header
Как был запущен процесс передела мирового уранового рынка
"101078"
Размер шрифта:
| 01.02.2022 Политика  | Экономика 
7037
4.94
5
1
35
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.94
logo

Как был запущен процесс передела мирового уранового рынка

О казахстанском уране в свете последних событий

Казахстан – крупнейший в мире поставщик радиоактивного металла. Его компания «Казатомпром» – ведущий мировой производитель урана. В республике находятся 5 из 10 крупнейших в мире разрабатываемых урановыхместорождений. Согласно данным Всемирной ядерной ассоциации, на долю Казахстана приходится более 41% мировой добычи урана (в этом объеме российские активы около 40%). Из 13 рудников, добывающих в РК уран, 11 принадлежат иностранцам. В переработке урана на Степногорском горно-химическом комбинате участвуют владеющие этим комбинатом британские фирмы Ganberg UK Ltd. (60%) и Gexior UK Ltd. (40%).

Уран из Казахстана продаётся на мировом рынке опять же через англосаксов, конкретно британскую компанию Yellow Cake PLC, принадлежащую английскому инвестфонду Bacchus Capital Advisers Limited. Специализирующаяся на закупках и продаже этого стратегически важного сырья компания реализует закупаемый у «Казатомпрома» уран на мировом рынке с 2018 года. При этом Yellow Cake поставляет его другой англосаксонской (канадской) компании Uranium Royalty Corp. (URC), которая затем распределяет его по рынку.

К осени 2020 года, после появления первого в мире биржевого фонда, инвестирующего в физический уран, спотовые цены на это стратегическое сырьё начали стремительно идти вверх. Цена фунта урана выросла более чем вдвое. Синхронно с этим в конце лета конкурирующий с Yellow Cake фонд Sprott Physical Uranium Trust Fund начал агрессивно скупать активы мировых урановых компаний. Это спровоцировало искусственное падение цен на уран на рынке. К октябрю-ноябрю, после того как стало известно о возможной покупке Yellow Cake, мировые цены на уран стали падать. В итоге в ноябре-декабре акции Yellow Cake тоже упали.

Одновременно правительство Казахстана решило торговать добываемым в республике ураном самостоятельно, без посредничества британцев. 22 ноября «Казатомпром», воспользовавшись условиями 10-летнего соглашения, выкупил по сниженной цене 25% проданных в 2018 году Yellow Cake запасов урана (2 млн фунтов).Уже на следующий день«Казатомпром» и компания Genchi Global Limited (ОАЭ) подписали соглашение по фонду физического урана ANU Energy OEIC Ltd, который начал функционировать в тот же день 23 ноября.

Казатомпром

В итоге к началу сего года «Казатомпром» превратился в ключевого поставщика урана в мире и де-юре, и де-факто. Однако буквально через несколько дней после того, как Казахстан попытался выйти на рынок урана, минуя британские компании и фонды, в республике начались 2 января массовые протесты и беспорядки. Одновременно начали расти акции Yellow Cake; вместе с беспорядками в Казахстане британская компания стала быстро поправлять свое пошатнувшееся финансовое положение. Во время пика беспорядков 4-6 января суммарный биржевой оборот на пике цен на акции компании достиг 3.7 миллиарда.

Синхронно с дестабилизацией Казахстана был запущен процесс передела уранового рынка. В то время как прибыли англосаксов рванули вверх, государственная компания «Казатомпром» упала почти на 10%.

В то время как прибыли англосаксов рванули вверх, государственная компания «Казатомпром» упала почти на 10%.

4-6 января началось подорожание акций и австралийских уранодобывающих кампаний. Все это позволило экспертам заявить о возможности кризиса на урановом рынке, сопоставимого по масштабам с мировым нефтяным кризисом, который имел бы место, если события, аналогичные произошедшему в Казахстане, случились в Саудовской Аравии. (Показательно, что на фоне новостей о стабилизации ситуации в Казахстане акции Yellow Cake PLC снова начали падать).

Урановые месторождения Казахстана

В геоэкономическом смысле дестабилизация Казахстана стала попыткой «англосаксонского» Южного Казахстана (англичане + канадская Cameco+ американцы), где находится больше половины рудников по добыче урана и ГОКов, перехватить рынок и власть у пока ещё условно пророссийского и прокитайского Северного Казахстана. Один из главных призов – залежи урана в Туркестанской и Кызылординской областях (четверть мировой добычи), схватка за который развернётся приближающейся весной.

Примечательно, что турецкие эксперты (например, Умур Челикдёнмез) прямо связали протесты в Казахстане с растущим влиянием Великобритании, которая инвестировала в сырьевой сектор Казахстана более 25 млрд долларов и стала прибежищем ряда казахских оппозиционеров. Среди них был внук Назарбаева Айсултан, занимавший высокие посты в казахских спецслужбах и награждённый британской медалью «За доблесть» за участие в операциях, приравненных к боевым. Айсултан внезапно скончался вЛондоне после того, как попросил политическое убежище в Британии, успев перед смертью написать (скрин ниже) про лагеря джихадистов в горах Казахстана.

Айсултан внезапно скончался вЛондоне после того, как попросил политическое убежище в Британии, успев перед смертью написать (скрин ниже) про лагеря джихадистов в горах Казахстана.

Архитекторам проекта Глобальная Британия нужна постоянная нестабильность в Казахстане, обусловленная переделом власти и пересмотром законодательства, обязывающего иностранные компании для добычи уранасоздавать дочернюю компанию в партнёрстве с государственным «Казатомпром». Британцам это очень выгодно;  в марте-апреле 2022 года к ним (к Yellow Cake PLC)  должны вернуться выкупленные «Казатомпромом» по сниженной цене запасы урана.

Главные экономические бонусы Глобальной Британии в дестабилизации Казахстана – уран, нефть и контроль над китайским транзитом. Одной из пружин «майдана-по-казахски» стали межклановые потасовки на стыке противостояния Лондона и Пекина в нефтегазовой сфере Казахстана. Родня Назарбаева попыталась запустить туда китайский капитал – одновременно с аналогичной «де-британизацией» торговли ураном, чтобы сбалансировать интересы англосаксонских ТНК, в руках которых с весны прошлого года оказалось 74,5% казахстанского рынка нефтедобычи.

В этом смысле раскачивающие ситуацию в Казахстане Мухтар Аблязов, связанный с британской банковской сферой (Royal Bank of Scotland, Barclays, HSBC) и прочие «казахско-украинские» экстремисты (например, руководитель организации «Тил Майдан» Куат Ахметов, националист Мухтар Тайжан, «белоленточники» Елдос Насипбеков, Заманбек Тлеулиев и др.) бьют из Киева по интересам китайской CNPC и российского «Росатома», помогая укреплять позиции англосаксонских корпораций.

атомные запасы

Не менее важен урановый интерес в военно-политической сфере.К 2030 году Китай планирует увеличить число своих ядерных реакторов с нынешних 53 до 110. Казахстан с его урановым сырьём в этом плане – стратегический партнёр КНР.

Расшатывание ситуацию в республикев пользу то одних, то других местных элит, их раскол и поддержка джихадистов позволяют англосаксам бить по стратегическим интересам России и Китая, перекраивая в свою пользу мировой рынок урана.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.