header
Англо-французская «Барбаросса» 1940 года
"122508"
Размер шрифта:
| 10.09.2021 Политика  | История и культура 
2184
4.86
5
1
22
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.86
logo

Англо-французская «Барбаросса» 1940 года

Главная стратегия войны: острие копья всегда направлено против России/СССР

В Москве с 8 июля по 5 сентября проходила выставка «Накануне Великой Отечественной. 1 сентября 1939 – 22 июня 1941», на которой были представлены рассекреченные документы, свидетельствующие о том, что Англия и Франция, наши будущие союзники по Второй Мировой войне, планировали нападение на Советский Союз на год раньше III Рейха.

Англо-французская операция на Юге СССР («Острие Копья») предусматривала массированные бомбардировки из Сирии Баку, Грозного, Поти, Майкопа и Батуми для уничтожения главного центра советской нефтедобычи и нефтепереработки, а также вторжение в Закавказье экспедиционного корпуса во главе с французским генералом Вейганом. Операция на Севере предполагала высадку экспедиционного корпуса в Петсамо и совместный с финнами захват Мурманска и Карелии.

Конечно, планы англо-французской агрессии давно не секрет (секретными были представленные на выставке конкретные документы). Только отношение к ним в России было и остается, как к некоему казусу, не стоящему серьезного внимания. Однако есть все основания утверждать, что, если бы не решительные действия советского руководства, то СССР уже в 1940 г. оказался бы в положении несоизмеримо более тяжёлом, чем в 1941 г. в результате вторжения в нашу страну гитлеровской армады.

Планы агрессии не были планами, которые генштабы всех стран мира составляют на все возможные и невозможные случаи жизни, как нам часто пытаются представить. Они разрабатывались по прямым указаниям высшего руководства Англии и Франции. Следовательно, отражали стратегические цели этих государств.

Так,  посол США в Париже У. Буллит 19 октября 1939 г. телеграфировал в Вашингтон о том, что премьер-министр Франции Э. Даладье известил его о проработке возможности «бомбардировок и разрушения Баку».

19 января 1940 г. Даладье направил главнокомандующему сухопутными союзными войсками во Франции, заместителю председателя Высшего военного совета генералу М. Гамелену, а также главнокомандующему французским флотом адмиралу Ф. Дарлану записку с поручением разработать варианты операции против СССР.

24 января 1940 начальник имперского генерального штаба Англии генерал Э. Айронсайд представил Военному кабинету (специальный орган военно-политического управления Великобритании на время войны) меморандум «Главная стратегия войны», в котором предлагались удары по СССР и сообщалось о возможности вывести кавказскую нефтяную промышленность из строя «не менее чем на девять месяцев».

10 мая 1940 г., новый премьер Франции П. Рейно звонил Черчиллю, чтобы сообщить о готовности экспедиционных сил начать бомбардировки Баку с 15 мая. Он еще не знал, что в этот день немцы поставили точку в «странной войне» и начали на Западе наступление.

Одним из доказательств курьёзности англо-французских планов нередко представляют мизерность выделенных под их осуществление сил (300 тыс. на Юге и от 100 до 300 тыс. на Севере). Вторая же Мировая была войной многомиллионных армий. Казалось бы, довод убийственный – лишь в горячечном бреду можно с такими силами начинать войну против СССР.

Однако не надо забывать, как собирались воевать с СССР Лондон и Париж. Они не планировали поход на Москву с Юга и Севера, они собирались с помощью этих операций посеять хаос и смуту, спровоцировать нечто подобное новой Гражданской войне. Адмирал Дарлан докладывал Даладье: «В районе Мурманска и в Карелии содержатся тысячи политических ссыльных, и обитатели тамошних концентрационных лагерей готовы восстать против угнетателей. Карелия могла бы, в конце концов, стать местом, где антисталинские силы внутри страны могли бы объединиться».

По совершенно «случайному совпадению» Троцкий в апреле 1940 г. опубликовал «Письмо к советским рабочим» с призывом к вооруженному восстанию против Сталина.

