header
Российский импорт в условиях санкционной войны
"52106"
Размер шрифта:
| 22.04.2022 Политика 
5400
4.69
5
1
16
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.69
logo

Российский импорт в условиях санкционной войны

Стратегическим направлением борьбы с запретами на поставку многих товаров в Россию должно стать плановое импортозамещение

В условиях начатой в конце февраля санкционной войны против России во внешней торговле страны возник эффект ножниц. Хотя исчерпывающей статистики за это время еще не опубликовано, однако, согласно экспертным оценкам, экспорт товаров (в стоимостном выражении) продолжался (по сравнению с периодом до начала санкций), а товарный импорт сильно сократился.

Экспортные валютные доходы росли в силу удорожания на мировом рынке энергоносителей, составляющих основную часть российского товарного экспорта. Санкции дополнительно подпитали тот рост цен на нефть и газ, который начался в прошлом году. А сокращение импорта было обусловлено введенными коллективным Западом ограничениями и запретами на поставку в Россию многих товаров. В результате «эффекта ножниц» по итогам первого квартала 2022 года положительное сальдо баланса торговли товарами и услугами Российской Федерации достигло рекордного значения – 66,7 млрд. долл. При этом экспорт составил 156,7 млрд. долл., а импорт – 90,4 млрд. долл. Превышение экспорта над импортом – в 1,73 раза. Для сравнения: по итогам прошлого года превышение было в 1,45 раза.

В ближайшие месяцы профицит торгового баланса России будет увеличиваться. По экспорту ожидается еще некоторое увеличение или, по крайней мере, стабилизация (до середины года). А вот импорт продолжит снижение на протяжении всего года. В марте российские эксперты дали прогноз, согласно которому импорт в России упадёт на 35-43%. В апреле Всемирный банк спрогнозировал, что российский экспорт товаров и услуг сократится на 30,9%, а импорт –  на 35,2%. Хотя ни Росстат, ни Федеральная таможенная служба (ФТС) еще не опубликовали статистических данных по внешней торговле России за март месяц, помощник Президента РФ Максим Орешкин 15 апреля заявил: импорт в РФ в марте 2022 года упал на "десятки процентов". Он объяснил это введением против РФ ограничений, логистическими проблемами и уходом из страны ряда иностранных компаний.

Уже первый и второй пакеты санкций США и ЕС (февраль) предусматривали ограничения на поставки в Россию высокотехнологической продукции, особенно товаров двойного назначения.  В частности, ЕС ввел запрет на продажу самолётов, запасных частей и оборудования российским авиакомпаниям; также были запрещены поставки в Россию товаров и технологий, предназначенных для использования в авиации или космической индустрии. Кроме того, был установлен запрет на поставки товаров, оборудования и технологий для нефтепереработки. Кое-какие дополнения к указанным ограничениям и запретам содержались в третьем, четвертом и пятом пакетах санкций. Например, прекращены поставки предметов роскоши. 1 апреля США ввели экспортные санкции против 96 российских предприятий, связанных с оборонным, аэрокосмическим и морским секторами. Продажа технологий этим компаниям будет требовать лицензирования, в котором в большинстве случаев будет отказано.

Расширился круг стран-участниц торгового эмбарго против России. Так, в середине марта Япония ввела запрет на экспорт 266 товаров, таких как полупроводники, оборудование связи и передовые материалы, а также 26 технологий, включая программы проектирования машин для производства микросхем.  Япония запретила также экспорт в Россию  нефтеперерабатывающего оборудования и связанных с ним технологий. Наконец, Япония установила запрет на любой экспорт в адрес 49 российских организаций, связанных с Министерством обороны РФ. 29 марта Токио добавил в запретные списки   предметы роскоши, золотые монеты и слитки.

20 марта Австралия запретила экспорт глинозёма, алюминиевых руд и бокситов в Россию (запрет сопровождался заявлением главы МИД Австралии, что почти 20% потребностей России в глинозёме обеспечивались за счёт австралийского экспорта).

