О возможности российско-американской коалиции против ИГ: проблемы остаются
1948

О возможности российско-американской коалиции против ИГ: проблемы остаются

Недавняя встреча начальников генеральных штабов США, России и Турции в Анталье пробудила определённые надежды на то, что общий фронт борьбы против запрещённого в России террористического «Исламского государства» (ИГ) наконец сформируется. Однако затем в США, превращающихся по части хранения секретов в некое гигантское сито, пошли утечки, из которых следовало, что подготовленный Пентагоном для президента Трампа план ведения войны с ИГ подобных намерений не содержит. 

Эксперты, которым якобы удалось ознакомиться с подготовленным документом, утверждают, что на деле этот план мало чем отличается от планов администрации Обамы. Предусматриваются лишь некоторое увеличение интенсивности боевых ударов с воздуха и увеличение помощи Сирийским демократическим силам (СДС), состоящим преимущественно из курдов. Широко разрекламированное введение в район Манбиджа американского контингента в несколько сот человек, скорее, должно предостеречь местных курдов от «чрезмерного» сближения с Дамаском, чем способствовать решению боевых задач на фронтах с ИГ. Возникает вопрос: является ли это окончательным отходом Трампа от его предвыборных обещаний взаимодействовать с Москвой в борьбе с терроризмом или такая перспектива ещё полностью не утрачена?

Можно, наверное, выделить две основные причины, по которым новая американская администрация уклоняется от совместных действий с Россией в области, с которой могла бы, в принципе, начаться нормализация отношений двух стран.

Первая причина – нежелание усиливать нагнетание параноидального страха перед «кремлёвским проникновением» во все поры американской жизни. Когда солидные издания обвиняют бывшего помощника президента по национальной безопасности М. Флинна в том, что тот не проинформировал о вопросе, заданном ему на публичном университетском семинаре какой-то русской студенткой, то это уже последняя станция перед серьёзной клиникой. Возможно также, что окружение Трампа опасается, что, разделив с Путиным лавры победы над ИГ в Сирии, американский президент лишится необходимых ему политических дивидендов. 

Вторая причина связана с подходом к участию Америки в многосторонних войнах. У американских стратегов всегда была популярна максима из «Искусства войны» Сунь-Цзы, гласящая, что «тот, кто умеет вести войну, покоряет чужую армию, не сражаясь; берет чужие крепости, не осаждая; сокрушает чужое государство, не держа свое войско долго». Это проявилось в ходе двух мировых войн, когда американская армия появлялась в Европе не раньше, чем силы враждующих сторон были истощены и приходила пора заняться разделом трофеев. 

Похожая ситуация складывается и на ближневосточном театре боевых действий против ИГ. Территория, контролируемая террористами, постепенно сокращается. Они уже практически не способны к крупным наступлениям. Недавний повторный захват ими Пальмиры длился недолго и больше походил на набег, чем на продуманную операцию. В результате правительственная армия «перемолола» там значительные силы террористов и продвинулась значительно дальше на восток. Террористам перекрыты все каналы поставок и прибытия подкрепления из других стран через Турцию. Подорвана криминальная экономика контрабанды нефти. Нечем платить наёмникам. Единственное направление поступления свежих сил - через Ирак, но и там потенциал ИГ ослабевает. Падение Мосула не за горами.

В этих условиях соблазн появиться в последний момент, объявить о своей решающей роли в достижении победы и продиктовать условия мира у американских политиков и генералов явно возрос. Намечена и цель – взятие с помощью американских союзников из СДС «столицы» ИГ Ракки, после чего можно будет претендовать на главный вклад в разгром «халифата».

Такая стратегия, однако, представляется близорукой и опасной. Боевики ИГ, как известно, сражаются фанатично, они будут отчаянно цепляться за удерживаемые ими районы, и разрозненные действия против них лишь увеличат потери всех их противников, а также сирийского населения. Сам по себе захват Ракки вообще ничего не решает, поскольку сейчас этот город оказался на периферии боевых действий и центральные органы управления террористической группировкой оттуда давно выведены. Главные сражения заключительного этапа войны с ИГ, по всей видимости, развернутся в районе Дейр эз-Зора, куда через пустыню при поддержке российских ВКС упорно пробивается правительственная армия.

Не исключено также, что перед лицом окончательного поражения боевики ИГ приведут в действие свою угрозу взорвать плотины на Евфрате. В этом случае возникнет опасность полного затопления находящейся в нижнем течении реки трехмиллионной иракской Басры. Населённая преимущественно шиитами, она объявлена суннитскими фанатиками из ИГ «вполне заслуживающей наказания Аллаха». О серьёзности положения свидетельствует то, что сирийское правительство постоянно просит западную коалицию ни в коем случае не бомбить не только дамбы на Евфрате, но и мосты через эту реку. Для предотвращения трагедии могут понадобиться быстрые согласованные действия российского и американского спецназов, и, если предварительное взаимодействие между ними к тому моменту налажено не будет, сделать это будет трудно.

Возможны и самые неожиданные сюрпризы. Например, нельзя исключать, что вытесняемые из Ирака и Сирии формирования ИГ предпримут маневр в направлении Иордании и Саудовской Аравии. Нечто похожее они уже проделали во время внезапного броска на Мосул. Положение в этих странах непростое и готовых выступить на стороне ИГ там хватает. Армии государств Персидского залива хорошо вооружены, но каковы боевые качества саудовских правительственных войск, демонстрируют босоногие хуситы в Йемене, неоднократно наносившие им чувствительные боевые потери. Главной целью для ИГ всегда были Мекка и Медина, в направлении которых эта группировка может предпринять свой марш отчаяния, обвинив королевскую династию в предательстве «дела ислама». Не случайно одним из наиболее последовательных сторонников объединения всех сил в борьбе с ИГ является иорданский король Абдалла II. Однако он пока в число главных собеседников Белого дома по вопросам сирийского урегулирования не входит.

Непонятно также, что будет делать Вашингтон после разгрома ИГ в Сирии со своей главной опорой в этой стране – курдами. Ведь за свои услуги курды ожидают поддержки со стороны американцев как минимум их федерального статуса, а как максимум независимости. Если США признают права курдов на такие изменения, то серьёзно, вплоть до полного разрыва испортят свои отношения с Анкарой и Багдадом, что для американцев едва ли приемлемо. Если не признают, то неизбежно оттолкнут от себя курдов, которые будут вынуждены напрямую договариваться о своём будущем с Дамаском. В этом случае США рискуют остаться за бортом решения проблем сирийского урегулирования. 

В целом расклад таков, что попытки Америки обойтись в Сирии без содействия России слабо отвечают американским интересам. Что касается критики Трампа в США, она станет лишь острее, если его односторонняя стратегия в Сирии провалится. Сотрудничество с Россией противники Трампа тоже встретят ропотом, но только оно гарантирует полную победу над ИГ, после чего многим из критиков пришлось бы приумолкнуть. Ведь победителей не судят.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.