header
Рузвельт просил Сталина помочь Америке в войне с Японией, когда немецкие войска ещё стояли под Москвой
"61646"
Размер шрифта:
| 13.02.2021 Политика  | История и культура 
2165
4.89
5
1
9
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.89
logo

«Мы считали бы неразумным вести войну на два фронта»

Рузвельт просил Сталина помочь Америке в войне с Японией, когда немецкие войска ещё стояли под Москвой

На следующий день после нападения японского флота на Пёрл-Харбор президент США Франклин Рузвельт высказал советскому правительству пожелание об участии СССР в войне против Японии.

Президент принял нового советского посла Максима Литвинова 8 декабря 1941 года. Главной целью беседы для Рузвельта было выяснить возможность использовать территорию СССР для нанесения бомбовых ударов по Японии, что стало бы нарушением советско-японского Пакта о нейтралитете. Сталина же интересовал вопрос о продолжении поставок в СССР американского вооружения. Советский посол доносил в Москву:

«…он (Рузвельт) сразу начал разговор с японского нападения, спрашивая, ожидаем ли мы объявления нам войны Японией. Я выразил сомнение с точки зрения интересов самой Японии, которой вряд ли выгодно теперь ввязаться в войну с нами. На вопрос президента, много ли дивизий мы сняли с восточного фронта, я ответа не дал. Не ставя никакого вопроса о нашей позиции, Рузвельт спросил меня, кто наш военный атташе в Вашингтоне, и, как бы рассуждая про себя, сказал, что военным нужно будет с ним обсудить вопрос, не могут ли американские бомбардировщики из Манилы сбросить бомбы над Японией, повернув в сторону Владивостока, очевидно, чтобы там брать с собой новый запас бомб. Хотя, сказал он, бомбардировщики могут брать достаточное количество бомб из Манилы и вернуться туда, но в случае захода во Владивосток можно было бы брать больший груз. На мой вопрос, будет ли война с Японией длительной, он ответил утвердительно и на дальнейшие вопросы сказал, что в Японии имеется, вероятно, запас бензина и каучука на 9-12 месяцев… 

Рузвельт высказал сомнения в возможности удержать Филиппины. Я поставил лишь один вопрос: отразится ли новое развитие событий на обещанном нам снабжении? На что Рузвельт ответил отрицательно. Более уверенно он говорил относительно танков, которые Америке не понадобятся для войны с Японией, но менее уверенно говорил относительно самолётов…»

Позиция Сталина в отношении пожеланий президента Рузвельта была сформулирована в телеграмме наркома иностранных дел Молотова послу Литвинову от 10 декабря 1941 года. В ней поручалось передать Рузвельту следующее:

«Мы не считаем возможным объявить в данный момент состояние войны с Японией и вынуждены держаться нейтралитета, пока Япония будет соблюдать советско-японский пакт о нейтралитете. Мотивы:

Первое: Советско-японский пакт обязывает нас к нейтралитету, и мы не имеем пока основания не выполнять своё обязательство по этому пакту. Мы не считаем возможным взять на себя инициативу нарушения пакта, ибо мы сами всегда осуждали правительства, нарушающие договоры.

Второе: В настоящий момент, когда мы ведём тяжёлую войну с Германией и почти все наши силы сосредоточены против Германии, включая сюда половину войск с Дальнего Востока, мы считали бы неразумным и опасным для СССР объявить теперь состояние войны с Японией и вести войну на два фронта. Советский народ и советское общественное мнение не поняли бы и не одобрили бы политики объявления войны Японии в настоящий момент, когда враг ещё не изгнан с территории СССР, а народное хозяйство СССР переживает максимальное напряжение…

Наша общественность вполне сознаёт, что объявление состояния войны  с Японией со стороны СССР ослабило бы сопротивление СССР гитлеровским войскам и пошло бы на пользу гитлеровской Германии. Мы думаем, что главным нашим врагом является всё же гитлеровская Германия. Ослабление сопротивления СССР германской агрессии привело бы к усилению держав оси в ущерб СССР и всем нашим союзникам».

Получив это послание, Рузвельт 11 декабря во время встречи с советским послом заявил, что он о решении Сталина сожалеет, но на месте Советского Союза  поступил бы так же. Президент США просил также советских руководителей не объявлять публично  решение соблюдать нейтралитет с Японией, создав у японцев впечатление, что вопрос остаётся как бы нерешённым. Это, по мнению Рузвельта, должно было привязать к границам СССР больше японских войск, помешав им освободиться  для действий против Англии и США. Он несколько раз повторил эту просьбу.

В завершение беседы Рузвельт  сказал, что «решение (Советского Союза. – А.К.) продлит, вероятно, войну с Японией, но что ничего не поделаешь».

