Крымские татары: спекуляции и реальность
3985

Крымские татары: спекуляции и реальность

На Западе бытует абсолютно односторонняя, пропагандистская версия того, как живут и к чему стремятся в российском Крыму крымские татары. Распространяют эту версию, в первую очередь, сбежавшие на Украину деятели меджлиса крымско-татарского народа, с 1991 года действовавшего как параллельный орган власти, нацеленный на создание в Крыму отдельного государства под турецким протекторатом. 

Турция всегда рассматривала Крымский полуостров как сферу своих интересов, поэтому поддерживала деятельность меджлиса, рассчитывая на постепенное укрепление сепаратистских настроений крымских татар на фоне резкого увеличения их общей численности в Крыму. Именно Турция вывела меджлис на внешнеполитическую орбиту, опекала крымско-татарскую молодёжь, создавала совместный с крымскими татарами бизнес, оплачивала образовательные, культурные и религиозные программы крымско-татарской общины в Крыму. Турецким политикам виделись не слишком далёкие горизонты, когда Крымский полуостров снова удастся втянуть в зону прямого влияния новой Османской империи. По мнению официальной Анкары, в Крыму живут не крымские татары, а крымско-татарские турки.

Мину под турецкие планы на Крым заложили организаторы украинского государственного переворота, действовавшие под американским руководством. А в США вынашивались свои идеи в отношении полуострова: присутствие американской военной базы в Крыму открыло бы широчайшие возможности контроля над Чёрным и Азовским морями, проливами Босфор и Дарданеллы, Балканами, Украиной, Грузией, российским Кавказом, Сирией, Ираном. И той же Турцией. Ещё в 1997 году США объявили Черноморско-Каспийский регион зоной своих жизненных интересов.

Киеву же крымско-татарская община была нужна в качестве «аргумента» для аннексии Крыма в 1991-1995 годах, когда полуостров стал частью Украины вопреки воле его жителей и с помощью военной силы была ликвидирована крымская государственность. Крымские татары рассматривались как фактор создания напряжённости на полуострове в противовес русским, составляющим в Крыму абсолютное большинство (да и многие этнические украинцы здесь считают себя русскими). 

В первой половине 90-х украинская власть способствовала переселению крымских татар на полуостров, в результате чего к началу 1995 года их численность в Крыму достигла 10% (в 1989 году – 1,58 %). При этом рост турецкого влияния на крымских татар был для украинских властей нежелателен, и уже в 1998 году Киев усложнил процедуру получения гражданства для крымских татар и отменил квоту их представительства в Верховном совете Крыма (14 мест). В ответ накануне очередных парламентских выборов крымские татары заблокировали автотрассы и железную дорогу на Симферополь. Меджлис потребовал уже не 14, а 25 мест в крымском парламенте. Начались стычки с полицией, Киев ввёл в Крым танки. По итогам выборов меджлис вообще не получил ни одного места из ста в законодательном органе Крыма.

Собственно, с самого начала деятельности в Крыму меджлис был заточен на организацию массовых беспорядков. В 1992 году Верховный совет Крыма признал деятельность этой организации неконституционной – после погрома, учинённого меджлисовцами 5-6 октября в Симферополе. Тогда парламент Крыма прямо обвинил меджлис в спекуляциях на интересах крымско-татарского народа, разжигании национальной розни, организации противостояния с законной властью. Тем не менее до поры до времени это устраивало Киев – там смотрели сквозь пальцы даже на создание меджлисом вооружённых формирований. И ведь что интересно: официально Украина не признавала меджлис представляющим интересы крымских татар вплоть до… присоединения Крыма к России. Поэтому так удивительно слышать сегодня какие-то требования к РФ в отношении меджлиса от украинского государства, 23 года не признававшего меджлис, а в 1998 году использовавшего против меджлисовцев военную силу.

Февральский переворот 2014 года в Киеве руководство меджлиса также планировало обратить в свою пользу: устроить массовые беспорядки и на их волне протолкнуть идею о создании собственного государства. Для Крыма, где татарское население составляет 12%, план совершенно безумный. Тем не менее с января 2014 года меджлис стал разогревать «крымский майдан»: снова послышались требования о квотах в парламенте, стартовали организованные митинги под лозунгами досрочных выборов. Впрочем, многочисленностью они не отличались: всё-таки за долгие годы украинской независимости у татарского населения Крыма была возможность убедиться, что между словами и делами руководителей меджлиса – пропасть. И Мустафа Джемилёв, и Рефат Чубаров успели по нескольку раз посидеть в парламентских креслах в Киеве, но крымским татарам это ничего не принесло. Даже важнейший вопрос о статусе крымско-татарского языка был отложен украинскими законодателями в долгий ящик: Киев косвенно признал за крымскими татарами право на официальное использование родного языка тоже лишь после присоединения Крыма к России.

26 февраля 2014 года меджлисовцы и прибывшие на полуостров штурмовики «Правого сектора» попытались захватить здание Верховного совета Крыма, но тут же выяснилось, что крымским татарам придётся столкнуться с уже организованной местной самообороной и казаками. Украинские путчисты хотели поставить крымчан перед перспективой убивать друг друга. При этом руководители меджлиса распускали среди крымских татар слухи о том, что им грозит депортация, в случае если Крым станет российским. Однако всё это оказалось ложью, как и прогнозы о массовом переселении крымских татар на Украину. 

