header
Экспорт Китая на фоне борьбы с коронавирусом показывает интересные тенденции
"184819"
Размер шрифта:
| 12.03.2020 Мнение эксперта 
2407
4.63
5
1
8
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.63
logo

Статистика внешней торговли КНР показывает интересные тенденции

На первый план в комплексе экономических проблем Китая выходят внутренний рынок и внутренний спрос

Последние данные о торговле Китая за январь-февраль указывают на то, что значение экспорта как одного из ключевых локомотивов экономического роста КНР в текущем году будет уменьшаться. Соответственно, замедлится и рост. На этом фоне в стране развернулось обсуждение оптимальных мер восполнения экономического ущерба от эпидемии.

Статистика внешней торговли КНР за январь-февраль показывает интересные тенденции.

Во-первых, резко сократились объёмы экспорта/импорта из-за ограничительных мер властей по борьбе с коронавирусом. В целом за первые два месяца 2020 года объём внешней торговли Китая сократился на 11%, составив примерно 592 млрд. долл. В январе-феврале обозначился дефицит торгового баланса КНР в 42,59 млрд. юаней по сравнению с положительным сальдо в 293,48 млрд. юаней за первые два месяца прошлого года.

Во-вторых, на первое место во внешней торговле Китая вышли страны АСЕАН, оттеснив за два месяца Евросоюз; торговля КНР со странами Юго-Восточной Азии выросла в январе-феврале до 85 млрд. долл. Экспорт китайских товаров в страны АСЕАН за эти два месяца снизился на 5,1% в годовом исчислении, а импорт вырос на 7,2%. Неожиданный рост продемонстрировал импорт Китая из Вьетнама (на 24%); импорт из Индонезии вырос на 13% в годовом исчислении. Причина в том, что многие предприятия китайских и многонациональных компаний переместились в страны АСЕАН, где продукция производится, а затем экспортируется в Китай для конечного оформления. Свой вклад в рост китайского импорта из стран ЮВА внесли закупки лекарств и сопутствующих материалов, их стоимость выросла в январе-феврале на 3,6% в годовом исчислении до 5 млрд. долл.

Кроме того, в попытках снизить воздействие повышенных Соединёнными Штатами тарифов на китайский импорт ряд компаний на протяжении 2019 года переносили производство из Китая в страны АСЕАН. Samsung, например, переместил многие производственные базы во Вьетнам и Индию.

На этом фоне объёмы торговли Китая с его основными торговыми партнёрами – Евросоюзом и США в первые два месяца 2020 года упали очень заметно. Сильно сократился китайский экспорт в США – на 26,5% в годовом выражении, до 300 млрд. юаней (43 млрд долл.).

Если эпидемия в КНР затянется или перекинется на ЕС и США, сбои в глобальной производственной цепочке, вероятно, приведут к снижению мирового спроса, затрудняя восстановление китайской экономики. Варианты предложений по восстановлению экономического роста колеблются между двумя полюсами – проводить смягчённую денежно-кредитную политику, увеличивая предложение денег в экономике, или, наоборот, не допускать этого.

На первый план в комплексе экономических проблем Китая выходят внутренний рынок и внутренний спрос. От них, считают некоторые эксперты, в первую очередь зависит достижение цели удвоения ВВП и доходов на душу населения к концу 2020 года (отсчёт от 2010 года). Без эффективного восстановления внутреннего потребления произведенные товары будут накапливаться, а корпоративный долг увеличиваться.

Проблему представляет медленное восстановление малого и среднего предпринимательства, на долю которого приходится 60% ВВП и который создаёт в Китае 80% рабочих мест. Считается, что от своевременного восстановления этого сегмента общие темпы восстановления китайской экономики зависят решающим образом.

Принципиальный вопрос, на который даются противоположные ответы, – необходимо ли для быстрого восстановления экономики ещё больше смягчать денежно-кредитную политику. Эксперт Китайского центра международных экономических обменов и главный экономист банка Zhongyuan Bank Ван Цзюн считает, что применение подобных мер во время кризиса 2008 г. оказало в долгосрочном плане негативное влияние. Тогда в экономику было вброшено 4 трлн. юаней, были предприняты усилия для оживления одновременно десяти важнейших производственных отраслей. Результатом стал высокий коэффициент использования заёмных средств, что привело к быстрому росту задолженности местных властей и предприятий и созданию избыточных мощностей в экономике, «которые страна всё ещё поглощает и переваривает».

Ван Цзюн считает, что вливания ликвидности в реальный сектор экономики, предпринятые правительством до начала эпидемии, в частности ориентированная на рыночные механизмы реформа кредитных ставок и снижение стоимости финансирования экономики, вполне достаточны. По его мнению, сейчас следует просто ждать, когда по мере затухания эпидемии на внутреннем рынке восстановятся спрос и потребление.

Мнение о бесперспективности мер по смягчению денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики высказывалось в Китае и до экономических затруднений из-за коронавируса. Так, в декабре 2019 г. зампредседателя Экономического комитета 13-й Китайской политической консультативной конференции Лю Шицзинь указывал, что прежние движущие силы экономического роста – инфраструктура, недвижимость и экспорт – исчерпали свою роль. Китайская экономика вступила в фазу среднескоростного роста в интервале 5-6% ВВП в год, и главная задача – стабилизировать эти темпы, для чего необходимо искать новые потенциальные источники среднескоростного роста.

Этим взглядам противостоят предложения смягчать денежно-кредитную политику и дальше, сочетая это с более мягкой фискальной политикой. Сторонники такого подхода считают, что снижение налогов и сборов в сочетании с увеличением инвестиций в инфраструктуру, особенно в автомобильные и железные дороги и аэропорты, оказывается гораздо более действенным средством стимулирования экономики в краткосрочной перспективе. Простое увеличение инвестиций в государственные предприятия не будет действенным, поскольку большинство из них используют сырьё и промежуточные продукты, поставляемые малыми и средними предприятиями. Последним поэтому предлагается увеличить поддержку, профинансировав соответствующие меры за счёт увеличения дефицита бюджета КНР до 4% ВВП.

По мнению этих экспертов, проблема избыточных мощностей не должна волновать, так как во регионах существует спрос на продукцию «избыточных» предприятий. Существует, наконец, мировой опыт послекризисного оздоровления многих стран, которые в короткий период восстанавливали экономический рост за счёт государственных инвестиций и строительства инфраструктуры. Не исключено, что такие рекомендации учитывают роль инфраструктурных национальных проектов в России.

К этому надо заметить, что чрезвычайные усилия властей КНР в борьбе с эпидемией дали результаты. Эпидемия коронавируса с начала марта пошла на спад. Всё больше провинций и городов, где в течение нескольких дней, вплоть до недели, не фиксируется ни одного заражённого. Ограничения на передвижение граждан внутри страны достаточно быстро отменяются, что положительно сказывается на обеспеченности рабочей силой предприятий и производств.

В борьбе Китая с эпидемией наступил переломный момент. Ситуация в экономике КНР нормализуется. Сейчас фокус усилий смещается на предотвращение завозных случаев инфекций и форсированное возобновление экономической деятельности.

Фото: REUTERS/Stringer

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.