header
Системный кризис Международного уголовного суда
"13120"
Размер шрифта:
| 30.11.2010 Политика 
563 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Системный кризис Международного уголовного суда

23 ноября начался новый судебный процесс из категории международных процессов против высших государственных руководителей. На этот раз судят вице-президента Демократической Республики Конго Жана-Пьера Бембу, обвиняемого в убийствах, изнасилованиях и грабежах, совершённых вооружёнными отрядами Движения за освобождение Конго под предводительством Бембы. Обстоятельства дела весьма необычны.

Во-первых, все обвинения против Бембы касаются действий, совершённых на территории другого государства – Центрально-Африканской Республики (ЦАР). И вооружённые отряды Движения за освобождение Конго вошли туда по приглашению тогдашнего президента страны Ж.-Ф. Патассе. Во-вторых, причиной такого приглашения стала попытка военного переворота против Патассе со стороны начальника Генштаба Ф. Бозизе. Важно заметить, что победил всё-таки Бозизе, который и является нынешним президентом ЦАР. Главной проблемой здесь является то, что центральноафриканский суд постановил не проводить уголовного преследования Бембы – там прекрасно понимают, что главным зачинщиком конфликта является именно Бозизе. Нельзя снимать ответственности и с Патассе. Однако действия ни того ни другого не стали основанием для расследования ни в ЦАР, ни со стороны Международного уголовного суда (МУС). Таким образом, можно с большой долей уверенности предположить, что конфликт в ЦАР - лишь повод для расправы именно с Бембой как руководителем государства куда более богатого природными ресурсами, чем Центрально-Африканская Республика.

В этой связи нельзя не заметить, что в нарушение принципа комплементарности (дополнительности) МУС допустил принятие и других дел над другими лидерами оппозиционных партий и их военных подразделений Конго. Таким образом, мы наблюдаем весьма любопытную ситуацию: и нынешние власти Конго, и государства, управляющие оперативной деятельностью Международного уголовного суда, преследуют свои собственные цели: правительство ДРК пытается руками МУС разобраться с собственной оппозицией, а стоящие за Международным уголовным судом силы – обеспечить свой контроль над природными ресурсами Конго.

Дело Ж.-П. Бембы ещё раз оттенило системный кризис, в котором находится МУС, ибо в очередной раз этот суд идёт на нарушение собственного статута. Дело в том, что МУС не может заменять собой национальные судебные системы, а лишь дополняет их. За семь лет деятельности суда практически все дела были возбуждены с нарушением главного принципа, на основе которого был достигнут компромисс, позволивший создать этот суд – принцип комплементарности (то есть дополнительности). Исключением являются только два случая: когда государство не может или не хочет проводить расследование или судебное преследование. В самом первом деле Международного уголовного суда – деле Т. Лубанги - государство (Демократическая Республика Конго) действительно «не хотело» судить его, однако не в том смысле, в каком «нежелание» понимается в статуте МУС, а именно - сокрытия преступника от ответственности. В Конго просто хотели разобраться с лидером одной из политических партий Лубангой чужими руками. Международный уголовный суд на это согласился. А потом согласился сделать то же самое в Уганде, Кении и ЦАР.

Были совершены и другие многочисленные нарушения, включая издание ордера на арест действующего главы государства, использование ложных свидетелей и др. Особо значительные нарушения права наблюдаются сейчас на процессе против Т. Лубанги. Сначала в этом деле прокурор МУС отказался выполнить распоряжение суда о раскрытии источника информации не только обвиняемому, но даже самому суду. Это послужило основанием для первого прекращения процесса. Однако апелляционная палата отменила это решение судебной палаты, и процесс возобновился. Затем, уже после возобновления процесса, прокурор Окампо вновь отказался выполнить новое распоряжение суда о раскрытии имени некого «посредника», от которого была получена информация. Судебная палата вновь остановила процесс и распорядилась освободить обвиняемого.

Подобные действия прокурора МУС являются основанием для отрешения его от должности (1). Впрочем, возникает впечатление, что прокурор сознательно стремится прекратить процесс (руками суда), действительно зашедший в тупик. Однако только ли прокурор заинтересован в прекращении первого дела Международного уголовного суда? На первый взгляд, может показаться, что суд действует правомерно и даже смело. Однако это не совсем так. Не хватает одной важной детали: суд никак не наказывает саму прокуратуру за грубейшие нарушения прав обвиняемого, который сидит в тюрьме уже более пяти лет. Прокуратуру наказать надо было давно. Ведь уже первый свидетель обвинения ещё три года назад прямо в зале суда признался, что даёт ложные показания, которые его заставила дать прокуратура! Однако суд не прореагировал. Видимо, надеялись, что всё ещё можно поправить. Теперь же «смелость» суда мало чего стоит. Ведь судьи сами заинтересованы в прекращении дела (обратим внимание: речь идёт не об оправдании обвиняемого, а именно о прекращении дела!), так как они «переборщили», слишком долго покрывая преступления прокуратуры.

Таким образом, в настоящее время в Международном уголовном суде предпринимается попытка ликвидации судебного процесса под видом его «самоликвидации» с целью освобождения судей от ответственности за организацию ложного процесса. Этот факт не должен пройти мимо Ассамблеи глав государств-участников статута МУС, которая должна как минимум поставить вопрос о замене Л. Морено-Окампо в должности главного прокурора.

Впрочем, говорить о системном кризисе МУС можно только в смысле официально провозглашённой цели его деятельности («наказание главных виновников совершения международных преступлений», «прекращение безнаказанности», «установление высших стандартов международного уголовного процесса»). Что же касается реальной цели создания Международного уголовного суда, а именно - учреждения нового механизма контроля над государствами и целыми континентами, то эта цель выполняется весьма успешно. На сегодняшний день Африка поставлена под плотный контроль тех сил, которые контролируют деятельность МУС.

Практика Международного уголовного суда говорит о том, что необходим более жёсткий контроль за деятельностью этого учреждения – иначе будет продолжаться организация ложных процессов, а Суд будет использоваться для расправы с различными политическими фигурами в тех или иных странах мира в целях установления контроля над этими странами.

(1) Правила процедуры и доказывания Международного уголовного суда доступны на русском языке на официальном сайте суда: http://www.icc-cpi.int/NR/rdonlyres/F1E0AC1C-A3F3-4A3C-B9A7-B3E8B115E886/140168/Rules_of_procedure_and_Evidence_Russian.pdf
 
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.