header
Багдад
"182128"
Размер шрифта:
| 26.06.2022 Политика 
3460
5
5
1
13
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Парадоксы постдемократии

В Ираке набирает обороты кампания борьбы с холерой

По сообщению государственной нефтяной компании Somo, доходы Ирака от экспорта нефти в мае выросли на 93,27% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом средняя стоимость барреля нефти увеличилась с 65,84 до 111,79 доллара, а объем экспорта возрос на 13,83% – с 2,9 млн до 3,3 млн баррелей в сутки. В итоге поступления в бюджет от экспорта нефти за один месяц составили рекордные 11,44 млрд. долл.

В начале апреля Ирак объявил о планах доведения объемов экспорта нефти в условиях роста цен на энергоресурсы до уровня, превышающего 3,3 млн б/с. Страны ОПЕК+ уже приняли решение о повышении уровня добычи в июле 2022 г. на 648 тыс. барр./сутки, причем Ираку разрешено добывать 4,58 млн баррелей ежесуточно. Министр нефти Ихсан Абдель Джаббар и вовсе утверждает, что к началу 2027 года добыча составит 6 млн, а к концу 2027-го достигнет 8 млн баррелей нефти в сутки.

Глава нефтяной отрасли Ирака сделал эти заявления в конце мая в ходе визита в Лондон и Париж, где пытался успокоить руководство British Petroleum и Total относительно инвестиций и неопределенной операционной среды, особенно на фоне ухода из Ирака ряда ведущих компаний. Опасения не напрасны: перспектива урегулирования политического кризиса в Багдаде остается крайне туманной, многие эксперты уже высказались в том духе, что радужные заявления иракского министра нефти не имеют отношения к реальности.

Понимают это и в ВР – компания выступала оператором одного из крупнейших месторождений Северная Румейла и в 2021 году покинула его, вдоволь испытав все «особенности иракского бизнеса». Другое дело – французская Total, им это только предстоит. Впрочем, там вопрос носит не столько коммерческий, сколько политический характер.

В сентябре 2020 года Багдад посетил с двухдневным визитом президент Франции Эммануэль Макрон. На встречах с премьером М. Аль-Кязыми обсуждались вопросы расширения сотрудничества в различных сферах, прежде всего в энергетической. Однако если анонсированная тема строительства в Ираке атомной и солнечной электростанций заглохла сразу, то на другом направлении были предприняты конкретные шаги, причем явно не без влияния административного ресурса Елисейского дворца. Итогом стало обьявление ровно год спустя о том, что Total согласилась инвестировать 27 млрд долл. в четыре крупных энергетических проекта на юге Ирака.

Сообщалось, что сумма первоначальных инвестиций составит 10 млрд долл., из которых два миллиарда планировалось направить на строительство завода по переработке газа. Генеральный директор Total Патрик Пуянне в сентябре прошлого года заявил, что работы начнутся «немедленно». Он явно поспешил – работы не начались до сих пор, поскольку Министерство нефти Ирака не согласовало финансовые детали сделки со всеми ведомствами, которые должны были ее одобрить. В условиях нынешнего глубочайшего кризиса в Ираке сомнительно, будет ли реализован этот проект хотя бы в малой части. Тем не менее глава государственной иракской нефтяной компании SOMO Аля аль-Ясири 31 мая обьявил, что Ирак и Франция приступили к переговорам по вопросу поставок нефти в Европу.

