header
Эмманюэль Леруа и его супруга Эстель Мозель с детьми в Мариуполе
"78182"
Размер шрифта:
| 18.05.2022
3275
4.95
5
1
20
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.95
logo

Французский подвижник и дети Донбасса

Беседа с Эмманюэлем Леруа, руководителем Французской гуманитарной ассоциации «Помощь детям Донбасса»

Эмманюэль Леруа, директор «Института 1717», действующего под девизом «За новый франко-российский союз», и руководитель Французской гуманитарной ассоциации «Помощь детям Донбасса», только что вернулся из Донбасса.

Вы не первый раз приезжаете с подобной гуманитарной миссией?

– Начиная с 2015 года мы регулярно посещаем этот истерзанный край, чтобы оказать помощь сиротам и жертвам войны. Это уже девятая наша поездка в регион. Но сейчас в парижском аэропорту «Руасси Шарль-де-Голль» меня, мою жену и сына задержали на 10 часов представители французских спецслужб (французской таможенной службы). Они не только голословно обвинили нас в «финансировании терроризма» и соучастии в «преступной деятельности» в России, но и конфисковали наши деньги (несколько тысяч евро и несколько десятков тысяч рублей), предназначенных для детей Донбасса. Важная деталь: поскольку доказательств у спецслужб на руках не было, они обосновали свои действия… «подозрением».

Тем не менее мы прилетели в Россию, на оставшиеся средства приобрели гуманитарную помощь и распространили ее в Донецке, затем на двух автомобилях проехали через Волноваху в Мариуполь. Всюду в детских домах и госпиталях мы раздавали печенье, конфеты, хлеб, воду и игрушки, чтобы увидеть улыбки на детских лицах.

Чем живет сегодня Мариуполь? Ваши личные впечатления.

– В Мариуполе мы были 8 и 9 мая. Объехали весь город. Разрушения чудовищные. Понадобится, думаю, лет пять, чтобы все восстановить. Мы посетили роддом городской больницы № 3, видели оборудованные в окнах места для стрельбы украинских снайперов. Это доказывает, что боевики использовали это здание в качестве огневой точки, что, в свою очередь, легитимизирует нанесение по нему ударов.

(Фотографии известного блогера, беременной Марианны Вышемирской, были растиражированы западной прессой в качестве доказательства якобы имевшей место бомбардировки роддома российской авиацией. Ее слова о том, что никакого авианалета не было, вырезали из новостного видеоклипа. Замолчали свидетельство о том, что украинские боевики забрали себе еду для беременных).

Более того, мы разговаривали с директором роддома: по его словам, за все время боевых действий в Мариуполе ни одна из беременных и ни один из родившихся младенцев не пострадал и не умер. Это сильное свидетельство. Мне жаль, что в России не в полной мере осознают, что война идей, война слов не менее важна, чем события на поле боя.

Представить правду о том, что происходит, в западных СМИ практически невозможно. Альтернативная точка зрения на события там не дозволяется.

Мы встречались с новым мэром Мариуполя Константином Иващенко. Вместе с мэром моя семья участвовала в торжественной церемонии, посвященной празднованию Дня Победы. Впервые в этом городе с 2014 года. Снова был зажжен Вечный огонь. Жители пронесли огромную георгиевскую ленту длиной 300 метров!

Затем мы приехали к мариупольскому театру. После оказались в 500 метрах от «Азовстали», там продолжали наносить удары по позициям боевиков – взрывы были отчетливо слышны.

Мэр говорил о самых насущных задачах. Нужно восстановить подачу воды и электричества (новость от 12 мая: электрический ток пошел в наиболее значимые социальные объекты). Но вот что мы сами видели: открылись рынки – бабушки уже торгуют. Жизнь возвращается в город.

Битва за справедливое мироустройство

Готовы ли вы согласиться с мнением, что идёт не просто специальная военная операция на Украине, но в широком контексте происходит слом старого миропорядка?

– Разделяю это мнение, притом давно, еще до того, как прослушал лекции Николая Старикова и Александра Дугина. В одной из своих статей я указывал на то, что Русский мир представляет собой на евразийском пространстве последний оплот индоевропейской цивилизации, которая не попалась в когти англосаксонских империй.

