header
Ангола: миг между прошлым и будущим
"23203"
Размер шрифта:
| 18.07.2012
944 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Ангола: миг между прошлым и будущим

31 августа 2012 г. в Анголе должны состояться очередные, третьи выборы в парламент и одновременно выборы президента. Событие неординарное для страны, где глава государства занимает этот пост с 1992 года и сосредоточил в своих руках практически всю полноту власти. Предыдущие выборы состоялись в 2008 году, и тот факт, что новые проводятся всего через четыре года, активно используется официальными СМИ и местными политологами как доказательство демократических преобразований и либерализации общественно-политической жизни. Действительно, прогресс налицо – интервал между первыми и вторыми выборами составил 16 лет.

Первые состоялись 29-30 сентября 1992 года, и тогда Жозе Эдуарду душ Сантуш (лидер МПЛА - Народного движения за освобождение Анголы) набрал почти 50% голосов, его основной соперник Жонас Савимби (лидер УНИТА - Национального союза за полную независимость Анголы) получил 40%, но объявил подсчет голосов сфальсифицированным и не признал результаты. С тех пор вопрос о том, кто более достоин возглавить страну, они выясняли с помощью оружия, пока Ж.Савимби не был убит в 2002 году.  Гражданская война длилась в Анголе 27 лет, за это время погибло более двух миллионов человек, 4,3 миллиона лишились крова, свыше 4 миллионов стали беженцами и переселенцами. При численности населения 18,5 млн. человек (данные 2009 года) в стране насчитывалось более 3 миллионов инвалидов, пострадавших от подрывов на  противопехотных минах.

Не секрет, что партия МПЛА пришла к власти во многом благодаря помощи СССР и Кубы, которые предоставили этому движению не только мощную военно-техническую поддержку, но и направили в далекую африканскую страну своих военных советников и специалистов (а кубинцы были представлены и полнокровными войсковыми подразделениями). Красная ангольская земля во многих местах пропитана кровью этих воинов-интернационалистов, абсолютное большинство которых свято верили в правоту своего дела. По неофициальным данным,  в 1975–2002 годах в Анголе «отметились» свыше 350 тысяч военнослужащих и 70 тысяч гражданских специалистов из СССР и его правопреемницы России.

В своё время многие ангольцы учились в СССР, включая президента душ Сантуша, который окончил Бакинский институт нефти и газа. Отношения были действительно дружественными, и, помимо политического влияния, имелись грандиозные перспективы развития экономического сотрудничества с учетом наличия в Анголе богатейших запасов нефти, газа, алмазов и других полезных ископаемых. Однако в 1992 году Б. Ельцин заявил, что в Африке России делать нечего. Быстро и резко, в разы, сократилась российская помощь Анголе, сотни «камарадо совьетико» по приказу сложили чемоданы и убыли на родину строить чубайсовско-ельцинский капитализм.

Удивляясь переменам курса «друга и учителя», Ангола была вынуждена корректировать свою политику и также сменила приоритеты: из названия страны было исключено слово «народная», власти отказались от марксистско-ленинской идеологии, от социалистического пути развития и активно приступили к первоначальному накоплению капитала с перераспределением государственной собственности в пользу небольшой группы «избранных», куда, естественно, вошли президент, члены его семьи, а также лица доверенные и приближенные. Страна погрязла в коррупции, невиданной даже по африканским меркам.

Для закрепления статус-кво в конституцию, принятую в 1975 году, неоднократно вносились изменения: в 1991 при подготовке проведения выборов, затем в 1994-м и 2008-м. По закону после выборов 5 сентября 2008 года парламент был обязан в течение 40 дней представить кандидатуру нового президента. Понятно, что реальная кандидатура была одна, но «наверху» решили не затруднять себя соблюдением даже формальной стороны вопроса, и президент сохранил свой пост автоматически. В 2011 году основной закон страны вновь был пересмотрен – теперь кандидатов на высший государственный пост должна представлять партия, победившая на парламентских выборах. В том, что ею станет МПЛА, сомнений нет даже у ее противников. Задумка состоит в том, что таким образом готовится передача власти и обеспечивается ее переход второму лицу в партийном списке. А переход, по мнению многих, назрел.

Многие эксперты сходятся во мнении, что преемником станет Мануэль Домингуш Висенте, нынешний министр экономического развития Анголы, назначенный на этот пост в январе 2012 года. Его послужной список сравнительно короток, но впечатляет. В 1983 году окончил инженерный факультет университета в Луанде, поступил на работу в министерство нефти. В 1991 году был назначен заместителем гендиректора государственной нефтегазовой  компании Sonangol Group, а с 1999 по 2012 работал ее руководителем. Является совладельцем крупнейшей частной нефтяной компании в Анголе - Nazaki Oil and Gaz, созданной в 2010 году.
В декабре 2009 года М.Висенте вошел в состав Политбюро МПЛА, партии «руководящей и направляющей». Последние годы он сопровождал президента во всех зарубежных визитах и принимал участие в важнейших переговорах, что также свидетельствует о его близости к лидеру государства. Именно поэтому ему прочат второе место в партийном списке на грядущих выборах, что должно повлечь назначение на пост вице-президента с соответствующими перспективами. Впрочем, в партийной верхушке есть влиятельные лица, настроенные скептически и полагающие, что Висенте недостаточно искушен в политике, так что считать его назначение вопросом решенным пока рано.

