header
«Большая тройка» инвестиционных корпораций США развернёт инвестиции таким образом, что добывающие отрасли будут умирать
"137040"
Размер шрифта:
| 29.03.2021 Мнение эксперта 
2232
5
5
1
17
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

ESG и Великая перезагрузка

«Большая тройка» инвестиционных корпораций США развернёт инвестиции таким образом, что добывающие отрасли будут умирать

Объявленная в прошлом году Клаусом Швабом «Великая перезагрузка» поддержана глобальной элитой и предусматривает кардинальные изменения во всех сферах жизни человека, включая переделку самого человека в духе так называемого трансгуманизма.

Здесь я коснусь лишь планируемых изменений в экономике. Среди целей экономической перестройки наиболее важные две.

Первая цель – резкое сокращение масштабов производственной деятельности. В «дивном новом мире» будущего, согласно замыслу, должно жить не более одного миллиарда людей (из них – один «золотой миллион» представителей глобальной элиты; остальные 999 миллионов – обслуга). У Бжезинского в его «Технотронной эре» (1969 г.) это называлось переходом к «постиндустриальному обществу», а в докладах Римского клуба излагалось в виде рекомендаций по деиндустриализации. Римский клуб утверждал, что сокращение масштабов промышленности продиктовано тем, что биосфера не в состоянии больше выдерживать достигнутые техногенные нагрузки.

Вторая цель – резкое сокращение количества субъектов экономической деятельности. План «Великой перезагрузки» заточен на то, чтобы в экономике оставались лишь немногие компании. Хотя Клаус Шваб открыто не говорит о том, что малый и средний бизнес подлежит зачистке, это вытекает из всех его рекомендаций. В «дивном новом мире» управлять экономикой будут глобальные корпорации. Ещё более откровенно об этой особенности будущей экономики, выстраиваемой в интересах «золотого миллиона», писал Жак Аттали в книге «Краткая история будущего» (2006 г.): государства будут поощрять создание корпоративных гигантов, со временем глобальные корпорации возьмут верх над государствами и в конце концов уничтожат их.

Для проведения подобной перезагрузки предусмотрен ряд инструментов: печатные станки центробанков; выделяемые через государственные бюджеты гигантские «пакеты помощи»; периодические блокировки экономической деятельности типа lockdown; ослабление антимонопольного законодательства; введения новых правил игры на товарных и финансовых рынках и т. п.

Остановлюсь на инструменте под названием ESG. Он уже незаметно внедряется в практику тех, кто занимается инвестированием, и тех, кого можно назвать объектами инвестирования. Первые – банки, инвестиционные компании, инвестиционные фонды, институциональные инвесторы (пенсионные фонды и страховые компании). Вторые – компании разных отраслей экономики, которые стремятся привлечь финансовые ресурсы в виде банковских кредитов или путём размещения акций и корпоративных облигаций на финансовом рынке.

За аббревиатурой ESG скрываются три слова: Environmental, Social, Governance. Так обозначается совокупность писаных и неписаных норм ведения бизнеса в экологической области, в сфере социальной ответственности и в корпоративном управлении.

Нормы ESG появились несколько лет назад. Чувствовалось, что руководители компаний готовятся к тому, что в какой-то момент ESG из «моральных» норм превратятся в жёсткие стандарты. Клаус Шваб говорит, что человечеству надо перейти от нынешнего капитализма акционеров к «капитализму всех заинтересованных сторон», или «инклюзивному капитализму». У Шваба модель «инклюзивного капитализма» описана невнятно, но в жизни всё просто: в светлое будущее «инклюзивного капитализма» имеет шанс войти лишь та компания, которая следует нормам ESG. Бизнесу придётся пройти через фильтры ESG, и можно догадаться, что 90 или даже 99 процентов субъектов экономической деятельности (фирм, компаний, организаций) фильтры не пройдут.

А фильтрованием будут заниматься, прежде всего, те, кому гарантировано, что они войдут в «инклюзивный капитализм». Это гигантские банки Уолл-стрит, лондонского Сити, Франкфурта-на-Майне, гигантские инвестиционные корпорации. Кого-то можно назвать и сейчас: Vanguard Group, Inc., BlackRock, Fidelity Investments (FMR LLC), State Street, Price (T.Rowe) Associates Inc., Capital Research Global Investors, Capital International Investors, Capital World Investors.

