header
Ливия – терра инкогнита
"222382"
Размер шрифта:
| 02.07.2021 Политика 
2076
4.89
5
1
18
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.89
logo

Ливия – терра инкогнита

Менталитет ливийцев зиждется на простом принципе: «Никогда не откладывай на завтра то, что можно отложить на послезавтра»

Попытки найти решение проблемы, искусственно и даже насильственно созданной на руинах Джамахирии, продолжаются. За последние полгода произошел ряд событий, в том числе весьма важных.
    
19 января в Берлине прошла конференция по Ливии. По приглашению канцлера Ангелы Меркель в столицу ФРГ прибыли президенты РФ, Турции, Франции, Египта, премьер-министр Великобритании, генсек ООН, госсекретарь США, высокопоставленные представители Африканского союза, ЛАГ, Катара, ОАЭ, Саудовской Аравии и председатель Еврокомиссии.

Конференция по Ливии в январе 2021 года отличалась высоким уровнем представительства

Встречу признали успешной, поскольку она придала импульс ливийскому урегулированию. С 1 по 5 февраля в Швейцарии состоялся Форум ливийского политического диалога (ФЛПД), по итогам которого были избраны премьер-министр и три члена Президентского совета Ливии. «Их главной задачей будет проведение 24 декабря 2021 года общенациональных выборов», –  торжественно объявила Стефани Уильямс, еще исполнявшая обязанности спецпосланника Генерального секретаря ООН по Ливии.

Впрочем, она уже передавала дела: после череды скандалов с обвинениями С. Уильямс в том, что она «проталкивала» кандидатов из числа братьев-мусульман, которые даже по местным меркам считаются оголтелыми, генсек ООН был вынужден ее сместить. Новым главой миссии и спецпредставителем генсека в Ливии стал Ян Кубиш. Бывший когда-то министром иностранных дел Словакии, он уже много лет трудится в ООН на руководящих должностях. До назначения в Ливию возглавлял миссии ООН в Афганистане, Ираке, Ливане, приобрел большой опыт и отлично знает правила игры. Достаточно вспомнить, что в годы его работы в Багдаде (2015-2018) данные докладов миссии ООН по количеству жертв среди мирного населения разительно отличались в меньшую сторону даже от официальных сводок местного Минздрава. И это при том, что эти сводки лишь в малой степени отражали реальную картину: в наиболее опасных районах Ирака не проводят вскрытие, оформление свидетельств о смерти и проч. – погибших там хоронят обычно в тот же день до захода солнца.

Итоги ФЛПД повлекли восторженные комментарии, и даже такой обычно сдержанный дипломат, как представитель РФ в ООН  В.А. Небензя, на этот раз был очень эмоционален: «Ливийцы сделали важный шаг на пути установления мира в своей стране. Премьер-министром Абдель Хамидом Дбейбой было сформировано новое переходное правительство национального единства, получившее вотум доверия от парламента, были приведены к присяге члены Президентского совета во главе с Мухаммедом Менфи. Символично, что эти мероприятия прошли в Триполи, Сирте и Тобруке как знак единения ливийского общества. Позитивно оцениваем поступающие сообщения о состоявшейся в Бенгази церемонии передачи властями востока страны своих полномочий Правительству национального единства. Приветствуем формирование новых гражданских властей Ливии, перед которыми стоит задача подготовить страну к всеобщим выборам, запланированным на конец текущего года».

Однако эйфория оказалась преждевременной…

Предшественник Дбейбы покинул пост главы ПНС в Триполи по канонам водевиля. Утром 14 февраля Фаиз Саррадж поручил руководство Президентским советом вице-премьеру Ахмеду Майтыгу, возложив на него соответствующие обязанности «вплоть до его [Сарраджа] возвращения из поездки». Вечером того же дня появилось заявление, что Ф. Саррадж вместе со своими советниками навсегда покинул Ливию, а вице-премьеру теперь надлежит передать полномочия новому Президентскому совету (ПС).

Давайте теперь посмотрим на персоналии – кто же пришел и чего они достигли?

Абдель Хамид Дбейба родился в Мисурате, долго жил в Канаде и окончил университет Торонто. Козыряя своими связями с М. Каддафи, получил известность в среде канадских бизнесменов арабского происхождения. И не блефовал – в 2007 году его назначили управляющим государственной Ливийской инвестиционно-строительной компанией. В этой должности он «зарекомендовал себя как умелый управленец и талантливый предприниматель», но после свержения Каддафи очень быстро оказался одним из сторонников радикального крыла «Братьев-мусульман» (организация запрещена в РФ). Тут уместно упомянуть, что в январе 2020 года в Канаде состоялся суд по делу о многочисленных взятках, выплаченных до 2011 года за получение контрактов в Ливии. Главным обвиняемым стал Сами Бебауи, бывший топ-менеджер одной из крупнейших инженерных компаний SNC-Lavalin (Монреаль). Он признал себя виновным в передаче многомиллионных взяток сыну Каддафи по имени Сейф аль-Араб, который погиб 30 апреля 2011 года в результате авиаудара ВВС Дании. Других имен ко всеобщему облегчению он называть не стал и получил 8 лет тюремного заключения. Правда, этот скандал привел к тому, что рейтинг коррумпированности Канады заметно ухудшился: по версии влиятельной международной организации Transparency International, страна покинула топ-10 и переместилась с 8-го на 12-е место в мире.

