header
Елена ПУСТОВОЙТОВА. Ливан под прицелом США. Шансы Левиафана
Размер шрифта:
| 19.02.2018 Мнение эксперта 
5093
3.73
5
1
15
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 3.73
logo

Ливан под прицелом США. Шансы Левиафана

На Ближнем Востоке, и без того израненном войнами и цветными революциями, разворачивается новый конфликт. Его предыстория не очень длинна и для внешней политики США тривиальна: в 2010 году американская нефтяная компания Noble Energy обнаружила на шельфе у восточных берегов Средиземного моря  нефтегазовое месторождение, ресурсы которого, как подсчитали американцы, равны 453 миллиардам кубометров. Крупнейшее из обнаруженных в мире в последние десятилетия месторождение назвали Левиафан. А в 2011 году с подачи американцев началась «арабская весна»…

При более тесном знакомстве под газовым месторождением на глубине 5,8 километра было обнаружено около 3 миллиардов баррелей нефти, а на глубине 7,2 километра – ещё около 1,2 миллиарда баррелей. Геологическая служба США подсчитала, что технически извлекаемые запасы месторождения составляют почти 3,5 триллиона кубометров природного газа и 1,7 миллиарда баррелей нефти. Noble Energy оставалось эти богатства извлечь, но её интересы вошли в противоречие с интересами Бейрута.

Получив лицензию на разработку израильского блока «Алон», Noble Energy прекрасно знала, что границы этого блока наполовину «наложены» на ливанский блок 9, который вместе с блоком 4 отдан ливанским правительством по соглашению о разведке и добыче итальянской Eni, французской Total и российской компании «Новатек». Нарисовав восемь лет назад границу собственной эксклюзивной экономической зоны так, как Тель-Авиву удобно, Израиль теперь претендует на большую часть ливанского блока 9, наиболее перспективного в Левиафане.

Как пишет Offshore Energy Today, 9 февраля, итало-франко-российский консорциум подписал соглашение о разведке и добыче в полной уверенности, что не более 8 процентов территории блока 9 могут быть оспорены израильтянами, что никак не мешает консорциуму начать разведку и бурение скважин, которые будут находиться далее 25 километров от спорного района в исключительной экономической зоне Ливана и никак не пересекают какие бы то ни было поля, находящиеся южнее.  

Об этой истории приходится говорить, потому что в ней кроются причины стремительно нарастающих событий.  Предлагаю взглянуть на цепь этих событий глазами американцев: Moon of Аlabama связывает атаку на российскую базу в Хмеймиме, бомбёжки американцами сирийских вооружённых сил, сбитый Израилем «иранский» дрон и израильские бомбардировки позиций «Хезболлы» (Hezbollah) в Сирии. И, наконец, «сирийские ПВО сбили израильский F-16 во время атаки на их страну. Это теперь означает, что последует большая война… Это первый случай со сбитым сирийскими ПВО израильским самолетом с 1982 года!», пишут американцы. По неподтверждённым данным, за ним последовали ещё один F-16 и вертолёт Apache.

Короткая ссылка ТАСС на заявление израильского премьера Нетаньяху, сделанное на Мюнхенской конференции по безопасности, только подтверждает растущую опасность. «Иранские намерения в Сирии совершенно ясны. Иран хочет объединить Тегеран и Тартус и создать одно государство», – заявил Нетаньяху. Точно так же, как США диктуют миру правила поведения, готов действовать и их главный союзник на Ближнем Востоке. Вместе с тем сбитый израильский самолет, считает Moon of Аlabama, – это сигнал Тель-Авиву о том, что, во-первых, отныне израильская авиация не будет контролировать небо Сирии и, во-вторых, что Дамаск считает для себя необязательным, отвечая на угрозы, оглядываться на мнение Москвы.

Не берусь судить о том, насколько правы американцы и является ли сбитый F-16 ответом на сбитый российский штурмовик, но израильтяне хорошо понимают, что в случае возникновения военного конфликта «Хезболла» способна подвергнуть Израиль шквальному ракетному обстрелу и это не ограничится войной на два фронта – сирийский и ливанский. Только остановит ли это Израиль?

То, что в регионе стало слишком горячо, подтверждает стремительный вояж Рекса Тиллерсона в Бейрут. «Глава американской дипломатии прибыл с кратким визитом в средиземноморскую страну на фоне разрастающегося конфликта между Ливаном и Израилем вокруг нефтяных и газовых запасов»,  – пишет Global Security, подчеркивая, что президент Ливана Мишель Аун призвал Вашингтон «поработать над тем, чтобы воспрепятствовать Израилю продолжать посягать на ливанский суверенитет» на земле и в море. В ответ Тиллерсон, взяв быка за рога, заявил, что всё дело в «Хезболле», «представляющей угрозу безопасности Ливана». Однако это с точки зрения Вашингтона. На самом деле эта хорошо вооружённая шиитская группировка входит в состав коалиционного правительства Ливана, политика которого предполагает разделение власти между представителями разных ветвей ислама. И заявление Рекса Тиллерсона, сделанное на следующий день («Мы вынуждены признать, что «Хезболла» стала частью политического процесса в Ливане»), здесь мало что меняет. Появившееся в 80-х годах после вторжения Израиля в южный Ливан движение Hezbollah превратилось в реальную военную силу. Единственную, пожалуй, там, где разворачивается противостояние израильской экспансии в Палестине. Финансовая и политическая поддержка шиитской «Хезболлы» стали для Ирана и Сирии равнозначны борьбе за освобождение Палестины. И если тень США всегда виднелась на заднем плане политики Израиля на Ближнем Востоке, то теперь у этой «тени» появились ещё и длинные руки Трампа, первым из американских президентов объявившим столицей Израиля Иерусалим. 

Как пишет специалист по проблемам геополитики, замешанной на нефти, Уильям Энгдаль (William Engdahl), в споре двух стран относительно конкретной линии разграничения их экономических интересов в эксклюзивной экономической зоне «главные действующие лица в дополнение к правительствам Израиля и Ливана включают Россию, ливанскую «Хезболлу», Сирию, Иран и держащиеся в тени Соединённые Штаты… Сложившаяся ситуация потенциально может вести к безобразно большой войне, которую никто не хочет, как минимум почти никто».

В этом неслучайном «почти», с точки зрения автора, кроется единственный шанс, позволяющий избежать катастрофы. «Это не будет война за простой контроль над энергоресурсами в ливанских прибрежных водах, – считает Энгдаль. – Реальной целью станет ливанская «Хезболла», поддерживаемая Ираном шиитская политическая партия, и её ополчение как главный участник на стороне Башара Асада и России в сирийской войне. Если Ливан успешно освоит энергоресурсы на шельфе, это откроет широкую дорогу к стабилизации ливанской экономики, снижению уровня безработицы и, как это видит Нетаньяху, дальнейшему укреплению проиранской «Хезболлы» в качестве фактора стабильности во власти».

Важность месторождения Левиафан для Ливана с Израилем трудно переоценить. Никогда прежде они не получали возможностей, сравнимых с этой. Ещё в сентябре прошлого года израильское министерство обороны провело «военные игры», имитирующие столкновение с «Хезболлой», включая имитацию захвата южного Ливана. И если скандальная история с переносом посольства США в Израиле в Иерусалим – тоже часть этой игры, то объективно остаётся лишь одна сторона, способная удержать ситуацию от взрыва: направившая одну из самых крупных своих энергетических компаний  в Ливан и планирующая заключить межгосударственное соглашение о военной кооперации с этой страной – Россия.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.