header
Россия и международная юстиция. Первый шаг в верном направлении
Размер шрифта:
| 20.12.2015 Мнение эксперта 
2029 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Россия и международная юстиция. Первый шаг в верном направлении

15 декабря вступили в силу изменения, внесённые в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации». Первым шагом к принятию данного решения стало постановление Конституционного суда России, в котором рассматривался вопрос о том, что делать с постановлениями Европейского суда по правам человека, исполнение которых приведёт к нарушению Конституции России. Конституционный суд решил, что положения Конституции России обладают высшей юридической силой и потому никакие другие акты не могут иметь по отношению к ним приоритет. (1) 

И вот теперь сказал своё слово законодатель. Принят закон, который подробно расписывает процедуру, необходимую в тех случаях, когда выполнение решения международных органов могут нарушить Конституцию РФ. По новому закону органам, которые должны выполнять постановления международных судов, предоставлено право обращаться в Конституционный суд РФ (КС РФ) с просьбой выяснить, не приведёт ли исполнение данного решения к нарушению Конституции. В случае, если КС РФ придёт к выводу о том, что это действительно нарушит Конституцию, он объявляет решение «неисполнимым». И если Конституционный суд РФ принимает такое постановление, какие-либо действия (акты), направленные на исполнение решения данного международного органа, в Российской Федерации не могут ни приниматься, ни осуществляться. (2)

Комментаторы нового закона в основном связали его применение с решениями Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Такая оценка во многом верна, так как причиной принятия закона действительно стал целый ряд юридически сомнительных, а порой и откровенно провокационных решений ЕСПЧ. Однако текст нового закона говорит обо всех «межгосударственных органах по защите прав и свобод человека». В данную категорию входит не только ЕСПЧ, но и другие органы, например Комитет по правам человека, (3) Комитет против пыток (4), Европейский комитет по предотвращению пыток. (5) Хотя число жалоб в данные органы несопоставимо с количеством жалоб в Европейский суд по правам человека, эти органы тоже могут оказывать негативное воздействие на правовую систему России в случае вынесения решений, исполнение которых может противоречить конституционным положениям. 

Новый российский закон вызвал на Западе бурю негодования. Организация Human Rights Watch заявила, что данное решение «будет иметь самые масштабные последствия» (?). Западные юристы уже пытаются изобрести аргументы, которые поставили бы под сомнение юридическую силу принятого Россией решения. Так, например, утверждается, что новый закон не сможет оказать никакого влияния на исполнение решений международных органов в связи с участием России в другом международном договоре, а именно в Венской конвенции о праве международных договоров…(6) 

С чего бы такая дёрганая реакция? Внимательное изучение текста закона показывает, что вынесение решения в отношении международного органа возможно только со стороны Конституционного суда, который должен доказать неисполнимость принятого решения. Тут ни тени произвола, предусмотрена довольно сложная судебная процедура. Тем не менее на Западе реагируют нервно. В своё время Россию поставили в жёсткие рамки «приоритета международного права», однако за красивыми словами оказались совсем некрасивые дела. Сегодня Россия вырывается из этих рамок

Здесь можно выделить две проблемы. Во-первых, международные органы стали совершенно произвольно толковать нормы действующего международного права. А ведь хорошо известно, что толкование может существенно изменить смысл нормы. И здесь Россия оказалась заложницей чужого толкования общих норм. Во-вторых, международные органы стали создавать свои собственные нормы, также называя их «международными», но ни Россия, ни другие государства в их создании участия не принимали и согласия на их обязательность не давали. Однако эти новые нормы стали «продавливаться» в качестве международных только потому, что они приняты международными судами. Хотя принимались они подчас судебными палатами в составе трёх-четырёх человек, а иногда даже одного человека! Причём это не эксцесс исполнителя и не побочный эффект благого начинания. Это целенаправленная политика глобальной власти по разрушению действующего международного права и созданию нового права, которое правильнее было назвать не международным, а глобальным правом, ибо оно создаётся без участия и без согласия большинства субъектов международного права. 

Кстати, в последнее время стали появляться выполненные на иностранные гранты публикации молодых российских юристов, в которых доказывается обязательность для России решений органов типа Комитета по правам человека, Комитета против пыток и т.п. В международных договорах, на основании которых созданы эти комитеты, чётко говорится о рекомендательном характере их решений. Однако политика «толкования» ведёт к тому, что появляются учёные труды, выносятся решения, предоставляются гранты для доказательства обязательной силы таких решений!

Что касается попыток дискредитировать новый российский закон, то пока они безуспешны. Аргументация слаба и рассчитана лишь на тех, кто не заглянет в документы, на которые ссылаются критики. Так, при ссылках на участие России в Венской конвенции о праве международных договоров, вероятно, речь идёт о статье 27 («Внутреннее право и соблюдение договоров»). Согласно данной статье, участник договора не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора. Однако наши критики, как всегда, лукавят. Во-первых, речь идёт не о выполнении договора, а о признании отдельных решений отдельных органов неисполнимыми, во-вторых, речь идёт не о внутреннем «праве» России, а о решении высшего судебного органа государства. В конце концов, государство само устанавливает, какие нормы имеют для него приоритет: нормы его Основного закона или иностранные. Россия это наконец определила.

Вступивший в силу Закон России «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации"» – лишь первый шаг в верном направлении. Новый закон касается только решений международных органов по правам человека, но сегодня против России развязана юридическая война, в которой принимают участие и другие международные суды. Примеров вынесения в отношении России решений, в которых международное право либо произвольно толкуется, либо просто игнорируется, хватает. Это и решение Международного суда ООН по делу «Грузия против России», и решение Международного арбитражного суда по делу ЮКОСа, и решение прокурора Международного уголовного суда по ситуации в Южной Осетии, и решения Международного трибунала по морскому праву… России для защиты своего суверенитета ещё предстоит провести большую юридическую работу, первым шагом в которой стал новый закон от 4 декабря 2015 года.

(1) Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2015 г. N 21-П г. Санкт-Петербург "по делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации", частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы"
(2) Федеральный закон Российской Федерации от 14 декабря 2015 г. N 7-ФКЗ "О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации"
(3) Комитет по правам человека – орган по контролю за исполнением государствами положений Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 года). Данный комитет обладает компетенцией рассматривать индивидуальные жалобы граждан России.
(4) Комитет против пыток – орган по контролю за исполнением государствами положений Международной конвенции о запрещении пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 года). Данный комитет обладает компетенцией рассматривать индивидуальные жалобы граждан России.
(5) Европейский комитет по предотвращению пыток – орган по контролю за исполнением государствами положений Европейской конвенции о предотвращении пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания (1987 года). Данный комитет обладает компетенцией рассматривать индивидуальные жалобы граждан России, а также издавать указания по своей инициативе.
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.