header
От Косова до Крыма
"21832"
Размер шрифта:
| 19.03.2014 Мнение эксперта 
1641 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

От Косова до Крыма

«Мы никогда не уходим от сотрудничества в дипломатических форматах. Если партнеры не хотят этого, заставить их мы не можем. Надеюсь, они осознают (и мы ощущаем это в частных беседах), что это случай, который не может рассматриваться изолированно от истории. Независимо от того, есть или нет прецеденты в международном праве (а они есть), ответственно заявляю: все понимают, что значит Крым для России и что значит он несоизмеримо больше, чем Коморы для Франции или Фолкленды для Великобритании». Эти слова министра иностранных дел России Сергея Лаврова, сказанные на пресс-конференции по итогам переговоров с госсекретарем США Джоном Керри в Лондоне, подвели черту под попытками Запада сдержать поступательное движение Крыма к воссоединению с Россией. 

Голосование 16 марта 96,77% участников референдума в Крыму за присоединение к России и подписание 18 марта в Москве Договора о принятии Республики Крым в состав Российской Федерации стали событием мирового значения, указывающим на коренные изменения во всей системе современных международных отношений... 

Если в 1990-е – первой половине 2000-х годов геополитические изменения в Евразии происходили в основном в русле интересов США, ЕС и НАТО, то со второй половины 2000-х годов данный процесс стал уравновешиваться растущим влиянием России и ее интеграционных проектов. 

Важное место в динамике этих процессов занимают одностороннее провозглашение независимости Косова в 2008 году и последующее поспешное признание данного акта западными державами. Косовский прецедент во многом определил последующий ход событий в других конфликтных зонах Балкан, Причерноморья и Кавказа.

Вспомним решение Международного суда ООН в Гааге по Косову от 2010 года, которое фактически признало соответствующими международному праву односторонние декларации подобного рода. «Международные правовые нормы не содержат никаких действующих положений, которые бы ограничивали декларации независимости. На основании этого мы можем заключить, что декларация от 17 февраля 2008 года не нарушает международные правовые нормы», - говорилось в том решении. Как отметил зачитавший его тогда председатель Международного суда ООН Хисаси Овада, международное право «не содержит применительного запрета» на декларацию независимости.

Такая позиция полностью соответствовала подходу США. Еще в июле 2009 года Белый дом представил Международному суду ООН комментарий по ситуации в Косове, где говорилось, что «правовой принцип территориальной целостности не препятствует негосударственным образованиям мирным путем объявлять о своей независимости». Именно таким путём и объявил о своей независимости Крым.

В том же ключе следует рассматривать напоминание, которое сделала на днях спикер Совета Федерации российского Федерального Собрания Валентина Матвиенко: «Я хочу напомнить решение Международного суда Организации Объединенных Наций по Косово от 22 июня 2010 года, которое, основываясь на статье первой пункта 2 устава ООН, создало прецедент, согласно которому не требуется мандата центральных властей на проведение референдума и на решение вопроса о самоопределении части государства. Прецедент в международном праве - это закон. Таким образом, власти Крыма действуют в соответствии с международным правом и решениями Международного суда Организации Объединенных Наций». 

Самоопределение Крыма – не первое проявление «косовского прецедента» на пространстве бывшего СССР. Как признают брюссельские дипломаты, именно признание Западом независимости Косова во многом подвигло тогдашнего президента Грузии Михаила Саакашвили на военную операцию в Южной Осетии в попытке раз и навсегда ликвидировать собственное «Косово». Результат хорошо известен: самоопределение Южной Осетии и Абхазии, признание их независимости Россией. 

В Евросоюзе сейчас пытаются максимально сгладить влияние воссоединения Крыма с Россией на геополитическую обстановку в балканско-черноморско-кавказском регионе. Верховный эмиссар Евросоюза по общей внешней политике и политике безопасности Кэтрин Эштон в очередной раз призывает Россию «вступить в диалог с руководством Украины, продолжать переговоры с международным сообществом, чтобы разрядить ситуацию и найти пути выхода из кризиса политическим путем». Что ж, Россия готова к переговорам, но в условиях новой реальности, когда Республика Крым и Севастополь вошли в число субъектов Российской Федерации. 

Американский политолог Томас Фридман на страницах газеты The New York Times признаёт, что США изначально взяли порочный курс в отношении России, начиная с решения 1999 года о расширении НАТО на восток. Став заложниками этого решения, США продолжают жить в мире, «который уже перестал существовать». И в том же ключе звучит сегодня риторический вопрос известного американского консерватора Патрика Бьюкенена: «Разве непонятно было, что Россия, являющаяся великой державой и наблюдающая за тем, как в результате киевского переворота при поддержке США ее соседка уходит с российской орбиты, будет отстаивать свои стратегические позиции на Черном море, которые она удерживала на протяжении двух столетий?» [1]

Успехи политики России на крымском направлении показывают, что мир действительно изменился. Независимость Косова обернулась для Запада пирровой победой.

[1] The American Conservative, 18.03.2014

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.