5 апреля был анонсирован пятый пакет санкций Европейского союза. В нем содержатся запреты на экспорт в Россию квантовых компьютеров, высокотехнологичных полупроводников, транспортного оборудования и др. (до санкций поставки этих товарных группы составляли около 10 млрд. евро ежегодно). Брюссель тоже сделал все возможное, чтобы закрыть любые лазейки для возможного обхода запрета на поставку в Россию оружия и военной техники (был введен еще в 2014 году).

6 апреля в рамках пятого пакета Новая Зеландия ввела запрет на экспорт в Россию ряда видов промышленной продукции, таких как информационно-коммуникационное оборудование и двигатели. В рамках последнего пакета санкций Великобритания запретила экспорт оборудования для нефтедобычи и нефтепереработки, включая катализаторы; Тайвань ввел эмбарго на экспорт с острова 57 высокотехнологичных товаров, которые включают специальное телекоммуникационное оборудование, части интегральных схем и частотно-регулируемые приводы.

Судя по заявлениям руководителей государств коллективного Запада, список товаров, по которым могут быть введены запреты на поставку в Россию, еще не исчерпан.

Нынешние торговые запреты и ограничения бьют, как видим, прежде всего по поставкам высокотехнологичных товаров, продукции обрабатывающей промышленности, машин и оборудования. К сожалению, за три десятилетия существования Российской Федерации ее зависимость от импорта данных товаров возрастала. По итогам прошлого года, по данным ФТС, весь российский импорт составил 293,4 млрд. долл., в том числе импорт машин и оборудования – 146,3 млрд. долл., или 49,9%. Более 94% всего импорта машин и оборудования пришлось на страны дальнего зарубежья, менее 6% такого импорта – на страны ближнего зарубежья (СНГ). Вот данные по итогам января 2022 года: из стран дальнего зарубежья было завезено в Россию всевозможных товаров на сумму 23,32 млрд. долл. Из них: механическое оборудование – 4,23 млрд. долл.; прочие машины и оборудование – 11,34 млрд. долл. Итого ввоз всех видов машин и оборудования – 15,57 млрд. долл., или 2/3 всего импорта из стран дальнего зарубежья. А среди таких стран преобладают те, которые включены Москвой в список «недружественных государств».   

Российские власти ищут возможности смягчения последствий торговых эмбарго на путях переориентации РФ на импорт из других стран, не относящихся к категории «недружественных государств». Особая надежда возлагается на Китай. В его экспорте во все страны мира в 2020 году на долю высокотехнологичной промышленной продукции пришлось более 2/3. На первом месте – электрические машины, оборудование и их части (звукозаписывающая аппаратура, телевизоры, а также их части и аксессуары к ним) – 698 млрд. долл. Далее (млрд. долл.): ядерные реакторы, котлы, а также оборудование и механические устройства к ним – 450; вычислительные машины и их блоки (жёсткие диски, дисководы, видеокарты и подобные компьютерные комплектующие) – 187; телевизионные камеры, цифровые камеры и записывающие видеокамеры – 187; схемы электронные интегральные – 118. И так далее.

Между тем эксперты, хорошо знающие тонкости экономической политики КНР и поведения китайского бизнеса,  сдержанно относятся к оптимистичным планам замещения потерь российского импорта с Запада поставками высокотехнологичной продукции от нашего восточного соседа.

Крупные китайские компании, осуществляющие масштабные поставки товаров на внешний рынок, опасаются вторичных санкций со стороны Вашингтона. Для многих из них Америка является главным рынком сбыта, а Россия – лишь дополнительным. Такие компании не будут рисковать потерей американского рынка, поставляя запрещенные товары в Россию. Для справки: в прошлом году Китай наторговал с Соединёнными Штатами почти на 750 млрд. долларов, с Россией же в пять раз меньше – на 146 млрд. долларов.