Начиная с английской королевы Елизаветы I, политика Лондона строилась на извлечении выгод от военно-морской силы, во что вкладывали все деньги и ресурсы. Сэр Уолтер Рэли, придворный вельможа, поэт, солдат, моряк и фаворит королевы, заключенный затем в Тауэр, писал в своей книге «История мира» задолго до Маккиндера: тот, кто правит морями и океанами, контролирует мировую торговлю, а следовательно, обладает всеми богатствами и владеет миром. Впоследствии Генри Киссинджер скажет, что тот, кто является собственником мировых капиталов, правит миром. До последнего момента эта модель мироустройства (добавлю от себя – при гегемонии мировой финансовой олигархии. – В.М.) господствовала.

Сейчас Запад, у которого главным соперником выступает Китай, ставит цель сокрушить Россию как обладательницу огромных природных ресурсов, каких нет у Китая.

Россия представляет собой, согласно теории Хэлфорда Джона Маккиндера, «сердцевинную землю» (Heartland). По его логике, выстроенной по той же схеме, что и у Рэли, «кто контролирует Восточную Европу, тот командует Хартлендом; кто контролирует Хартленд, тот командует Мировым островом (то есть Евразией и Африкой); кто контролирует Мировой остров, тот командует миром».

Разница между Западом и Россией еще и в том, что ваши враги – на виду, как те же боевики на «Азовстали» в Мариуполе. Наши враги – внутри, это те же Макрон, Шольц, Урсула фон дер Ляйен, которые находятся у власти, проводят абсолютно деструктивную и безумную политику.

Можно позволить мне неполиткорректный вопрос, который, например, в Америке, никто никому не задаёт, особенно со времен демонизации Трампа? За кого вы голосовали в апреле на президентских выборах?

– Скажу откровенно, обычно я не голосую. Потому что демократия стала насмешкой над самой собой. Но в этом случае я голосовал за Марин Ле Пен. Не по причине согласия с ее идеями, а потому что это был небольшой шанс изменить систему. Франция – слабое звено внутри НАТО, и эта организация самым пристальным образом следит за ней. НАТО никогда не допустит, чтобы к власти во Франции пришел «альтернативный» политик.

Если представить себе ситуацию, при которой Марин Ле Пен получила бы 60 процентов всех голосов на выборах, а попытка подтасовать результаты через систему электронного голосования в пользу Макрона не удалась, Запад устроил бы революцию. Спровоцировали бы мятеж в пригородах с преобладанием мигрантов. Запад не принял тот факт, что президентом Франции могла стать политик, близкая к Владимиру Путину. Ее могли бы убить или каким-то иным способом помешать вхождению во власть.

Запад слишком долго был отравлен ложными идеалами. России в этом отношении повезло, она была защищена от них на всем протяжении советского периода в ее истории. Это говорю вам я, который долгие годы, большую часть своей жизни был антикоммунистом, антисталинистом, антимарксистом, антилеваком. Но сегодня я должен признать: несмотря на все ужасные ошибки и преступления, совершенные Сталиным, и он сам, и само существование Советского Союза защитили ваше общество от западной отравы.

Я делился своими мыслями об этом со своими собеседниками в Донбассе, которые в большинстве были давними членами Коммунистической партии Украины. И мы находили общий язык, поскольку сейчас, помимо прочего, объединены одной целью – помочь обездоленным жителям региона.

Французы и ответ на вопрос «Кто мы, русские?»

В условиях информационной войны против Русского мира и русских какая доля ваших сограждан сохранила способность мыслить свободно и критически, не покупаясь на газетные штампы и стереотипы?

– В информационном поле, в которым мы пребываем, интенсивное индоктринирование западными СМИ отличается высокой эффективностью. Значительная часть публики во Франции и на Западе в целом все принимает за чистую монету и потому воспринимает русских как «монстров» и «варваров». Как «орков», следуя клише украинской пропаганды. Во Франции существуют традиции свободы суждений, чему мы обязаны временам правления де Голля и что оживили и закрепили в 1960-70-е годы. Сегодня это проявляется как на левом, так и на правом крае политического спектра. Именно там проявляется неприятие НАТО и трансатлантических обязательств.

Это Марин Ле Пен и Жан-Люк Меланшон?

– Это две фигуры в значительной мере олицетворяют альтернативу существующему курсу. Однако, после того как Меланшон не прошел во второй тур, он не стал призывать сторонников голосовать за Марин Ле Пен. О таких у нас говорят, что они «лжереволюционеры» (révolutionnaire en peau de lapin, буквально: революционер в шкурке кролика); они встроены в систему, но делают вид, что находятся к ней в оппозиции.