73-летний Сами Бебауи приговорен в Канаде к 8 годам тюремного заключения за взятки

В состав ПС вошли по одному представителю от каждого региона Ливии. Возглавил орган Мухаммед аль-Менфи. Уроженец Тобрука, он учился во Франции, считался одним из активных лидеров ливийского профсоюза студентов и самым преданным сторонником М. Каддафи. Затем оказался активным сторонником исламистского ПНС и был назначен послом правительства Фаиза Сарраджа в Греции. У председателя ПС два заместителя – область Феццан представляет Муса аль-Куни, в 2016 году он уже был в этой должности, но спустя год ушел в отставку по собственному желанию, объяснив это «невозможностью удовлетворить ожидания ливийцев». Заместителем от Триполитании стал Абделла Хусейн аль-Лафи, член Палаты представителей.

Премьер Дбейба и члены ПС начали с того, что сосредоточились на привлечении на свою сторону стран, ранее активно поддерживавших Хафтара, прежде всего Франции, АРЕ и ОАЭ. В Триполи вновь открылось посольство Пятой республики, а Э. Макрон заявил о возобновлении деятельности франко-ливийской совместной комиссии, приостановленной в 2002 году. Во время визита аль-Менфи и министра иностранных дел Ливии Наджлы аль-Мангуш в ОАЭ наследный принц Абу-Даби шейх Мухаммед бин Зайед выразил поддержку правительству Дбейбы и готовность предоставить ему «необходимую помощь и поддержку». Предпринимаются шаги по нормализации отношений с соседними странами: Тунисом, Алжиром и Египтом. Возобновила полеты в Ливию авиакомпания TunisAir, став первым иностранным перевозчиком, совершающим регулярные рейсы в Триполи и Бенгази. Достигнуты договоренности об участии в восстановлении ливийской инфраструктуры 1 млн рабочих из Туниса и 3 млн из Египта.

Триполи, июнь 2021 г. Премьер-министр Абдель Хамид Дбейба позирует на фоне перекрашенного самолета Airbus A340, которым пользовался М. Каддафи. Как говорится, «не по Сеньке шапка»

Однако такая активность и амбициозные бизнес-проекты не могут заслонить того, что премьер и его правительство имеют временный мандат. Они уполномочены лишь на организацию всеобщих выборов и на объединение госинститутов и вот здесь никаких подвижек не просматривается.

Между Триполи и Тобруком сохраняются острые разногласия по важнейшим вопросам. Стороны до сих пор не могут договориться о назначениях на высшие должности, к которым относятся управляющий Центральным банком Ливии, начальник Аудиторского бюро, главы Управления административного контроля, Высшей национальной избирательной комиссии, Национальной антикоррупционной комиссии, генеральный прокурор, председатель Верховного суда. Дбейба считает необходимым интегрировать вооруженные формирования и ополченцев Триполи и Мисураты в регулярную армию, а Хафтар настаивает на их роспуске и разоружении. В итоге стратегическое шоссе вдоль побережья Средиземного моря остается блокированным.

Согласно решениям ФЛПД, премьер-министр в течение 21 дня с момента вступления в должность должен был представить на утверждение Палаты представителей программу правительства и кандидатуры министров. Парламент Ливии выразил готовность сотрудничать с новой исполнительной властью: «...состав будущего правительства и его программа действий будут изучены, с тем чтобы выразить ему доверие и в последующем ввести Президентский совет и правительство в конституционные и правовые рамки с целью объединения страны».

Увы, правительство до сих пор сформировано не полностью, не утвержден и госбюджет на 2021 год. Дбейба обвиняет законодателей в том, что они якобы сознательно тормозят принятие бюджета, имея своей целью свержение ПНЕ, на что в Тобруке отвечают, что одобрят военный бюджет только после назначения министра обороны. Конечно, обвинение парламента в намерении свергнуть ПНЕ – это всплеск эмоций, тем более что всем понятно: Дбейба и его команда фигуры технические и переходные. Однако такие высказывания обнажают суть проблемы – ни о каком прогрессе в ливийском процессе и достижении национального взаимопонимания речь не идет, за исключением хрупкого равновесия и приостановки боевых действий.

Упоминавшаяся Стефани Уильямс, которая теперь курирует Ливию в Госдепе, 8 апреля не без ехидства отметила, что только США могут сыграть ключевую роль в политическом урегулировании в этой североафриканской стране. Такая уверенность основана на хороших отношениях Дбейбы с Фатхи Башагой, которого Запад считает главным кандидатом на пост президента Ливии. А уж назначение на должность главы МИД ПНЕ Наджлы аль-Мангуш и вовсе вызвало в Вашингтоне чувство глубокого удовлетворения.

