header
Прошедшие в мае 2018 года в Ираке парламентские выборы спровоцировали новую волну нестабильности.
Размер шрифта:
| 19.06.2018 Политика 
712
5
5
1
10
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Выборы в Ираке — трагикомедия или фарс?

Иракский парламент принял решение о расформировании ЦИК и ручном пересчёте голосов

Очередные парламентские выборы в Ираке 10-12 мая власти называли примером поступательного движения страны по демократическому пути. Аргументами служили впервые появившееся электронное голосование, высокий процент кандидатов-женщин, большое количество зарегистрированных партий и движений. На практике, однако, дело обернулось сначала конфузом, затем скандалом, после чего последовал очередной острый внутриполитический кризис. 

В ходе выборов произошли сбои электронной системы, а процедурные нарушения и подтасовки оказались настолько массовыми, что результаты голосования вызвали резкие протесты. Ряд политических блоков, в том числе довольно крупных и влиятельных, потребовали пересчёта голосов, разразилась острая дискуссия. Под нарастающим давлением иракский парламент принял 6 июня решение о расформировании Высшей независимой избирательной комиссии, ручном пересчёте голосов и аннулировал результаты голосования военнослужащих пешмерга и сотрудников курдских сил в Иракском Курдистане.

Такой поворот событий не мог не вызвать реакции тех, кто по итогам выборов занял лидирующие позиции и теперь теряют все шансы на успех. Муктада ас-Садр, лидер блока «Саирун», сразу после выборов заявивший, что ни при каких условиях не будет вести коалиционные переговоры с блоком «Фатх» Хади аль-Амери, альянсом «Государство закона» бывшего премьера Нури аль-Малики и «Патриотическим союзом Курдистана», всего через три недели кардинально изменил позицию и заключил союз с «Фатх», а также подписал соглашение о совместной работе с движением «Хикма» во главе с Омаром аль-Хакимом. 

Показательно, что две крупнейшие курдские партии (ДПК и ПСК) приветствовали союз радикальных шиитских лидеров, и это также итог работы иранского генерала Касема Сулеймани. Муктада ас-Садр, Хади аль-Амери и Омар аль-Хаким известны своим антиамериканизмом и связями с Ираном. Особое беспокойство Вашингтона вызвал тот факт, что блок «Фатх» занял первое место в провинции Басра, а «Саирун» – в Багдаде (где коалиция «Победа» премьера аль-Абади оказалась лишь на пятом месте). 

Премьер-министр Х. аль-Абади признал существование «некоторых проблем», но выступил против повторных выборов и роспуска ЦИК: «Я предлагаю всем политическим блокам провести встречу на высоком уровне непосредственно после окончания Ид аль-Фитр [после 18 июня. – А.В.] в месте, которое позднее будет определено путем консультаций». Президент Ирака Фуад Масум подал апелляцию на решение парламента. Бывший глава МИД, член руководства «Демократической партии Курдистана» Хошияр Зибари напомнил, что срок полномочий нынешнего состава парламента истёк, поэтому он не может менять законы и не имеет полномочий смещать членов ЦИК и заменять их судьями. По мнению Х. Зибари, действия парламента неконституционны: «Мы опасаемся, что эти вопиющие нарушения будут иметь серьёзные последствия для безопасности, стабильности и гражданского мира в стране».

Тем не менее 11 июня спикер парламента Салим аль-Джабури провёл встречу с парламентским комитетом по правовым вопросам, в ходе которого обсуждался поствыборный кризис. Глава парламента подтвердил, что ручной пересчёт бюллетеней должен начаться в ближайшее время. И тут 10 июня случился пожар на складе в Багдаде, где хранились электронные урны для голосования, свезенные туда со всей страны (кроме урн из курдской автономии, которые хранятся на другом складе). По данным МВД, при поджоге использовался бензин, значительная часть урн была уничтожена огнём, по подозрению в причастности к устройству пожара арестованы 17 человек. Хейдар аль-Абади заявил, что пожар был устроен «террористическими бандами» – это после неоднократных торжественных заверений о полном разгроме в Ираке ИГ [организация запрещена в России].

Происходящее напоминает выборы 2010 года, когда тогдашний премьер Нури аль-Малики проиграл, но остался у власти, переведя страну в режим «ручного управления». Несколько лет работа парламента была фактически парализована, в стране не принимались бюджет и другие важнейшие законы, а исчезновение из казны десятков миллиардов долларов отнесли к расходам на «стабилизацию обстановки и борьбу с терроризмом».

Безопасность в Ираке по-прежнему на невысоком уровне. 8 июня жертвами двойного теракта в Багдаде стали по меньшей мере 20 человек, 110 были ранены. 11 июня совершено нападение на блокпост «шиитских ополченцев» на юге провинции Киркук – убиты и ранены 12 человек. 13 июня был обстрелян из миномётов полевой лагерь пехотной бригады иракской армии в районе Кара-Тапа (провинция Дияла). Мухаммед Омар, глава местной штаб-квартиры партии «Патриотический союз Курдистана», отметил, что в последнее время силы ИГ укрепились в районе Хамрин настолько, что армия и полиция уже не могут им противостоять. «Раньше мы приезжали в населённые пункты в этом районе даже ночью, но теперь эти места крайне опасно посещать и днем из-за активности ИГ», – признал чиновник. Вместе с тем обстановка далеко не так критична, какой она была в 2003-2010 годах (период сопротивления патриотических сил международной агрессии) или в 2014-2016 годах, когда правительство Нури аль-Малики спровоцировало гражданскую войну и потеряло около трети территории страны.

При этом в Багдаде не любят говорить, что на территории Ирака находятся иностранные военные базы, тысячи военнослужащих разных стран, а Турция открыто ведёт боевые действия против «Рабочей партии Курдистана» в районах Кандиль, Махмур и Синджар на севере Ирака. На прошлой неделе генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил: «НАТО и ЕС приняли решение увеличить своё присутствие в Ираке. Миссия ЕС сосредоточится на вопросах обеспечения гражданской безопасности (т. е. подготовка кадров для полиции и спецслужб). НАТО будет заниматься подготовкой инструкторов для армии».

По словам премьер-министра курдской автономии Нечирвана Барзани, «необходимо создать широкий и всеобъемлющий альянс, чтобы найти фундаментальное решение проблем Ирака, чтобы все общины считали себя партнерами в управлении страной. Иракскому народу должны быть предоставлены гражданские, политические и социальные права, закрепленные в конституции». Правда, никто не может точно сказать, сколько статей в Конституции Ирака (139 или 140) и сколько провинций насчитывается в этой стране – 18 или 19. 

Ирак - эта сравнительно недавно мощная региональная держава с богатейшими запасами углеводородов, развитой промышленностью и наукой, образованием и медициной, при прямом попустительстве ООН в результате вооружённой агрессии была отброшена на десятилетия назад, и выход из затяжного кризиса не просматривается.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.