По всему миру уже создано более 700 специализированных фондов, которые выпускают облигации ESG. Эти фонды обязуются направлять мобилизованные денежные средства лишь в те проекты, которые отвечают критериям ESG. Постепенно складывается рынок устойчивых долговых обязательств (sustainability bond market). Вот статистика по этому рынку:

Табл. 1.

Инвестиции фондов ESG по основным направлениям (млрд. долл.)

Годы

«Зелёная экономика»

Социальная сфера

Устойчивое развитие

Всего

2013

15

0

0

15

2014

38

1

3

42

2015

49

3

3

55

2016

100

2

5

107

2017

168

9

10

187

2018

175

12

15

202

2019

270

18

38

326

2020

303

148

69

520

2021 (оценка)

375

150

125

650

Источник: Sustainable Bonds Insight 2020 // Environmental Finance.

Такой рынок возник совсем недавно, но развивается темпами, намного превышающими общие темпы развития рынка облигаций и корпоративных облигаций. В прошлом году, который считается крайне тяжёлым для экономики, выпуски облигаций ESG выросли в 1,6 раза. В общем объёме облигаций ESG подавляющая часть приходится на проекты (компании) «зелёной экономики». Большая их часть приходится на альтернативную энергетику (возобновляемые источники энергии). Долговые обязательства под подобные проекты принято называть «зелёными облигациями» (green bonds). К выпуску «зелёных облигаций» приобщаются и государства. Пионером стала Польша (2016 год), за ней последовали Франция, Бельгия, Нидерланды. В прошлом году начал размещение «зелёных облигаций» Минфин Германии на сумму 12,7 млрд. евро.

Наибольшую активность в создании фондов, организующих финансирование проектов ESG, проявляют компании «Большой тройки» американских инвестиционных корпораций: Vanguard Group, Inc., BlackRock и State Street. Каждая из них имеет собственные активы, измеряемые сотнями миллиардов долларов. Помимо этого, они управляют активами, которые принадлежат их клиентам и переданы им в траст. В конце 2020 года совокупная величина активов в трастовом управлении «Большой тройки» превысила 15 триллионов долларов, что превышает две трети прошлогоднего ВВП США.

Корпорации «Большой тройки» уже несколько лет рекламируют себя как участники рынка, которые работают по стандартам ESG. В то же время с точки зрения антимонопольного законодательства и законов, регулирующих финансовую сферу экономики, «Большая тройка» нарушает всё, что только возможно. Конгресс США несколько лет пытается поставить «Большую тройку» под контроль и приступить к разукрупнению гигантов инвестиционного бизнеса, но безуспешно.

При президенте Джо Байдене компании «Большой тройки», судя по всему, укрепятся ещё больше. А, главное, им будет поручено проводить селекцию на рынке с использованием фильтра ESG: вкладывать средства в те компании, которые отвечают стандартам ESG, и заключать соглашения на трастовое управление только теми активами, которые вписываются в эти стандарты. Соответственно, выводить свои средства из компаний, которые стандартам не отвечают.

«Большая тройка» развернёт мировые инвестиции таким образом, что многие отрасли промышленности начнут испытывать инвестиционный голод и медленно умирать. В первую очередь такая перспектива грозит добывающей промышленности, особенно добыче нефти, природного газа и угля. Только что опубликован доклад ряда экологических организаций Banking on Climate Chaos 2021: Fossil Fuel Finance Report (Банковский бизнес на климатическом хаосе 2021: доклад о финансировании добычи ископаемого топлива). В докладе отмечается, что с момента подписания Парижского соглашения по климату 60 крупнейших мировых банков инвестировали в добычу ископаемого топлива 3,8 трлн. долл. Лидерами по финансированию отрасли ископаемого топлива стали банки Уолл-стрит, на первом месте J.P. Morgan Chase & Co, инвестировавший в отрасль за пять лет 313,7 млрд. долл. За ним следуют Citigroup Inc. (237,5 млрд. долл.) и Wells Fargo & Co. (223,4 млрд. долл.). А в 2020 году впервые за рассматриваемый период (2016-2020 гг.) инвестиции в добычу ископаемого топлива упали на 9 процентов. Авторы доклада выражают надежду, что это падение станет устойчивой тенденцией.

В докладе выражается возмущение тем, что банки Уолл-стрит беспардонно игнорировали требования Парижского соглашения по климату. Вместе с тем авторы доклада уверены: всё это заканчивается. Во-первых, 19 февраля 2021 года США вернулись в Парижское соглашение. Во-вторых, инвестиционные компании «Большой тройки» будут насаждать в США и за их пределами стандарты ESG.

Фото: REUTERS/Lucas Jackson

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.