На Юге англичане и французы в помощь корпусу Вейгана собирались поднять восстания горских народов. К их подготовке французским Генштабом был привлечен один из лидеров сепаратистского движения на Кавказе Султан Клыч-Гирей (полковник русской армии, генерал белой армии; после провала англо-французских планов пошел на службу Рейху; повешен в 1947 г., как и подобает сепаратистам).

Несомненно, и этих сил было совершенно недостаточно для военной победы над СССР, но такую цель Лондон с Парижем и не ставили. Планы разрабатывались для достижения иной цели. И об этом подробнее.

* * *

Англия больше не отрицает планов нападения на СССР в 1940 году, но объясняет их исключительно благородными побуждениями: 1) помочь финнам отразить агрессию СССР; 2) лишить Гитлера доступа к советской нефти. Поэтому, мол, все претензии к Сталину: он заключил пакт с Гитлером, поставлял ему нефть, напал на Финляндию. Из-за Сталина, а не из-за руководителей Англии и Франции будущие союзники по борьбе с нацизмом чуть не сошлись на поле боя.

Такая версия внедряется сейчас в общественное сознание. Рассмотрим ее по пунктам.

Финляндия. В сентябре 1939 г. Франция и Англия вопреки всем официально подписанным союзническим договорам с Польшей и при гарантированной победе над Рейхом (абсолютное превосходство над немецкими войсками прикрытия) пальцем не шевельнули, чтобы спасти поляков. Всего через 3 месяца те же Англия и Франция решили костьми лечь в десантной операции под Мурманском за территориальную целостность не союзной им Финляндии. Бред?

Нефть. Даже организаторы выставки в Москве в аннотации к ней сочли возможным написать, что планы «нанесения удара по нефтеносным районам советского Кавказа» Лондон и Париж начали разрабатывать для того, чтобы «лишить его (рейх) поставок стратегического сырья». Убедительно? Нисколько.

В 1940 г. потребление нефти в Германии составляло около 10 млн. т (при наличии стратегического запаса в 6 млн.). Поставлено из СССР было 669 тыс. тонн (при полной технической невозможности увеличения этого объёма). Из Румынии –  1.442 млн. т (при возможности более чем двукратного увеличения). 72,8% потребностей Рейха покрывало производство искусственного горючего (к концу войны будет доведено до 97%).

Эти цифры знали в Москве, ещё лучше их знали в Лондоне.

То есть Лондон и Париж, находясь в состоянии войны с Берлином, собирались начать войну еще и против СССР, чтобы в самом лучшем случае сократить поставки нефти в Рейх на некритичную для него величину. Глупость?

Здесь полезно вспомнить о ещё одной, якобы, глупости – «политике умиротворения». По официальной западной версии, весь предвоенный период Британская империя (Франция – ведомая) только тем и занималась, что умиротворяла Германию. Перефразируя Черчилля, кормила крокодила в искренней уверенности, что, съев если не эту жертву (Австрию), так следующую (Судетскую область), он обязательно станет травоядным. Глупцы, да и только.

Однако представим на минутку, что британские премьеры и министры иностранных дел 20-30-х гг. от Болдуина с Остином Чемберленом до Невилла Чемберлена с Галифаксом не были клиническими идиотами. И в своих действиях они исходили исключительно из того, что у Британии нет ни вечных врагов, ни вечных друзей, а есть лишь вечные интересы.

При таком допущении «политика умиротворения» – это последовательная, прагматичная политика усиления побеждённой Германии для уничтожения СССР.

Лозунг английских консерваторов – «Чтобы жила Британия, большевизм должен умереть». Никто, кроме умиротворённой / усиленной Германии, желательно в союзе с Японией, воплотить этот лозунг в жизнь не мог. Затем чуть живого победителя в советско-германской войне должна была под лозунгом спасения цивилизации от большевизма или фашизма (в зависимости от исхода войны) добить Франция, обладавшая самой сильной армией в Европе (почему её армия не стала сражаться в 1940 г. – разговор особый).

