Узбекистан может наладить более тесную координацию с ОДКБ

О необходимости возвращения Узбекистана в ОДКБ

Террористические угрозы с юга ставят перед государствами Центральной Азии новые вызовы

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 120 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Недавние события на Южном Кавказе дали повод ряду антироссийски настроенным «экспертов» утверждать, что Организация Договора коллективной безопасности (ОДКБ), где ведущей военной силой является Россия, не служит более гарантией безопасности от внешних и внутренних врагов для ее членов.

На самом деле это совершенно не соответствует действительности. Россия оперативно и бескровно подавила в Казахстане путч в январе 2022 года, который организовали внутренние акторы при поддержке извне.

Что касается событий в Нагорном Карабахе, то российские миротворцы в этом армянском анклаве с честью выполнили свою нелёгкую миссию по охране и спасению армянского населения этого непризнанного самой Арменией анклава. На территорию же самой Армении никто не нападал и повода для вмешательства российских военных за все время военного конфликта вокруг Нагорного Карабаха не возникало.

На сегодняшний день ОДКБ является единственным гарантом военной безопасности Центральной Азии. 

Напомним, Договор был подписан 15 мая 1992 года Казахстаном, Арменией, Россией, Таджикистаном, Кыргызстаном и Узбекистаном. Азербайджан вступил в организацию немногим позднее, в 1993 году, а за ним подтянулись Грузия и Белоруссия.

По прошествии пяти лет, в 1999 году, из ОДКБ вышли три страны – Грузия, Азербайджан и Узбекистан, присоединившийся впоследствии к Организации за демократию и экономическое развитие (ГУАМ, одно время ГУУАМ). 

Выход Узбекистана из ОДКБ произошел в президентство Ислама Каримова, весьма эмоционального и взрывного политика.

В 2006 году по итогам встречи в Сочи Владимира Путина и Ислама Каримова президент Узбекистана объявил о возвращении страны в ОДКБ. «Событие было вполне ожидаемым. Таким способом Ташкент отблагодарил Москву за поддержку силового подавления беспорядков в Андижане в мае 2005 года, приведшего к глубокой мировой изоляции узбекского руководства», пишет политолог, на протяжении 30 лет освещающий событи в Центральной Азии, Аркадий Дубнов.

Однако Узбекистан в ОДКБ так и не вступил. Около 15 соглашений и протоколов, заключенных в рамках Организации, Ташкент не ратифицировал.

Позднее стали достоянием гласности опубликованные Wikileaks депеши американских дипломатов, из которых стало известно, что в 2009 году Ислам Каримов, встречаясь с первым заместителем госсекретаря США Уильямом Бёрнсом, обвинял Москву в имперских амбициях и стремлении создать «анти-НАТО», чтобы доминировать на постсоветском пространстве.

Как свидетельствует телеграмма 09TASHKENT1271, Каримов сказал Бёрнсу, что «США, а не Россия принесут Афганистану мир и стабильность». «Он предупреждал США не вступать в сделки с Россией за его спиной». Выглядел при этом довольно здоровым, несмотря на дряблую кожу, явно наслаждаясь возможностью поговорить с американской делегацией столь высокого ранга. Каримов напомнил нам, что Узбекистан поддержал американское вторжение в Афганистан. Как и в прошлые разы, упрекнул, что США не ценят поддержку узбеков, сообщается в секретном документе.

Побудительными мотивами для выхода Узбекистана из ОДКБ, помимо прочего, послужили также остроконфликтные отношения республики с Таджикистаном и Киргизией.

Так, в 2011 году, на юбилейном саммите ШОС, президент Узбекистана Ислам Каримов поменялся местами с президентом Киргизии Розой Отунбаевой, чтобы только не оказаться рядом с таджикским коллегой Эмомали Рахмоном.

Отношения Узбекистана и Таджикистана стали накаляться в 1995 году, когда Ташкент поднял цены на поставляемые соседней стране нефть, нефтепродукты и газ. Затем возник конфликт вокруг строительства в Таджикистане Рогунской ГЭС и территориальный спор вокруг Фархадской ГЭС.

Конфликт между узбеками и таджиками имеет давний характер.

В конце 1920-х годов, когда единый некогда Туркестан был разделён на республики, Самарканд и Бухара, которые таджики считают своими культурно-историческими центрами, отошли к Узбекистану. Когда после 1991 года обе республики получили независимость, для Душанбе и Ташкента этот вопрос стал весьма болезненным. Узбекистан под разными предлогами стал отдаляться от соседа.

Предлог для этого был найден довольно быстро: Таджикистан, мол, нестабилен, граница с Афганистаном плохо охраняется, значит, оттуда могут прийти и террористы, и наркоторговцы, и контрабандисты, и моджахеды-фанатики.

И на границе Узбекистана и Таджикистана был выстроен забор длиной 1283 км, а в 2001 году с узбекской стороны государственной границы на всём её протяжении были установлены противопехотные мины. Ташкент объяснил свои действия желанием защитить свою территорию от боевиков незаконных вооруженных формирований. Однако с тех самых пор ни один террорист на минах не подорвался, зато мирных жителей погибло довольно много.

Гражданская война, полыхавшая в Таджикистане долгое время, лишь подтверждала кажущуюся правоту подобной политики. 

Много лет происходили кровавые конфликты в приграничных районах Узбекистана и Киргизии, и лишь в январе этого года две республики впервые в истории своей независимости полностью завершили процедуру демаркации и делимитации общего участка границы в ходе государственного визита узбекского лидера Шавката Мирзиёева в Бишкек, по итогам которого стороны обменялись соответствующими документами.