Каким образом США могут контролировать поставки высокотехнологичных товаров в Россию? Многие такие товары в Китае производятся по лицензиям на право использования американских технологий и брэндов. И американский лицензиар может потребовать от китайской компании, чтобы производимый продукт не поставлялся в Россию. Крупный российский предприниматель, работающий в сфере торговли бытовой техникой и электроникой (совладелец и президент группы компаний DNS), Дмитрий Алексеев 25 февраля, когда зазвучали первые залпы санкционной войны, записал в одной из социальных сетей: «Все зависит от самих санкций. Если запрет будет на американские технологии, а они есть во всей продукции, то все крупные китайские компании будут выполнять». Как он отметил, большая часть техники в Россию закупается не в США, а в Китае, Корее и Тайване, однако санкции Америки могут отрубить и этот поток.  «Очень вероятно, что все крупные компании будут вынуждены уйти из России. Я пока стараюсь об этом не думать», – заключил предприниматель.

А вот что сказал на днях руководитель регионального представительства Торгово-промышленной палаты РФ в Восточной Азии (Пекин) Иван Изотов: «Рассуждать о том, что сейчас Европа отвернулась от РФ и вдруг резко в Россию хлынет поток, к примеру, потребительской техники из Китая, по меньшей мере наивно. Надо исходить из того, что практически 80% товаров европейских брендов собирается по лицензии в Китае, и для того, чтобы Китай эту бытовую электронику поставлял, у него должно быть разрешение правообладателя».

Следует также иметь в виду, что крупные китайские компании, занимающиеся экспортом, обслуживаются крупными и крупнейшими китайскими банками. А такие банки еще более ревностно исполняют санкционные предписания Вашингтона, ибо китайский экспортный бизнес сильно завязан на доллар США (это главная валюта расчетов по китайской внешней торговле). Китайские банковские гиганты не приветствуют нарушений санкций их корпоративными клиентами. Средние и мелкие китайские банки в этом смысле менее восприимчивы к санкциям США и их союзников и к нарушениям таких санкций со стороны своих клиентов. Однако большой корпоративный бизнес по целому ряду причин предпочитает работать с большими банками.

Есть ряд причин воздерживаться от чрезмерно оптимистичных надежд на Китай, связанных с внутренними проблемами России. Кроме крупных корпораций в Китае все-таки немало компаний среднего и малого калибра, которые готовы поставлять нам в порядке замещения потерь западного импорта продукты высоких технологий, бытовую технику, бытовую электронику, автомобили, детали для автомобилей и др., не оглядываясь на санкции коллективного Запада.  Но они не начнут этого делать, пока не стабилизируется российский рубль (а перспективы его стабилизации, как известно, трудно прогнозируемы). 

Любопытна информация по российско-китайской торговле за март. После начала конфликта на Украине экспорт Китая в Россию сократился.  Экспорт России в Китай в прошлом месяце вырос на 26,4%. А вот российский импорт из Китая упал на 7,7%, составив 3,8 млрд. долл.  Это самая низкая цифра с мая 2020 года, когда вспышки коронавируса значительно сократила поставки из Китая. Не стоит думать, что сокращение импорта из Китая и далее продолжится, но не стоит ждать и взрывного увеличения такого импорта по упомянутым выше причинам. Следует искать возможности импорта и в других странах, не входящих в группу «недружественных государств». В любом случае придется соблюдать «технику безопасности», использовать длинные цепочки, искать обходные маршруты движения товаров. Эксперты не прогнозируют резких обвалов импорта как бытовых, так и инвестиционных товаров. Но издержки такого обходного импорта будут существенными, и конечные цены на российском рынке будут выше. Все подобные меры от торговых эмбарго необходимы, но недостаточны.

Стратегическим направлением борьбы с запретами и ограничениями на поставку многих товаров в Россию должно стать импортозамещение. Такое импортозамещение должно носить плановый характер и предполагать мобилизацию валютных ресурсов России для закупки инвестиционных товаров, т.е. машин и оборудования производственного назначения. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.