«Многие из тех, кто покинул полуостров, – это те, кому есть чего опасаться, активисты меджлиса и организации «Хизб ут-Тахрир», которая, как известно, в России запрещена. Именно эти две структуры совместно с «Правым сектором» готовили и хотели развязать в Крыму крупномасштабный кровавый конфликт между славянами и крымскими татарами», – рассказывает Васви Абдураимов, известный крымский общественный деятель, представляющий партию Милли Фирка. По его словам, в 2014 году были и такие, кто поддался кликушеским предсказаниям киевских телеканалов о неизбежных репрессиях против крымских татар со стороны русских и России. Однако предъявить миру картину «массового бегства» крымских татар у меджлиса не вышло, поэтому сегодня украинская пресса не оглашает точных данных о количестве выехавших с полуострова. А в крымских агентствах недвижимости гораздо проще найти предложения обмена на Крым из Львова и Киева, чем наоборот. Крымские татары не пошли за Джемилёвым и Чубаровым. Об этом свидетельствует и провал всех блокад Крыма, и карликовые митинги, организуемые меджлисом на украинской границе с полуостровом, и социологические опросы, показывающие ноль процентов крымских татар, желающих покинуть Крым.

«За все 23 года нахождения Крыма в составе Украины не было принято ни одного закона о реабилитации ранее депортированных крымских татар и не было программы их обустройства. Уже через месяц после подписания закона о включении в состав России Крыма, 21 апреля президент России Владимир Путин подписал указ о реабилитации крымско-татарского, болгарского, немецкого, армянского народов», – рассказал прибывшим в Крым с трёхдневным визитом депутатам Европарламента и парламентов Великобритании, Чехии, Литвы, Латвии, Венгрии, Черногории, Сербии, политикам из Бразилии, Киргизии и Украины заместитель главы крымского парламента, лидер движения крымско-татарского народа «Къырым» Ремзи Ильясов. В прошлом Ильясов – один из руководителей меджлиса, но в 2014 году он сделал свой выбор: остался вместе с народом Крыма, за что меджлисовцы исключили его из своих рядов с пометкой «временно».

21 апреля 2019 года, ровно через пять лет после указа о реабилитации репрессированных народов Крыма, в Симферополе будет открыта Соборная мечеть, строительства которой крымские мусульмане ждали более 17 лет и считают историческим событием. Под мечетью будут размещены Музей исламской культуры Крыма и классы, где любой желающий сможет изучать ислам. Общее количество мечетей на полуострове – около тысячи, часто они расположены по соседству с православными храмами. И это – не спекуляции, а реальность, в которой живут сегодня крымские татары.

Крымско-татарский язык наряду с русским и украинским получил государственный статус, то есть языковой вопрос в российском Крыму был решён моментально в пользу проживающих на полуострове народов и тем самым снят с повестки дня. Дети крымских татар теперь могут получать образование в национальных школах и классах, понимая, что в России их язык защищён государственным статусом.

Спустя три года после воссоединения Крыма с Россией, согласно данным российского Федерального агентства по делам национальностей, 86% крымских татар оценивают ситуацию в Крыму в целом положительно, около 70% успешно встроились в российскую действительность. Поддерживают политику Киева только 13% опрошенных. Как признают украинские правозащитники, многие крымские татары довольны жизнью и не собираются никуда переезжать из Крыма. 

На Украине считают, что крымские татары просто-напросто «смирились», но сами они говорят совсем о другом. О крымско-татарских школах. О мечетях. О программе выкупа жилья для социально незащищённых слоёв населения из депортированных народов. О той реальности, которой живёт сегодня российский Крым. «Крымские татары не хотят массово выезжать из Крыма. Им жить на сегодняшний день в Крыму комфортно и удобно», – говорит председатель национально-культурной автономии крымских татар в Крыму Эваз Умеров.

…Оксана приехала в Симферополь с Украины. Она – музыкант, организует концерты и праздничные мероприятия для малышей в детском саду. Маленькие крымские татары, украинцы, русские, армяне, греки, немцы и болгары исполняют танец дружбы в национальных костюмах. Восторженные зрители аплодируют. Это и есть Крым, где сегодня хорошо всем. 

Главная заслуга народа Крыма состоит в том, что он нашёл в себе силы 26 февраля 2014 года остановиться на краю и не повторить кровавый путь народа Украины. А Россия защитила исторический выбор Крыма, который демократический Запад пытается не признавать. Хотя нельзя не замечать очевидного: выбор жителей Крыма – это и есть демократия. Ремзи Ильясов выражает готовность донести миру «голос крымских татар» с трибуны ООН. Он убедительно говорит о том, что воссоединение полуострова с Россией состоялось на основании законного волеизъявления крымчан, а попытки представить крымских татар противниками этого – обыкновенная спекуляция, не имеющая с реальностью ничего общего. «Только крымские татары, которые живут в Крыму, имеют право говорить о том, какое будущие для них лучше подходит. Мы призываем прекратить все попытки спекуляций нашим народом и не использовать нас в своих политических и материальных целях», – заявляет лидер движения «Къырым».

Впрочем, спекуляции на интересах крымско-татарского народа на Украине вряд ли прекратятся. Государство, которое в 90-х годах военной силой аннексировало Крым, не признало никакого официального статуса за языком крупнейшего национального меньшинства полуострова, а после крымского референдума перекрыло Северо-Крымский канал и допустило подрыв опор ЛЭП, лишив крымчан (в том числе сотни тысяч крымских татар) воды и электричества, теперь не устаёт выдумывать «законы» о поддержке крымско-татарского народа – с оговоркой о «возвращении» Крыма Украине.

Только поезд давно ушёл. Вместе с крымскими татарами – в Россию.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.