header
Ирак перед выборами
"115510"
Размер шрифта:
| 24.09.2021 Политика 
981
4.67
5
1
6
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.67
logo

Ирак перед выборами

Власти Ирака целенаправленно ограничивают развитие проектов российских нефтяных компаний

По мере приближения парламентских выборов 10 октября в иракском обществе ширятся призывы бойкотировать голосование. Все больше иракцев приходят к мнению, что власти утратили кредит доверия и хуже уже не будет.

Резко активизировалась миссия ООН в Ираке, причем при прямой поддержке Вашингтона – США предоставили два гранта на общую сумму 14,9 млн долларов «для помощи в подготовке выборов». Посол США в ООН Линда Томас-Гринфилд похвалила подопечных: «Советники миссии ООН по выборам усердно работали над обучением иракской Высшей независимой избирательной комиссии, чтобы сделать выборы свободными и справедливыми».

Право голоса имеют более 25 миллионов граждан Ирака, при этом для некоторых категорий назначен отдельный день голосования – 8 октября. К этим категориям относятся силовики, заключенные, приговоренные к лишению свободы сроком менее пяти лет, а также иракские граждане, проживающие в лагерях для перемещенных лиц. По данным ЦИК, зарегистрированы 3244 кандидата от 276 политических образований, на кону 329 мандатов депутатов парламента, которому предстоит избрать следующего президента и премьер-министра.

Правительство во главе с М. аль-Кязыми предпринимает активные меры «для сохранения стабильности», уверяя, что «голосование заложит основу для обещанных реформ». Скептики полагают, однако, что главной целью представителей власти является сохранение ими своих постов. 16 сентября глава правительства заявил, что он будет наращивать сотрудничество с международным сообществом в возвращении иракских активов, украденных после 2003 года. «Дела тех, кто вывез средства Ирака за пределы страны, будут рассмотрены в рамках юридических процедур», – подчеркнул он, что повлекло массу язвительных комментариев в социальных сетях.

Не меньше критики вызвал очередной зигзаг известного популиста Муктады ас-Садра. В июле он заявил: «Чтобы сохранить то, что осталось от нации, и чтобы спасти нацию, которая была сожжена коррумпированными чиновниками и продолжает гореть, я сообщаю вам, что не буду участвовать в выборах». 27 августа он поменял мнение: сообщил, что примет участие в выборах 10 октября, поскольку-де политические партии (?) предоставили ему некий документ с планом проведения радикальных реформ. Ознакомившись с планом, М. ас-Садр пришел к убеждению, что эти партии оправдают ожидания движения садристов и призвал своих сторонников принять участие в выборах.

Повышенный интерес к иракским выборам проявляют извне. Иракские власти попытались это использовать, организовав 28 августа однодневную конференцию, громко названную «саммитом примирения». На встречу демонстративно не пригласили Сирию. В Багдаде собрались главы Франции, Египта, Иордании, Катара, премьер-министры ОАЭ и Кувейта, министры иностранных дел Турции, Ирана, Саудовской Аравии. Не обошлось без представителей США и ЕС. Накануне встречи в МИД Ирака отметили, что рассчитывают на укрепление экономического сотрудничества, читай: получение помощи, но добиться этого опять не удалось. Вряд ли можно считать достижением решение Кувейта пожертвовать партию медицинского оборудования (в том числе аппраты ИВЛ) стоимостью один миллион долларов и 7100 продовольственных наборов для раздачи нуждающимся в девяти провинциях Ирака. 

В итоге встреча превратилась в пафосное представление французского президента, или как говорят на Западе, one man show. Эмманюэль Макрон продлил свой визит на сутки, чтобы провести отдельные встречи с федеральным руководством в Багдаде, а также в Эрбиле – столице курдской автономии. Он посетил Мосул и навестил подразделения французского спецназа, дислоцированные в Ираке. А главным результатом стало заключение предварительных соглашений между нефтегазовым гигантом Total Energies (бывшая Total, около 100 тысяч сотрудников более чем в 130 странах) и правительством Ирака о реализации инвестиционных проектов на 27 млрд долларов. Сообщается о четырех проектах по развитию нефтяных месторождений, попутному газу и строительству электростанций, работающих на солнечной энергии. Среди подписанных документов – проект по увеличению добычи нефти на месторождении Артауи с 85 тысяч до 210 тысяч баррелей в день, и здесь стоит остановиться.

