

А дальше начинается самое удивительное. На страничке сайта Минфина, посвященной Фонду национального благосостояния, помесячные данные о величине Фонда (по итогам марта и последующих месяцев) не демонстрируют никаких потерь Фонда в результате санкционной заморозки. Видимо, Ильинка (официальный адрес Минфина) и Неглинка (официальный адрес Центробанка) договорились, что будут синхронно давать исходные цифры резервов так, как будто они и не были заморожены.

А некоторые изменения величины резервов, если и были, то происходили лишь за счет переоценки отдельных компонентов резервов (в результате колебаний валютных курсов и изменения стоимости иностранных ценных бумаг). Изменения величины резервов не могли произойти даже в результате операций Центробанка на валютном рынке. По той причине, что еще 28 февраля ЦБ заявил, что прекращает покупки и продажи иностранной валюты. И с тех пор, судя по ежедневным отчетам ЦБ, он ни разу не купил и не продал ни одного доллара, ни одного евро, ни одного британского фунта стерлингов. Если верить отчетности ЦБ, то он даже не совершил ни одной операции с китайским юанем.

Началась виртуальная жизнь валютных резервов РФ, включая валютные резервы ФНБ. Так, по данным Банка России, 25 февраля (т. е. накануне заморозки) международные резервы РФ составили 629,4 млрд долл. А 4 марта (когда коллективный Запад уже публично объявил о заморозке половины российских резервов) Банк России показал, что величина резервов равнялась 608,9 млрд долл. Изменение в размере 20,5 млрд долл. можно списать на переоценку. В истории ЦБ РФ, между прочим, случались и более серьезные переоценки на отрезке времени в одну неделю.

Однако как в начале марта, так и сейчас (в августе), отчетность Банка России не отражает факта заморозки резервов. Даже в порядке справки не выделяется та часть резервов, которые заблокированы и которыми Центробанк управлять не может. Не сегодня-завтра коллективный Запад начнет конфискацию замороженных резервов. Интересно, Банк России и в этом случае будет представлять украденные активы как свои собственные?

Такая же эзотерическая отчётность у Минфина. Она базируется на непризнании факта заморозки валюты. Помесячная отчетность о состоянии ФНБ выражается в российских рублях. Рубль со второй половины марта начал стремительно укрепляться. Чисто математически можно было бы предположить, что величина ФНБ в рублевом выражении должна уменьшаться. А ФНБ продолжает набирать рублёвый вес.

8 августа Минфин обнародовал данные о ФНБ по итогам июля. Объём Фонда национального благосостояния России (ФНБ) за июль 2022 года увеличился в рублях на 1,38 триллиона – до 12,16 триллиона рублей. Или 9,1% ВВП, прогнозируемого на 2022 год. А вот в долларовом выражении Фонд сократился на 12,4 миллиарда – до 198,3 миллиарда долларов.

На отдельных счетах по учету средств ФНБ в Банке России на 1 августа было размещено 50,009 миллиарда евро, 5,401 миллиарда фунтов стерлингов, 782,313 миллиарда японских иен, 309,720 миллиарда китайских юаней, 256,6 миллиона рублей, 554,910 тонны золота в обезличенной форме.

Особо выделяются ликвидные активы Фонда (т.е. средства на банковских счетах в ЦБ; не учитываются активы в виде вложений Фонда в паи капитала, акции и другие ценные бумаги российских эмитентов). Объем ликвидных активов на 1 августа составил 8,66 трлн рублей, или 6,5% ожидаемого ВВП. Прирост за месяц – 1,23 трлн рублей. В долларовом выражении ликвидные активы Фонда составили на 1 августа 141,31 млрд долларов против 145,18 млрд долларов месяцем раньше (уменьшение на 3,87 млрд долл.).

Переоценками подобные изменения не объяснить. Такое ощущение, что какие-то операции с валютой ФНБ проводятся. При этом Минфин постоянно повторяет, что временно бюджетное правило (определяющее порядок пополнения Фонда за счет доходов нефтегазовых экспортеров) приостановлено. ФНБ оказался прикрытым дымовой завесой фактов и цифр, которые между собой не очень бьются.

Частично понять ситуацию с ФНБ помогает обнародованный в июле отчет Счетной палаты о проверке Фонда (проверка проводилась под руководством аудитора Алексея Саватюгина).  По данным Счётной палаты, на 1 января 2022 года совокупный объем ФНБ составил более 13,58 триллиона рублей, что в 1,7 раза, или на 5,81 триллиона рублей, больше, чем было на начало 2020 года. Структура ликвидных активов ФНБ за последние два года значительно изменилась: из них был исключен американский доллар, в который на начало 2020 года было вложено 36,1% средств фонда, а доли евро и фунтов стерлингов снижены с 34,8% и 8,0 % соответственно до 23,9% и 3,1%. При этом в состав активов были включены китайский юань, доля которого на 1 января этого года составила 19,4% активов Фонда, японская иена с долей в 2,9% и золото в обезличенной форме с долей в 13%.

Между прочим, размещение средств ФНБ на счетах в иностранной валюте в ЦБ по итогам 2021 года оказалось убыточным (убыток составил 1,2 миллиарда рублей). Минфин знал об этом еще в начале сего года, но это не остудило его любви к накоплению иностранных валют. 