Тем не менее существует твердое меньшинство, состоящие из интеллигенции и простых людей, сохраняющих добрые чувства к России. Какова их численность, сказать невозможно, нужны опросы. Но то, что часть французов придерживается таких взглядов, вопреки всем ухищрениям пропаганды, это непреложный факт. Подтверждением служат публикации в блогосфере с симпатией к России и благожелательные комментарии читателей в интернете.

Чем питается эта симпатия?

– Мне кажется, что существует, видимо, на метафизическом уровне сочетаемость Франции и России, французов и русских. При всех различиях, у нас зачастую схожие недостатки. Название нашего «Института 1717» определено датой визита Петра I в Париж в конце марта того года. Это было второе длительное заграничное путешествие монарха после Великого посольства 1697-1698-х годов.

Эммануэль Леруа, рядом с ним слева – помощница по гуманитарной миссии Ольга Волкова, новый мэр Мариуполя Константин Иващенко с помощницей, супруга Эстель Мозер, сотрудница гуманитарной миссии Мария Захарова

Мы делаем акцент на интеллектуальных связах двух стран. Занимаемся в том числе и просвещением, открывая неизвестных русских литераторов-мыслителей XIX века, таких как Карамзин, Чаадаев, Одоевский. Многие из них писали не только на русском, но и на французском, нередко пытаясь дать ответ на вопрос «Кто мы, русские?».

Несколько нескромно с нашей стороны, но и мы тоже хотим разобраться в этом, без всякого высокомерия, чтобы найти наилучшие способы, каким образом нам, двум нациям, лучше всего взаимодействовать.

Нам на Западе, так мне кажется, несколько лучше знакомо то, с каким дьяволом нам приходится иметь дело. И можем вас предостеречь, указав, в каком случае вы недооцениваете опасность. В особенности в тот момент, когда вовсю идет «война культур».

«Защитить наш разум Китайской стеной»

В феврале Эмманюэль Леруа принимал участие в международной конференции в Париже и в Москве на тему «Россия – Запад: военный конфликт или война культур?». Одним из главных его тезисов было предупреждение о разительном контрасте между превосходством в военной области, достигнутым Россией после прихода к власти Владимира Путина в 2000 году, и слабостью, «ужасной слабостью» России на культурологическом и информационном фронтах.

Нельзя избежать соблазна привести ряд ключевых мыслей в его речи:

  • «Чтобы заставить Запад отступить, чтобы прекратить распространение западных ценностей, которые транслируются по всем каналам и заражают русскую душу, нужно обратиться к русской литературе XIX века, в которой уже было сказано обо всем, что происходит сегодня в мире;
  • перечитайте Самарина, который говорил в 1840 году: «Влияние Запада на Россию кончилось…», «…придет время, когда она воздействует своими идеями»;
  • перечитайте Одоевского, который писал в 1844 году: «Но не одно тело спасти должны мы, русские, – но и душу Европы»;
  • перечитайте Гоголя, который писал в 1846 году: «Европа приедет к нам за покупкой мудрости»;
  • и, наконец, я бы привел в пример слова одной дамы – поэтессы Евдокии Ростопчиной, которая писала в 1848 году своему другу Одоевскому: «Теперь нам нужно защитить наш разум Китайской стеной». Пусть эту великую даму услышат сегодняшние русские!»

* * *

Во время беседы гуманист-подвижник Леруа упомянул писателя Леона Блуа, малоизвестного даже у себя на родине. Вспоминая приход в Париж в 1815 году разгромивших Наполеона русских войск, Блуа пришел к умозаключению, это было уже в конце XIX века: «Ныне все потеряно для Франции, я могу надеяться только на казаков и на Святой дух».

Сегодня в гневном послании-отклике на провокацию спецслужб, отнявших деньги, предназначенные для помощи детям Донбасса, Эмманюэль Леруа подтвердил верность своим моральным убеждениям: «Мы приехали в Мариуполь, чтобы помочь детям, которых используют как живой щит те, кто не достойны называться людьми. Несмотря на угрозы со стороны французских властей, мы продолжаем нашу гуманитарную миссию».

Заглавное фото: Эмманюэль Леруа и его супруга Эстель Мозель с детьми в Мариуполе.
Фото: Гийом Алябьев

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.