Сталин великолепно понимал важность советской помощи Соединённым Штатам в войне с Японией, но нецелесообразность вступления СССР в войну «в настоящий момент» он объяснил убедительно. Вашингтону было дано понять, что помощь американцам может стать возможной в случае развития успеха на советско-германском фронте. Ответ Сталина Рузвельту был дан 10 декабря, спустя четыре дня после начала контрнаступления под Москвой, окончательные результаты которого были ещё не ясны.

Несколько по-иному о возможности вступления СССР в войну против Японии Сталин говорил десять дней спустя в беседах с прибывшим в Москву министром иностранных дел Великобритании Энтони Иденом, который, как и Рузвельт, прямо поставил вопрос о помощи СССР в войне с Японией.

К этому времени успех советского контрнаступления под Москвой уже определился. 16 декабря Рузвельт направил Сталину телеграмму, в которой сообщал о «всеобщем подлинном энтузиазме в Соединённых Штатах по поводу успехов Ваших армий в защите Вашей великой нации». В ответ Сталин писал: «Разрешите поблагодарить Вас за выраженные Вами чувства по поводу успехов Советской Армии. Желаю Вам успеха в борьбе против агрессии на Тихом океане».

Успешные действия советских войск под Москвой, безусловно, отразились на ходе переговоров Сталина с Иденом. Процитируем запись их беседы 17 декабря (24 часа 00 минут):

«…затем тов. Сталин коснулся положения на Дальнем Востоке, высказав при этом мнение, что Япония, конечно, может иметь там некоторые первоначальные успехи, но что, в конечном счёте, через несколько месяцев Япония должна потерпеть крах.

Иден ответил, что слова Сталина сильно поднимают его дух, ибо он привык с большим уважением относиться к его суждениям. Тов. Сталин тогда спросил Идена: если его ожидания в отношении Японии действительно оправдаются, и если наши войска успешно будут оттеснять немцев на западе, не думает ли Иден, что создадутся условия для открытия второго фронта в Европе, например, на Балканах?

Иден ответил, что он готов обсуждать данный вопрос…  Затем Иден спросил тов. Сталина, действительно ли он думает, что Япония может крахнуть, скажем, в течение ближайших шести месяцев?

Тов. Сталин ответил, что он действительно так думает, ибо силы японцев очень истощены и они долго не могут держаться. Если вдобавок японцы вздумают нарушить нейтралитет и атаковать СССР, то конец Японии придёт ещё скорее…»

Ещё одна цитата из записи беседы И. Сталина с Э. Иденом 20 декабря (19 часов 00 минут):

«…далее Иден поставил вопрос о Дальнем Востоке. Ввиду серьёзности создавшегося там положения он просил тов. Сталина сказать, может ли и когда Англия рассчитывать на известную помощь ей против Японии. Иден понимает, что такая помощь в настоящий момент для нас едва ли мыслима. Но как будет обстоять дело, например, весной?

Тов. Сталин ответил, что, если СССР объявил бы войну Японии, то ему пришлось бы вести настоящую, серьёзную войну на суше, на море и в воздухе. Это ведь не то, что декларация войны, которую Японии могла бы объявить Бельгия или Греция. Стало быть, советское правительство должно тщательно учитывать свои возможности и силы. В настоящий момент СССР ещё не готов для войны с Японией. Значительное количество наших дальневосточных войск в последнее время было переброшено на Западный фронт. Сейчас на Дальнем Востоке формируются новые силы, но потребуется ещё не меньше четырёх месяцев, прежде чем СССР будет надлежащим образом подготовлен в этих районах. Тов. Сталин полагает, что было бы гораздо лучше, если бы Япония напала на СССР. Это создало бы более благоприятную политическую и психологическую атмосферу в нашей стране. Война оборонного характера была бы более популярна и создала бы монолитное единство в рядах советского народа. Лучшей иллюстрацией тому является война СССР против гитлеровской агрессии. Тов. Сталин полагает, что нападение Японии на СССР возможно и даже вероятно, если немцы начнут терпеть поражения на фронте. Тогда Гитлер пустит в ход все средства нажима для того, чтобы вовлечь Японию в войну с СССР...»

Важнейшим событием, ознаменовавшим создание коалиции в борьбе против «стран оси», стало подписание в Вашингтоне 1 января 1942 года Декларации Объединённых Наций. Среди объединившихся для борьбы с агрессорами 26 государств ведущую роль играли СССР, США, Великобритания, Китай. Подписавшие декларацию обязались вести всеми силами войну против членов Тройственного пакта (Германии, Японии и Италии), оказывать друг другу помощь в ходе войны и не заключать сепаратного мира или перемирия с вражескими государствами. Хотя СССР в момент подписания Декларации не находился в состоянии войны с Японией, советские руководители разделяли определённые в этом документе цели борьбы со всеми агрессорами, в том числе дальневосточными.

(Продолжение следует)

Фото: mediamax

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.