В президентство Шавката Мирзиёева конфликты республики с соседями по региону стали затухать. Пограничные споры и прочие разногласия стали вводиться в правовое русло. 

В то же время желания вернуться в ОДКБ Ташкент пока не проявил, хотя поводы, причем крайне веские, для этого обозначились весьма четко.

Главная угроза не только Узбекистану, но и всей Центральной Азии – это геополитическая стратегия США и Великобритании, направленная на вытеснение России и Китая из региона путем его хаотизации и превращения в бандитское Гуляй-поле.

Реализуется такая стратегия, в частности, с помощью многочисленных НПО, финансируемых в основном американскими и европейскими структурами. Узбекистан на протяжении ряда лет не допускал на свои территорию западные НПО, но в последние годы табу на их присутствие в стране было снято. 

За последние несколько месяцев в странах Центральной Азии побывали несколько делегаций американских и европейских политических деятелей. Особое внимание в этом плане заслуживает помощник госсекретаря США по Центрально-Азиатскому региону Дональд Лу, который побывал в регионе за 2022 год дважды. В ходе своей поездки он рекомендовал реанимировать проект под названием «Центрально-Азиатская медиапрограмма». Таким образом, деятельность западных неправительственных организаций (НПО), которых попросили из России, теперь будет концентрироваться на республиках Центральной Азии.

«Визиты американских представителей в любые ведомства Узбекистана стали рядовым явлением… Становится очевидным, что следующей точкой напряжения на ”мягком подбрюшье” России станет именно Узбекистан», пишет казахстанский портал Kz.24.news.

ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:
Третий пленум ЦК КПК: «новый поход» к «всеобщей зажиточности» откладывается, но не отменяется Третий пленум ЦК КПК: «новый поход» к «всеобщей зажиточности» откладывается, но не отменяется
Армия боевых глобалистов Урсулы фон дер Ляйен

Ударным кулаком американской мягкой силы призван стать ряд американских НПО: IREX – Совет по международным исследованиям и обменам; American Councils for Collaboration in Education and Language Study (ACCELS) – организация стажировок в США для студентов и преподавателей; «Корпус милосердия» Mercy Corps – компания, руководство которой обвинялось ещё и в выкачивании денег через МФО; Winrock International – международный институт развития сельского хозяйства.

Координирует деятельность американских НПО в республике запрещённое в России USAID (Агентство США по международному развитию), разработавшее специальную стратегию по Узбекистану, которая направлена на ускоренное втягивание республики в западную орбиту.

К чему может привести такой тренд, видно на примере Украины.

Существует ещё одна, на этот раз очевидная не только в Узбекистане, но и во всей Центральной Азии, угроза. 

На территории Афганистана усиливается влияние террористических организаций, это формирует угрозы безопасности для Центральной Азии, заявил 15 августа 2023 министр обороны РФ Сергей Шойгу: «Сегодня основные вызовы и угрозы для региона формируются на территории Афганистана, где после десятилетий американского протектората усиливается влияние международных террористических организаций». По его словам, безопасность российских союзников по ОДКБ в Центральной Азии – ключевой приоритет работы российского военного ведомства.

«Западные страны все активнее взаимодействуют с различными национальными непуштунскими вооруженными формированиями. Замысел их действий – понятен», – заявил министр обороны, по словам которого, с одной стороны, «создается конфликтный очаг в пограничных районах наших партнеров», а с другой – предлагается военная помощь по нейтрализации конфликта.

«При этом интересы мирных держав и мирных граждан и стабильность государства, стабильность власти в расчет не принимаются», – сказал Шойгу.

Террористические группировки могут попытаться перенести активность из Афганистана в соседние страны, есть риски для экономических и инфраструктурных проектов в регионе, заявил заместитель командующего войсками Центрального военного округа России генерал-майор Рустам Миннекаев, выступая 28 сентября в Казанском федеральном университете. По его словам, деятельность террористических группировок в Афганистане представляет опасность в первую очередь для стран Средней Азии: «По нашей оценке, в этих условиях для распространения радикальной идеологии из Афганистана основным направлением является северное – в страны Средней Азии».

В конце августа по инициативе Президента России Владимира Путина в закрытом формате прошла видеоконференция лидеров стран-членов ОДКБ, выразивших глубокую озабоченность в связи с угрозами, исходящими из Афганистана, договорившихся не допускать инфильтрации радикалов на территорию государств организации, сообщил журналистам пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков. По его словам, «было отмечено, что важно не допустить инфильтрацию радикального исламизма на территорию государств – членов ОДКБ, пресекать вербовку граждан наших стран в ряды экстремистов, в том числе с использованием соцсетей и интернета. По-прежнему, чрезвычайно остро стоит проблема афганского наркотрафика, поэтому и по линии ОДКБ предстоит очень внимательно отслеживать то, как будут развиваться события».

«Участники (саммита) и Президент РФ в своем выступлении высказали особую озабоченность в связи с тем, что ИГИЛ (запрещен в РФ) сохраняет в Афганистане довольно сильные позиции. Это очень опасная тенденция, которая представляет угрозу для пространства ОДКБ», – продолжил Песков.

Для эффективного противодействия угрозе проникновения формирований джихадистских боевиков с территории Афганистана необходима координация действий России и всех пяти стран региона, включая Узбекистан, вступление которого в ОДКБ в нынешней тревожной обстановке в Центральной Азии становится особенно актуальным.