Договором о ненападении между СССР и Германией («пактом Молотова – Риббентропа») был пущен под откос британский сценарий Второй Мировой войны. Война Рейха с Польшей не переросла в 1939 г. в войну с СССР. Как результат Англия и Франция оказались неожиданно для себя в положении войны с умиротворённым ими же Гитлером при советском нейтралитете.

Поэтому англо-французские планы операций против СССР на Юге и Севере – не курьёз. Это отчаянные попытки перевести «странную войну» в общеевропейский крестовый поход против большевизма.

Конечно, расчёт был не на антикоммунизм Гитлера (дескать, не сможет остаться в стороне от общеевропейской борьбы с большевизмом). Рассчитывали на то, что Гитлер не удержится от соблазна напасть на ослабленный англо-французскими ударами СССР. В феврале 1940 г. генерал Гамелен докладывал Даладье: «Фундаментальной слабостью русской экономики является её зависимость от кавказской нефти. … Более 90% нефтедобычи и 80% нефтепереработки сосредоточено на Кавказе (в основном в Баку). Поэтому любой значительный перерыв поставок нефти будет иметь далеко идущие последствия, и даже может привести к коллапсу военной, промышленной и сельскохозяйственной систем России». По мнению английских стратегов, как отмечалось выше, такой коллапс, вызванный массированными бомбардировками нефтепромыслов, СССР преодолеет лишь через 9 месяцев.

Не воспользоваться «окном возможностей» Гитлер не сможет. А далее всё пойдет по британскому сценарию войны. Поэтому командующий ВВС Франции в Сирии генерал Ж. Жоно, имел основания весной 1940 г. утверждать, что «исход войны решится на Кавказе, а не на Западном фронте».

Однако, как показывают представленные на московской выставке рассекреченные документы, планы Лондона и Парижа и их истинные цели были хорошо известны в Москве: «поддержка бело-финнов, создание очага войны на юге Советского Союза, направление Германии на Восток» (Сводка 5‑го Управления Красной армии, февраль 1940).

В результате Финляндию принудили к миру 13 марта 1940 г., до того как Англия и Франция успели подготовить экспедиционный корпус для десанта в Петсамо. Призывы Лондона и Парижа к Хельсинки продержаться еще немного не помогли.

Одновременно шло мощное наращивание сил Красной армии на Кавказе. Туда перебрасывались войска, высвободившиеся на финском фронте. 4 апреля нарком обороны К. Ворошилов доложил в ЦК об усилении авиацией и зенитной артиллерией южных рубежей: дополнительно формировались и сводились в полки для ПВО Баку, Тбилиси, Батуми, Туапсе и Новороссийска 17 дивизионов среднего калибра; только для ПВО Баку формировались 7 дивизионов малокалиберной артиллерии.

Усиление ПВО Красной армии на Кавказе вынуждало англо-французское командование неоднократно переносить сроки начала операции, т. к. постоянно возникала необходимость усилить ударную группировку ВВС в Сирии, чтобы она могла гарантированно уничтожить советские центры нефтедобычи и нефтепереработки. Допереносились до готовности к 15 мая 1940 г., но 10 мая немцы развернули наступление на Западном фронте, и 14 июня вермахт вошел в Париж.

Итог. Благодаря эффективным действиям советского руководства весной-летом 1940 г. СССР избежал войны еще более страшной, чем та, которая началась 22 июня 1941 г. Воевать пришлось бы не только с гитлеровским Рейхом и его сателлитами, но и с Францией, а главное – с Британской империей. При таком раскладе со стопроцентной вероятностью в войну вступила бы и Япония с Турцией. Силы врагов выросли бы многократно, а характер войны – война на уничтожение государства и народа – остался бы неизменным.

При подготовке статьи использованы материалы выставки архивных материалов «Накануне Великой Отечественной. 1 сентября 1939 – 22 июня 1941»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.