header
Борис Джонсон в Северной Ирландии
"136223"
Размер шрифта:
| 21.01.2022 Мнение эксперта 
1716
4.67
5
1
6
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.67
logo

Что подвело Бориса Джонсона – статистика или загулы по пятницам?

Выходки экстравагантного «поросёнка-альбиноса»

Даже спустя два года после того, как у здания Европарламента в Брюсселе спустили флаг Великобритании, эту страну донимают конвульсии от Brexit.

Больше всего от них достаётся Борису Джонсону. Премьер-министр на днях побывал на допросе у представителя Службы высших чиновников Великобритании Сью Грей, которая пытала его на предмет того, как он попал на вечеринку для своих подчинённых. Вечеринка проходила в саду официальной резиденции на Даунинг-стрит, 10. Этот пустяк едва ли был бы замечен обществом, если бы 19 января Борис Джонсон не объявил, что со следующей недели отменяются все ограничения (маски, проверка ковид-сертификатов и проч.).

Как считает Euractiv, вероятность того, что Бориса Джонсона выбьет из седла какая-нибудь пошлость, всегда была высока. «Джонсон идеологически является чем-то вроде пустого сосуда. На протяжении всей его карьеры всегда было неясно, во что, помимо продвижения собственных интересов, он на самом деле верит». Издание предрекает, что вечеринка с напитками в его саду на заднем дворе вынудит премьера уйти в отставку.

14 января стало известно, что в апреле 2021 года, в самый пик противоэпидемических ограничений, включавших запрет на встречи внутри помещений, состоялись ещё две вечеринки. Одна – с алкоголем и громкой музыкой в день, когда королева Елизавета II хоронила своего супруга, принца Филиппа. Королева, сидящая в одиночестве, оплакивающая потерю своего мужа, стала символом локдауна. Как возмущенно писала Daily Mirror, «авторитет премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона получил еще один удар». На следующий день газета опубликовала фотографию холодильника для вина, доставленного к задней двери на Даунинг-стрит, и комментарий о том, что персонал регулярно наполнял холодильник алкоголем, а Борис Джонсон часто заглядывал к ним на «винное время по пятницам» – так называли работники Даунинг-стрит, 10 пятничные вечеринки премьера.

Бывший премьер-министр Дэвид Кэмерон говорил, что Борис Джонсон – мастер в умении выходить сухим из воды. Бывший британский премьер называет нынешнего премьера «смазанным жиром поросенком-альбиносом».

Выступая перед парламентом с извинениями, Борис Джонсон попытался разжалобить законодателей: «Я понимаю, как люди злятся на меня и правительство, которым я руковожу, когда думают, что на самой Даунинг-стрит правила не соблюдаются в должной мере – людьми, которые и устанавливают эти правила». Разжалобить не удалось – удалось рассмешить, когда премьер сослался на то, что «он думал, что это рабочее мероприятие».

Большинство британцев, пишет Daily Mirror, считают, что Борису Джонсону следует уйти. Даже если рartygate не заставит его отправиться в отставку в ближайшие недели, произойдёт что-то ещё, будь то через месяц, год или два, «и можно даже поспорить, что это будет полностью вызвано очередной выходкой» эпатажного премьер-министра, считает газета.

Даже беглого взгляда на Уайтхолл достаточно, чтобы увидеть претендентов на кресло премьера. Впереди других – министр иностранных дел Лиз Трасс (Elizabeth Truss). Чем обернется её назначение для Брюсселя? Опасными последствиями для северо-ирландского протокола, по которому Tрасс сейчас ведет переговоры с Европейской комиссией. Если соглашение состоится, это укрепит авторитет Tрасс на родине. Если нет и действие протокола будет приостановлено, а вместе с ним и Соглашения о торговле и сотрудничестве между Великобританией и ЕС, Tрасс поднимется в глазах депутатов-консерваторов, несмотря на то что бизнес в Северной Ирландии может обрушиться.

В борьбе за кресло премьера готовы также принять участие: сын индийских иммигрантов из Восточной Африки Риши Сунак, выступающий за снижение налогов и жёсткое ограничение государственных расходов; бывший инвестиционный банкир и нынешний министр здравоохранения Саджид Джавид; министр по делам бизнеса Квази Квартенг; министр образования и один из богатейших членов парламента Надим Захави, который в течение года был министром по делам вакцинации...

Собственно говоря, сотрясают сейчас Вестминстер и Даунинг-стрит не пятничные вечеринки с вином и без масок, а всё ещё последствия Brexit. Отличная от континентальной Европы гражданская культура, имперское прошлое и огромный приток мигрантов спровоцировали запуск процесса развода с Брюсселем. Борису Джонсону удалось оседлать этот процесс, но удастся ли усидеть в седле?

Великобритания покинула единый европейский рынок год назад. По статистике на конец 2019 года, 7 из 10 работников мясной промышленности страны – граждане из ЕС. Более трети медицинских работников, медсестер, фармацевтов, врачей, – иностранцы. От 12 до 23 процентов работников в сфере гостиничного и ресторанного бизнеса – с другого берега Английского канала. Британия столкнулась с дефицитом самого неожиданного свойства. Из супермаркетов исчезают то минеральная вода, то салат, то сыр. Не хватает стройматериалов и запчастей, на бирже труда нет ни поваров, ни официантов, ни сезонных рабочих в полях. Всё это было предсказуемо: год назад на пути товаров, услуг и рабочей силы возникли барьеры, которых раньше не было. Эти барьеры в торговле обошлись Великобритании за год почти в 13 миллиардов фунтов. А половина всего продовольствия в Британии – импорт, и 60 процентов этого импорта завозилось из Европы. ЕС до развода был главным торговым партнером Великобритании, на него приходилось 53 процента британского импорта и 44 экспорта. Можно ещё вспомнить, как минувшей осенью на британских заправках выстроились очереди, а потом бензин и дизтопливо пропали вовсе, как не хватало водителей, потому что европейцы разъехались после Брексита, потеряв право на работу. При этом бензина было полно в Северной Ирландии, которая, конечно, вышла из ЕС как часть Великобритании, но единое таможенное пространство с Евросоюзом сохранила.

По оценке экспертов Office for Budget Responsibility, в среднесрочной перспективе Британия недосчитается от 4 до 7 процентов экономического роста. Эти потери от Брексита проще всего списать на «поросёнка-альбиноса». По меньшей мере пять депутатов-консерваторов уже подали письма в парламент с требованием вынести вотум недоверия премьер-министру.

Однако сам он считает публичное покаяние, с которым ему пришлось выступить, унизительным и уже готовит массовую зачистку помощников. Плюс отменяет жёсткие ограничительные меры «из-за пандемии», которые сам же и ввёл. Сейчас Борис Джонсон готов на любые меры, чтобы сохранить свой пост. Вот только экономическую статистику он переписать не может.

Заглавное фото: REUTERS/Peter Nicholls

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.