Наджла Мухаммед аль-Мангуш

Для справки. Родилась 22 августа 1961 в Лондоне. Окончила юридический факультет университета Бенгази, работала там доцентом, в 2011 году выступила против Каддафи и вошла в состав Переходного национального совета, возглавив отдел по взаимодействию с общественностью. На следующий год уехала в США, где стала стипендиатом программы Фулбрайта и получила степень магистра в области трансформации конфликтов в Центре справедливости и миростроительства (Center for Justice and Peacebuilding, CJP). Эксперт по разрешению конфликтов в некоммерческой организации Институт мира, основанной Конгрессом США. Являлась сотрудником программы по миростроительству и традиционному праву в Центре мировых религий, дипломатии и разрешения конфликтов (Center for World Religions, Diplomacy and Conflict Resolution) Университета Джорджа Мейсона, получила докторскую степень в Центре анализа и разрешения конфликтов Университета Джорджа Мэйсона. С 15 марта 2021 года – министр иностранных дел ПНЕ.

Между тем для проведения выборов 24 декабря необходимо создать законодательную базу и правовые основы соответствующих процедур, включая референдум по проекту новой конституции. Крайний срок для принятия законодательной базы был определен 1 июля, но не получилось. Ян Кубиш лишь вновь и вновь разочарованно констатирует критическое запаздывание и выражает сожаление и надежду. Ему ещё неведомо, что менталитет ливийцев зиждется на простом принципе: «Никогда не откладывай на завтра то, что можно отложить на послезавтра».

Дабы придать процессу новый толчок, по инициативе Германии и ООН была созвана очередная конференция по Ливии, которая прошла 23 июня и получила название «Берлин-2». На этот раз уровень участия заметно уступал встрече в январе; организаторы довольствовались тем, что собрались главы МИД пяти стран – постоянных членов СБ ООН, а также Италии, Турции и ОАЭ. На однодневной встрече присутствовали также представители Нидерландов, Швейцария, Туниса, Алжира, Демократической Республики Конго (председатель Африканского союза), Республики Конго (председатель комиссии Африканского союза по Ливии), Египта, Лиги арабских государств и Евросоюза.

Для понимания того, на какой стадии находится ливийское урегулирование, достаточно привести перечень основных рекомендаций, принятых по итогам работы конференции «Берлин-2».  Была отмечена необходимость:
–  провести президентские и парламентские выборы, назначенные на 24 декабря, в указанную дату и признать их результаты;
– обеспечить «справедливое и прозрачное распределение ресурсов по всей стране»;
– прекратить нарушения прав человека, а также международного гуманитарного права, провести расследования;
– соблюдать полное выполнение соглашения о прекращении огня.

Есть ещё призывы к завершению мер по укреплению доверия, освобождению пленных и заложников, обезвреживанию мин, открытию Прибрежного шоссе и созданию единых институтов национальной безопасности. Отдельным пунктом значится необходимость незамедлительного вывода наемников и иностранных войск. Министр иностранных дел Ливии Наджла аль-Мангуш даже выразила надежду, что иностранцы уйдут из страны в течение ближайших дней, чем немало развеселила комментаторов.

Между тем вопрос серьёзный. В Ливии, действительно, находится много иностранных комбатантов, причём с обеих сторон. В боевых действиях принимали участие граждане Судана, наемники из центральноафриканских государств (прежде всего из Чада), сирийцы, египтяне, военные из ОАЭ, Италии и других стран. Когда речь заходит о выводе иностранных войск из Ливии, многие подразумевают прежде всего турецкий контингент. И ошибаются – именно Турция чувствует себя наиболее уверенно.

Турецкое военное присутствие на ливийской территории основано на официальном соглашении, заключенном с правительством Сарраджа. Будучи исламистом, премьер Дбейба сохранил протурецкую ориентацию Триполи и подтвердил это 3 мая на встрече с турецкой делегацией, в состав которой входили министр обороны Хулуси Акар, начальник Генштаба ВС Турции Яшар Гюлер и директор Национальной разведывательной организации (MİT) Хакан Фидан. Турецкий министр обороны отметил, что его подчиненные в Ливии не являются «иностранной военной силой», поэтому Анкара не намерена оттуда выводить свои силы. Одновременно прошли переговоры министров иностранных дел Турции и Ливии, на которых обсуждались вопросы экономического сотрудничества, инвестиций в экономику Ливии и двусторонних торговых связей, а также возвращение турецкого частного сектора.

А что Тобрук? Ведь фельдмаршал Халифа Хафтар уже не раз заявлял, что вышвырнет турков и иже с ними если не завтра, то послезавтра точно. Некоторое время он держался в тени, но с конца мая стали приходить известия о его участии в массовых мероприятиях, главным образом в военных учениях и парадах. Одним из них стал масштабный военный парад, проведенный 29 мая в Бенгази. Событие было омрачено катастрофой истребителя МиГ-21 прямо во время прохождения войск – пилот погиб. Судя по всему, Хафтар также готовится принять участие в предстоящих выборах, но сейчас его положение стало менее прочно, чем год назад.

Состоятся ли выборы в декабре, неведомо никому. Зато совершенно ясно другое – обширная территория на севере Африки между Египтом и Тунисом остается terra incognita.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.