Как победить афганский наркотрафик

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 120 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Глава Федеральной службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов предложил усилить миграционный контроль на границах со странами СНГ. Реализация этих предложений может не только повысить эффективность борьбы с наркотрафиком, но и помочь решить ряд непростых миграционных проблем, стоящих перед Россией и заметно обострившихся в последние годы.

Лейтмотив предложений главы ФСКН – ужесточение миграционного режима. Именно его мягкость не позволяет контролировать ситуацию с нелегальной миграцией, усугубившей в России ряд сложных внутренних проблем, включая наркоторговлю, рост преступности, межнациональной напряженности. Среди республик бывшего СССР, через которые идет основной объем афганского наркотрафика, визовый режим у России сегодня существует только с Грузией и Туркменистаном. Из прочих стран постсоветского Юга попасть в РФ можно, просто купив билет на поезд или самолет. Действенный миграционный режим на границе со странами Центральной Азией и Южного Кавказа, который позволил был контролировать цели, продолжительность и место проживания мигрантов, сегодня практически отсутствует.

С рядом центрально-азиатских государств у России существуют соглашения об упрощенном порядке приобретения гражданства. 26 февраля 1999 г. такое соглашение было заключено между Россией, Белоруссией, Казахстаном и Киргизией. В соответствии с ним лица, состоявшие ранее в гражданстве Белорусской ССР, Казахской ССР, Киргизской ССР или РСФСР и, одновременно - бывшего СССР, а также те, кто родился на территории этих республик, могут воспользоваться льготным порядком приобретения гражданства. Для этого требуется предоставить лишь заявление, паспорт, копии свидетельств о рождении и браке, а также и документы, подтверждающие факт наличия в прошлом гражданства или рождения в этих республиках. С Таджикистаном у России действует договор об урегулировании вопросов двойного гражданства от 7 сентября 1995 г. При этом Россия, Белоруссия и Казахстан являются участниками Таможенного союза и Единого экономического пространства, внутри которых действует льготный миграционный режим, тогда как Таджикистан и Киргизия в этих объединениях пока не участвуют.

Возможность свободного пересечения границы РФ с южными странами СНГ привела к тому, что в сводках ФСКН по ликвидации каналов наркотрафика обычно фигурируют уроженцы республик Средней Азии и Закавказья. Так, 12 марта пресс-служба ФСКН сообщила о задержании в Самарской области двух граждан Таджикистана, у которых было обнаружено более девяти килограммов афганского героина. 7 марта стало известно о задержании в Астраханской области двух уроженцев Азербайджана, у которых было изъято около полутора килограммов героина. 6 марта ФСКН сообщила о задержании «уроженца одной из республик Средней Азии, ныне жителя Республики Башкортостан», пытавшего сбыть около 350 г наркотиков. В конце февраля в Петербурге был задержан уроженец Азербайджана, у которого было обнаружено около 200 грамм гашиша. Дальнейшие опреативно-розыскные мероприятия позволили обнаружить в одном из кафе около 4 кг этого наркотика. В различных помещениях кафе были задержаны около 20 граждан Азербайджана, Туркмении, Узбекистана и Таджикистана, не имевших необходимых для проживания и работы на территории России документов. И всё это - только за последний месяц.

Тесная связь афганского наркотрафика с легальной и/или нелегальной миграцией из республик Средней Азии и Закавказья столь очевидна, что без изменения миграционного режима здесь ничего не поделаешь. Перехватывать наркотики ФСКН приходится уже внутри России, что гораздо труднее, чем на границе. По данным В. Иванова, в России по контрабанде афганского героина возбуждается всего 0,5% всех уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков, тогда как в США на границе перехватывается от 30 до 50% их объема. Разница в том, что в США пограничники включены в борьбу с наркотрафиком, а в России, по словам директора ФСКН, «институт государственной границы РФ на законодательном уровне практически полностью выключен из системы мер по борьбе с контрабандой наркотиков».

В. Иванов считает необходимым предпринять четыре шага: отменить право пересечения границы РФ по внутренним национальным паспортам, проработать вопрос о выходе из международных соглашений об упрощенном порядке приобретения гражданства, установить на границе иммиграционный контроль и принять закон об ответственности тех лиц, въезд которым в Российскую Федерацию запрещен. Кроме того, необходимо упорядочить порядок ввоза в РФ сельскохозяйственных товаров. По данным ФСКН, до 70% наркотиков сегодня ввозится в Россию с плодоовощной продукцией. Косвенным результатом этого является усиление конкурентного давления на российское сельское хозяйство. Тягаться с рентабельностью такого сельскохозяйственного импорта, в которую заложена прибыль от продажи наркотиков, наши аграрии не могут.

Рост наркомании все больше тревожит российские власти. Ежегодное количество смертей в России от употребления наркотиков оценивается в 100 тыс., что абсолютно недопустимо. В начале марта президент РФ Д. Медведев подписал закон, ужесточающий ответственность за незаконное производство, хранение и сбыт наркотиков, психотропных веществ и прекурсоров (веществ, необходимых для производства наркотиков). Преступления, связанные с использованием наркотиков, теперь рассматриваются как отягчающее обстоятельство, а полученное в результате таких преступлений имущество подлежит конфискации. Более строгими становятся наказания. За сбыт наркотиков в особо крупном размере, например, закон предусматривает пожизненное лишение свободы. Вводится повышенная ответственность за сбыт наркотиков в исправительных и образовательных учреждениях, на объектах спорта и в местах досуга.

Однако все эти меры направлены на борьбу с наркотиками внутри России, тогда как оптимальным было бы блокирование наркотрафика на границах. И, как уже сказано, без изменения миграционного режима кардинально исправить положение не удастся. Примером успешного функционирования более жесткого пограничного контроля является опыт Туркмении, которая не только ввела в 1999 г. визовый режим со всеми странами СНГ, но и вышла в 2003 г. из соглашения о двойном гражданстве с Россией. Как результат, в сводках ФСКН о задержании наркоторговцев граждане Туркмении, в отличие от тех государств Содружества, с которыми у России существует безвизовый режим, практически не фигурируют. Между тем в Центральной Азии Туркмения располагает второй по протяженности (744 км.) границей с Афганистаном, уступая лишь Таджикистану (1344 км.), и ситуация с потоками наркотрафика могла бы быть совсем другой.

Рост нелегальной миграции в Россию из Центральной Азии имеет ещё один важный аспект. Неконтролируемый поток мигрантов вызывает в российском обществе растущее раздражение, которое используется противниками постсоветской интеграции.  Так, во время президентских выборов Михаил Прохоров предложил, например, не только ввести визовый режим с Центральной Азией, но и выйти из Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. Упорядочивание миграции не только снизит градус антииммиграционных настроений в России, но и придаст ее отношениям с государствами Центральной Азии более здоровый характер.