Дело в том, что власти Ирака целенаправленно ограничивают развитие проектов, разрабатываемых российскими компаниями. Глава «Лукойла» В. Алекперов недавно вновь сетовал, что ему не только трижды снижали согласованную в 2010 году планку добычи на месторождении Западная Курна - 2, но и препятствуют работам на проектах «Ямама» и «Блок-10». Правительство Ирака категорически запретило «Лукойлу» продать свои активы, и это после того, как компания инвестировала более 8 млрд долларов и лишь недавно возместила свои расходы, то есть вышла в ноль. Будучи опытным переговорщиком, В. Алекперов дипломатично отметил: «Мы продолжаем вести переговоры с правительством Ирака об экономике проекта "Западная Курна - 2" и находим какое-то понимание. Сейчас я не хотел бы говорить до окончания переговорного процесса и накануне выборов в октябре».

Не лучшим образом выглядят дела у компании «Газпром нефть». На заседании российско-иракской комиссии по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству 26 августа было принято решение, что «Газпром нефть» и Министерство нефти Ирака «завершат процедуру утверждения плана разработки месторождения и продолжат обсуждение дополнительного соглашения к сервисному контракту проекта Бадра». При этом российская компания до сих пор ожидает реализации решения иракской стороны от 2018 года об ускорении возмещения расходов на строительство газового завода ($579 млн) за счет увеличения компенсационной базы. В конце 2019 года замглавы «Газпром нефти» Вадим Яковлев, сообщал, что компания ждет от властей Ирака разрешение на дополнительное бурение на Бадре. На сегодня вследствие ограничений добыча нефти на этом месторождении «стабилизирована» на уровне 75 тыс. барр./с, а добыча газа снизилась в 2020 году по сравнению с 2019-м на 27,3% – до 0,16 млрд куб. м.

Одним из главных вопросов остается статус военнослужащих США и НАТО в Ираке. 9 сентября Багдад посетил командующий Центральным обьединенным командованием ВС США генерал Кеннет Маккензи. Во время его встречи с премьером М. аль-Кязыми обсуждались «пути более тесного сотрудничества между сторонами». Маккензи подтвердил, что к 1 января будет завершён переход от боевой миссии к консультативной, и одновременно было подтверждено, что присутствие иностранного военного контингента обосновано приглашением иракского правительства. Сейчас в Ираке находятся более 2500 американских военнослужащих; порядок перевода войск в «небоевой» статус планируется разработать в ходе дальнейших консультаций. При этом член парламентского комитета по вопросам обороны и безопасности Бадр Зиади заявил, что США переместят свое тяжелое вооружение и военную технику на базы в странах Персидского залива, но американские ВВС продолжат операции против запрещённого в России «Исламского государства»* по запросу иракского правительства. Оставшиеся в Ираке американские военные будут заниматься вопросами планирования операций, разведки и обучения иракских сил. Специалистов понадобится немало – 31 августа в Багдаде обьявили о решении правительства сделать военную службу обязательной.

Обсуждаемое сокращение американского военного присутствия не могло остаться не замеченным боевиками ИГ* и другими антиправительственными силами: число террористических атак возросло. Вечером 21 августа в пригороде Багдада была атакована колонна «народного ополчения»; головная машина подорвалась на придорожном фугасе, после чего был открыт снайперский огонь (погибли четыре человека, включая заместителя командира 12-й бригады «ополчения»). 27 августа ракетному обстрелу подверглась американская база близ порта Умм-Каср, пострадавших нет, но примечательно, что этот обьект является секретной базой сил специальных операций ВС США, о которой ранее не сообщалось. 4 сентября в провинции Киркук были дважды атакованы армейские подразделения, погибли 15 военнослужащих. 12 сентября нападению с использованием двух снаряженных взрывчаткой БЛА подверглась база, используемая США и силами коалиции в Эрбиле, столице Курдистана.

Находясь под давлением с разных сторон, премьер М. аль-Кязыми обязан учитывать и позицию Ирана. 12 сентября он посетил Тегеран во главе большой делегации и провел рабочие встречи с президентом Ибрагимом Раиси, состоялись переговоры между министрами двух стран. Помимо вопросов экономического сотрудничества (например, реализации проекта строительства железной дороги из ИРИ в Басру), обсуждались и другие вопросы; особое внимание было уделено предстоящему поминовению имама Хусейна, погибшего в VII веке – знаковому для шиитов событию. Событие известно под названием Арбаин и по лунному календарю начинается в этом году 28 сентября. Миллионы шиитов считают своим долгом посетить в эту дату иракскую Кербелу, где находится гробница имама Хусейна; путь предпочтительно преодолевать пешком, и основная масса паломников движется из Ирана. М. аль-Кязыми сообщил об отмене визового режима для иранских граждан и «пообещал максимально увеличить количество паломников, чтобы их больше могло прибыть в Ирак на церемонию Арбаин».

Шииты на пути в Кербелу по случю дня Арбаин

Шииты на пути в Кербелу по случю дня Арбаин

Президент Раиси благосклонно оценил это решение и подчеркнул: «Мы находимся в преддверии Арбаина и… сохранение паломников является очень важным вопросом».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.