Аудиторы подтвердили, что в связи с введением в 2022 году санкций ряда иностранных государств счета Банка России в евро, фунтах стерлингов и японских иенах заблокированы. На них в совокупности на начало года пришлось, как следует из данных Счетной палаты, 64,7% всех средств Фонда. В абсолютном выражении это 8,79 трлн рублей.  Для справки: в 2021 году общие расходы Пенсионного фонда России (ПФР) на выплату страховой   пенсии гражданам России составили 7,26 трлн рублей. Коллективным Западом украдено более годового объема пенсий нашим согражданам!

В валютном эквиваленте было заморожено 118,3 млрд долларов. Это более трети всех замороженных валютных резервов РФ.

По итогам проверки ФНБ Счетная палата предложила «внести в указанную структуру средств Фонда изменения, предусматривающие исключение доли средств, размещенных в иностранные валюты государств, применивших санкции в отношении Российской Федерации». Рекомендация не оригинальна. Ещё в прошлом месяце и Центробанк, и Минфин стали призывать к скорейшему освобождению российской экономики от «токсичных» валют. Это предложение распространялось и на ФНБ. Антон Силуанов сказал, что надо замещать «токсичные» валюты на валюты «дружественных государств», в первую очередь на китайский юань. Фраза странная: что значит «замещать», если все «токсичные» валюты Фонда обнулены Западом?

А дело вот в чем. «Токсичные» валюты, которые составляют ФНБ и находятся на балансе Минфина, это ведь требования Ильинки не к эмитентам «токсичных» валют (Европейскому союзу, Великобритании и Японии). Это требования к Неглинке, Центробанку России, на счетах которого Минфином были размещены эти «токсичные» валюты. И Неглинка готова исполнять свои обязательства перед Ильинкой. Правда, не в евро, фунтах и иенах (коих у Центробанка с начала марта уже нет), а в российских рублях. И, более того, уже исправно это делает, но без афиширования.

Согласно отчётам Минфина, валюта начала исчезать из ФНБ в июне 2022 года. За два месяца российские запасы евро сократились почти на 1,6 миллиарда, или на 3%. Уменьшаются также резервы в британских фунтах и японских иенах. За июнь и июль Минфин увеличил почти на 120 миллиардов рублей неликвидную часть Фонда, почти 86% из них ушло на покупку облигаций "Аэрофлота" и докапитализацию «Газпромбанка». Указанная сумма сопоставима с сокращением объема «токсичной» валюты ФНБ за эти два месяца. 

Насчет «виртуальной конвертации» валюты еще в июне намекнула председатель Центробанка России Эльвира Набиуллина. Тогда не все поняли ее загадочную фразу: «Расходование ФНБ в условиях, когда заморожены золотовалютные резервы, не сопровождается продажей валюты». В результате "виртуальной конвертации" замороженные средства переходят с баланса Минфина на баланс Центробанка. Неглинка, «покупая» «замороженную» валюту, выдает Ильинке рубли. 

Если все называть своими словами, то мы наблюдаем процесс покрытия убытков Минфина с помощью печатного станка Центробанка. Об этом еще 20 июля сообщило издание The Moscow Times («Из ФНБ начала исчезать валюта»). Это эмиссия рубля, обеспеченная «ушами дохлого осла». Она становится источником инфляции, которую Центробанк якобы таргетирует. Конечно, Центробанк хотел бы найти покупателя на свои виртуальные валютные активы. Но желающих купить «уши дохлого осла» не видно. Когда коллективный Запад замороженные валютные активы Центробанка конфискует, Неглинке деваться будет некуда. В финансовой отчётности придется зафиксировать астрономическую сумму убытков. И для их покрытия придется резко увеличить обороты своего «печатного станка». И та инфляция, которую сегодня можно назвать «ползучей», завтра может перерасти в гиперинфляцию. Тогда Центробанку действительно будет что «таргетировать».

Сакраментальный вопрос: «Что делать?» Думаю, следует честно и открыто признать: почти две трети ликвидной части Фонда национального благосостояния в конце февраля - начале марта испарились. На возвращение украденной коллективным Западом валюты Фонда рассчитывать наивно. Сейчас самый подходящий момент объявить о банкротстве и ликвидации ФНБ, остатки «незамороженных» активов Фонда перевести на балансы Минфина и Центробанка.

Спасать ФНБ не стоит, ибо изначально он был задуман не для того, чтобы обеспечивать интересы Российской Федерации и её граждан (якобы для укрепления пенсионной системы государства). ФНБ – типичный представитель семейства так называемых суверенных фондов. Они как грибы после дождя стали возникать во многих странах мира, преимущественно тех, у которых большие поступления валюты от экспорта. Институт суверенного фонда – проект хозяев денег, т. е. тех, кто контролирует печатные станки, создающие «токсичные» валюты. Они скрываются за вывесками ФРС США, Европейского центрального банка, Банка Англии, Банка Японии и других ведущих Центробанков Запада. В 90-е годы ХХ века валютные резервы центробанков тех стран, которые находились за пределами «золотого миллиарда», уже были переполнены продукцией печатных станков ФРС США, ЕЦБ и других западных центробанков. Родилась мысль заставить также Минфины периферийных стран накапливать «токсичные» валюты. Так появилась идея создания «суверенных фондов». Как ни парадоксально, но присутствие в стране суверенного фонда – признак того, что эта страна не суверенна, находится в зависимости у «хозяев денег». Если мы избавимся от ФНБ, то сделаем еще один шаг в деле восстановление суверенитета России.

Коллаж: viberu.ru

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.