header
Война в Йемене: исторические предпосылки и геополитические аспекты (II)
Размер шрифта:
| 08.04.2015 Политика 
614 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Война в Йемене: исторические предпосылки и геополитические аспекты (II)

Часть I

Военно-воздушная операция Саудовской Аравии и ее союзников в Йемене – это признак перехода всего Ближнего Востока в новое геополитическое измерение. Основными элементами новой ситуации являются активное участие различных региональных сил в перекройке существующих государственных границ, гонка вооружений в регионе и постепенное размывание прежних стратегических союзов государств региона с Соединёнными Штатами и другими западными державами. Все это придает ближневосточным конфликтам ещё большую сложность и многоплановость.  На очереди – образование новых альянсов и игра на региональной шахматной доске с периодической сменой фигур и сторон.

В новой обстановке Саудовская Аравия, Турция, Иран, Катар всё чаще будут прибегать к пресловутым «гуманитарным интервенциям», отрицая принципы территориальной целостности и государственного суверенитета в том виде, как они сформулированы в основополагающих документах международного права.

Вспоминать в связи с этим про Устав ООН стало уже бесполезным делом. Однако применительно к Ближнему Востоку можно напомнить принятую в 1960 году Генеральной Ассамблеей ООН Декларацию о предоставлении независимости колониальным странам и народам. Ее основной смысл заключался в том, что документ лишал смысла «рассуждения об иерархическом сообществе государств, в котором права членства и участия предоставлялись в зависимости от степени развития и особенностей того или иного общества». [1]

И Устав ООН, и Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам являются препятствием для архитекторов «Нового мирового порядка», стремящихся как раз утвердить в мире иерархическую (колониальную) структуру международных отношений. 

Размывание представлений о государственном суверенитете на Ближнем и Среднем Востоке (а это не только Йемен, Афганистан или Ирак, но и Турция, Сирия, Бахрейн) обычно связывают с колониальным наследием и происками террористов «Исламского государства» (ИГ). Однако этим происходящее не объяснить. Ответственность за перекройку карты «Большого Ближнего Востока», начатую вторжением в Афганистан в 2001 году и затем в Ирак в 2003 году, лежит прежде всего на Соединённых Штатах. 

Сегодня этот процесс принял угрожающий характер. Эксперты и дипломаты уже подсчитали, что Ливия, Ирак, Сирия, Йемен и даже Саудовская Аравия могут распасться по меньшей мере на 14 государств, которые затем могут объединиться в «Суннитстан» и «Шиитстан».

Показательно, что грядущая перекройка ближневосточной политической карты по лекалам исламистов особенно популяризуется англо-саксонскими авторами. Французские эксперты более осторожны в оценках. Например, Мишель Фуше, отмечая появление «зон, в которых отсутствует государственная власть», утверждает, что радикалы из «Исламского государства» являются поборниками государственных институтов. «В числе первых шагов, которые они предпринимают - установление классических государственных институтов, введение паспортов, валюты, всех тех вещей, которые мы ожидаем от государств, окруженных границами», - напоминает Мишель Фуше.

Кстати, и арабская коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, ведет войну в Йемене не против трансграничного «Исламского государства», а на стороне одной из внутрийеменских политических сил против их противников. Схожим образом развивается ситуация в Бахрейне, где суннитская власть противостоит шиитскому большинству населения. И там, и там «Исламское государство» выступает лишь пропагандистским прикрытием планов расширения военно-политического влияния Саудовской Аравии и просаудовского Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива.

Представляется, что дальнейшее развитие событий здесь будет определяться в первую очередь не военными успехами саудовской коалиции в Йемене, а наметившимся на переговорах в Лозанне сближением США с Ираном и одновременным ростом внешнеполитической экспансии Турции. И для Тегерана, и для Анкары Эр-Рияд -  конкурент и противник. Очень многие сегодня в Турции думают так, как писало на днях тамошнее интернет-издание Taraf: «На примере Йемена видно, что Турция, бросившая якорь в суннитский лагерь, увы, не может избавиться от роли третьесортного тылового отряда Саудовской Аравии». 

Турецкое интернет-издание Yenicag считает, что заявление президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о поддержке действий Саудовской Аравии в Йемене не отвечает интересам Турции. «Важно понимать, что арабо-иранский конфликт - это борьба за интересы и региональное лидерство, а суннизм и шиизм - это инструмент и предлог во внешней политике этих стран… Очевидно одно: Иран напугал арабов. А Турции следует помнить о своих интересах и занимать нейтральную позицию в этом арабо-персидском споре». 

У Турции и Ирана наработан определенный опыт двустороннего взаимодействия, в том числе в плане урегулирования иранской ядерной проблемы. И если внешнеполитическая и энергетическая смычка США – Иран - Турция станет реальностью, от Саудовской Аравии можно ожидать самых непредсказуемых действий, включая разработку собственной ядерной программы по иранскому образцу.

[1] Bain W. The Political Theory of Trusteeship and the Twilight of International Equality // International Relations. Vol.17. №1. 2003. P.66.
[2] AFP 110325 GMT DEC 14
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.