Как бы там ни было, душ Сантуш находится у власти 33 года, и растет число тех, кто считает, что ему пора уйти. Многие ангольцы полагают, что при тех природных богатствах, которые имеет страна, они могли бы жить гораздо достойнее, и вина за их нищенское существование лежит на президенте. Президент и сам признает, что «из каждых 100 ангольцев 60 живут ниже черты бедности, не могут нормально питаться, не имеют легкого доступа к питьевой воде, санитарии, медицинскому обслуживанию, образованию». Однако попытки властей оправдать безработицу (40% трудоспособного населения) и неграмотность (70%)  «тяжелым наследием колониализма» уже не убеждают.

Ангола действительно может обеспечить своим гражданам достойную жизнь. Макроэкономические показатели страны в условиях мирового экономического кризиса поразительны:  в 2011 год рост ВВП страны составил 10,5%, в 2012 ожидается на уровне 12%. Конечно, такой подъем обеспечивает в первую очередь нефтяной сектор, он же дает более 75% налоговых поступлений и 98% от общего объема экспорта. Сейчас в Анголе прочно закрепились такие нефтяные гиганты, как американские Cobalt International Energy, Exxon, Shell, Chevron, французская Total, итальянская ENI, китайская SINOPEC, а также компании канадские, бразильские, норвежские, алжирские…

Помимо нефтяных в страну устремились и другие иностранные компании: немецкая телекоммуникационная Escom, испанская рыболовная Gabrielitos, строительные из Бразилии (Odebrecht) и Португалии (Mota-Engil). Вслед потянулись бизнесмены и квалифицированные рабочие, в первую очередь из бывшей метрополии. Дело дошло до того, что премьер-министр Португалии Педро Коэльо приезжал в Луанду с просьбами о предоставлении экономической помощи (кредиты) и инвестициях в португальскую экономику.

Душ Сантуш в связи с этим не без удовольствия заявил: «Ангола готова помочь Португалии справиться с финансовым кризисом. Мы понимаем трудности, с которыми столкнулся народ Португалии. Ангола открыта для португальцев и готова помогать Португалии». Десятки тысяч квалифицированных специалистов из Португалии выстроились в очередь за получением ангольских рабочих виз, а ангольцы, по данным португальского еженедельника Sol, в 2011 году стали самым быстрорастущим туристическим контингентом: их число увеличилось почти на 60%,  и они оставили в Португалии около 220 миллионов евро. Последовали и более крупные вложения ангольского капитала, в результате чего под его контролем оказались многие португальские банки и даже национальный перевозчик – авиакомпания ТАР и общественное португальское телевидение RTP.

Однако все эти факты меркнут в сравнении с показателями, характеризующими отношения Анголы с Китаем.  Воспользовавшись тем, что постоянно обвиняемое в коррупции правительство Анголы имело натянутые отношения с МВФ, Китай в 2004 году предложил дешевые кредиты и массу «товаров народного потребления», и в 2009-м Ангола стала крупнейшим торговым партнером КНР в Африке -  экспорт китайских товаров и услуг достиг 2 млрд. долларов, Ангола расплачивалась нефтью: в 2004 году в Гонконге была создана совместная компания China Sonangol International Holding Ltd., а к 2010 году доля ангольской нефти достигла 40% в импорте этого сырья в КНР. В 2011 г. китайцы приобрели 18% компании «Катока», разрабатывающей крупнейшую в мире кимберлитовую трубку, запасы алмазов в которой оцениваются специалистами в 200 миллионов карат.

Китай реализует несколько мегапроектов в Анголе, в частности ведет строительство нового международного аэропорта Луанды (предполагается, что он станет крупнейшим в Африке), сети автомагистралей и железных дорог, занимается масштабным жилищным строительством. В столичном пригороде Киламба одна из китайских корпораций построила 750 многоэтажных зданий, десять школ и около ста магазинов. Строительство шло около трех лет и обошлось в $3,5 млрд., предполагалось, что здесь будут проживать более полумиллиона человек. Однако дома стоят полупустыми - квартиры стоимостью от $120 до $200 тыс. оказались слишком дорогими для местного населения.

Здесь уместно упомянуть, что Луанда уже несколько лет занимает первую строчку среди самых дорогих городов мира. Иностранцу невозможно найти гостиницу, где стоимость проживания была бы ниже 250 долларов в сутки (это в гостинице, которая по европейским меркам едва дотягивает до одной звезды). Стоимость скромного обеда, аренды даже самого простого авто просто зашкаливает. При этом движение в центре по рабочим дням парализовано из-за пробок, значительную часть которых составляют дорогие машины последних марок, а в центре растут все новые небоскребы, где размещаются все новые банки, торговые представительства и офисы богатых компаний.

А что же Россия?  Её последним крупным политическим достижением было участие РФ в «Тройке» (вместе с США и Португалией) наблюдателей от ООН за первыми парламентскими и президентскими выборами 1992 года. Россия очень гордилась своим членством в «Тройке» вплоть до 1998 года, когда правительство Анголы фактически выдворило наблюдательную миссию ООН из страны. Что касается достижений в области торгово-экономического сотрудничества, то в 2008 году «Техностройэкспорт», наконец, ввел в строй ГЭС на реке Капанда (провинция Маланже), строившуюся 20 лет. В 2011 году торговый оборот между Анголой и Россией составил около 40 млн. долларов (для сравнения - в докризисный, 2008 год, он достигал 76 млн. долларов), то есть стал сравним со стоимостью нескольких вилл на лазурном берегу океана южнее Луанды. И лишь выцветший лозунг на заборе Главного военного госпиталя в центре Луанды со словами «Империализм наш главный враг» напоминает о «комбатанте Володя» и том времени, когда слово «совьетико» зажигало на лицах ангольцев ослепительно приветливые белозубые улыбки.


 
 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.