header
Падение в бездну: к 2150 году Прибалтика исчезнет навсегда
"189346"
Размер шрифта:
| 17.02.2022 Мнение эксперта 
4270
4.33
5
1
6
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.33
logo

Падение в бездну: к 2150 году Прибалтика исчезнет навсегда

В противовес природе человека

Литва, Латвия и Эстония стоят на краю демографической бездны. Сбываются худшие прогнозы австралийского издания Business Insider, который ещё на рубеже смены веков сообщил со ссылкой на исследовательскую компанию Quartz: к 2050 году население в Восточной Европе (на Украине, в Латвии, Хорватии, Румынии, Молдове, Литве, Польше, Сербии и Венгрии) сократится на 15 %. Не берёмся судить, что происходит в других названных странах, но люди в Прибалтике медленно вымирают.

Население Эстония

В Эстонии по состоянию на 1 января 2021 года оставалось 1 330 068 человек. Доля населения старше 65 лет составляла 20,35 % (270 641), младше 14 лет –  16,43 % (218 471). При этом, начиная с 1945 года, количество жителей в ЭССР непрерывно росло, пик пришелся на 1990 год – 1,569 млн человек. На рубеже веков (спустя 10 лет) в стране насчитали лишь 1,397 млн.

Население Латвии

В Латвии ситуация аналогичная: на 1 декабря 2021 года – 1 874 900 человек (уровень 1959 г.). Последняя перепись проводилась 10 лет назад, насчитали 2 067 887 жителей – на 13% больше. Что касается пика, как и в Эстонии, он пришёлся на 1990 год – 2 668 140. С момента восстановления независимости не прерываются депопуляция и старение населения, идущие как за счёт естественной убыли, так и за счёт эмиграции. Эксперты полагают: к 2050 году в Латвии останется 1,52 миллиона человек, из них 1/3 –  в Риге.

Население Литвы

В Литве статистики, медики и учёные хватаются за головы: ничего подобного не случалось 60 лет. В минувшем году умерло на 23,3 тыс. больше, чем родилось. Смертность (без учёта ушедших из-за Covid-19 и вызванных им осложнений) увеличилась на 10,1%. В феврале 2022-го на сто жителей в возрасте 15-64 лет приходится 31 человек старше 65 лет и 23 ребенка, включая новорождённых и 14-летних включительно.

Обезлюдевшие сельские уголки в республике давно не редкость. В течение минувшего года страну покинули 28 300 постоянных жителей – население среднестатистического района, например Игналинского или Тельшяйского. У литовской эмиграции имеется черта, отсутствующая, например, в Болгарии, Польше, в других странах Восточной Европы, где подавляющую часть уезжающих составляют мужчины. В Литве 50 на 50.

Проще говоря, некому рожать, иммиграция не в состоянии восполнить утраты. К тому же литовцы оказались упорными ксенофобами и не хотят, чтобы по соседству обитали выходцы из Конго, Сирии, Камеруна, Ирака, Сенегала или Афганистана.

Ни одна республика Прибалтики не в состоянии решить проблему депопуляции, поскольку всюду национальные правительства проводят антисемейную политику в нарушение собственных конституций, где сказано: семья – основа общества и государства.

Депутаты парламентов, члены кабинетов, государственные институты конкретно демографией не занимаются. В частности, в Литве ещё в 2004 году принята стратегия повышения рождаемости. Предусмотрены были пособия по уходу за детьми в размере от 70 до 100 евро в месяц, начиная со второго ребёнка. Первенец, вопреки логике, никак государством не поддерживается. «В противовес документу правящие в разные годы делали всё, чтобы не создавались семьи, а сложившиеся оказывались нестабильными. Программы поощрения и поддержки рождаемости обрезались и даже уничтожались».

Защитники традиционной семьи возмущены. Молодёжи вдалбливают: «Брак – монстр, уничтожающий индивидуальность, молодость, телесную красоту, лишающий жизненных удовольствий. Образованные поколения должны делать карьеру, а не заниматься примитивным домостроем». Это слова Жанны Марчюлёнене, которая подчёркивает, что  медики уже рассматривают неспособность к зачатию как беду, грозящую не единицам, а поколениям.

По словам Марчюлёнене, параллельно сформировался клан учёных мужей, создавших идеологические установки, противоречащие природе человека. Среди них можно отыскать даже зависимость рождаемости от геополитической ситуации, популярную в ЕС стратегию DINCDoubleincome, nochild («двойной доход без детей») и прочие противные природе человека глупости. Людей отталкивают от ценностей христианства и вековых народных традиций.

Экономический фактор не сбросишь со счетов, но и глупо всё сводить к нему. Здравомыслие учит, что ребёнок не может быть угрозой материальному благополучию, но в этом смысле Литву трудно отнести к здравомыслящим.

Всюду в республиках Прибалтики продолжают барахтаться в демографической яме, образовавшейся в 2000 году, когда рождаемость оказалась минимальной за всю историю XX века. Именно тогда формула «одна семья – один ребёнок» стала особенно модной.

«Чудес не бывает. Прибалтам в дальнейшем придётся выбирать между японской политикой автоматизации-роботизации и американо-австралийским путём масштабной иммиграции. Но без ориентации на программы открытых дверей Европейского союза. Они обанкротились», – говорит о перспективах экономист скандинавского банка Luminor Жигимантас Маурицас.

Если, конечно, обитатели восточного побережья Балтийского моря доживут до того дня, когда у них ещё будет возможность выбирать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.