Министр нефти Ихсан Абдель Джаббар также продолжает рассказывать, что предприятие по переработке газа, которое будет построено компанией Total, позволит стране снизить зависимость от импорта природного газа из Ирана, а также сэкономить средства из бюджета. 15 июня министр нефти ИРИ Джавад Оуджи сообщил, что «после нескольких месяцев переговоров мы получили 1,6 миллиарда долларов из сумм, причитающихся с прошлых лет за экспорт газа в Ирак». Примечательно, что сообщение поступило из Тегерана: в Багдаде предпочли ограничиться кратким комментарием министра энергетики Ирака, что его страна начнет выплачивать долги Ирану за газ за 2020 год, чтобы предотвратить уменьшение объемов газа. Чиновник отметил, что «в настоящее время Ираку требуется от 50 до 55 миллионов кубометров газа в сутки», а выплаты начались после угроз Тегерана прекратить поставки. Помимо газа, Ирак критически зависит от поставок электроэнергии, предметов первой необходимости, многих видов продовольствия и другой продукции из Ирана – страны, которая много лет находится под жесткими международными санкциями. Парадокс, но с середины апреля в Ираке существует серьезный дефицит ГСМ, на заправках выстраиваются очереди.

Улицы Багдада в 2002 году и 20 лет спустя

Улицы Багдада в 2002 году и 20 лет спустя

Возникает вопрос: чем занимаются власти при наличии таких социально-экономических проблем и таких валютных поступлений? Ответ: деньги тратят на военные расходы. За последние три месяца Багдад подписал контракты с США и Францией на поставки больших партий вооружения, включая дальнобойные артиллерийские орудия. Кроме того, подписаны меморандумы о взаимопонимании с Турцией и Польшей по вопросам развития ВПК Ирака, в стадии проработки находятся соглашения с Великобританией и Пакистаном. В Багдаде уже одобрили проекты локальной сборки боевых самолетов, ведутся переговоры о сборке вертолетов, их ремонте и техническом обслуживании. Введены в эксплуатацию новые линии по производству легкого вооружения и боеприпасов.

Другой вопрос: каким образом в Багдаде собираются реализовать свои намерения с учетом того, что 26 мая парламент Ирака принял закон под названием «Криминализация нормализации и установления отношений с сионистским образованием». Документ квалифицирует любые отношения с Израилем, официальные или неофициальные, как преступление, которое карается смертной казнью или пожизненным заключением. Закон также запрещает предприятиям и компаниям, связанным с Израилем, работать в Ираке. Влияние израильского лобби на нефтяной и оружейный бизнес даже крупнейших многонациональных корпораций трудно переоценить.

4 июня федеральный парламент рассмотрел в первом чтении законопроект об обязательной военной службе. Глава комитета по безопасности и обороны Халид аль-Обейди убежден, что документ обязательно будет одобрен, поскольку «он дает много преимуществ иракской молодежи; после того как парламент примет закон, министерство обороны в течение двух лет должно будет создать учебные центры во всех провинциях Ирака для приема и обучения новобранцев».

До 2003 года каждый мужчина в Ираке должен был отслужить два года в армии по достижении 18-летнего возраста, причем единственным основанием для освобождения от призыва было медицинское заключение. После свержения Саддама Хусейна в стране обьявили о переходе на добровольное комплектование на контрактной основе: в частях появились тысячи «мертвых душ», за которых получали деньги их командиры, а подписавшие контракт солдаты рассматривали военную службу как работу, на которую ходили ради денег. Примечательно, что заместитель главы комитета Сагван Синди особо отметил: денежное содержание рекрута «будет составлять не менее одного миллиона иракских динаров в месяц (приблизительно 700 долларов США)». Упомянул он и другую важную деталь: молодые люди, имеющие степень бакалавра, будут служить не два, а один год, те, кто имеет степень магистра, – шесть месяцев. Что касается тех, кто имеет степень доктора, они вовсе не подлежат призыву.

Такие меры создают впечатление, что страна готовится к войне. Наблюдателей особо насторожило заявление Синди о том, что «в Ираке действуют десятки запрещенных вооруженных групп, над которыми правительство не имеет никакого контроля, поэтому мы считаем важным принятие этого закона». Если речь идет о взятии под контроль формирований «народного ополчения», которые действительно подпадают под определение НВФ, то перспективы приобретают характер, драматический даже для Ирака.

Другая точка зрения: в стране пытаются не допустить новых массовых беспорядков. В июле во многих районах Ирака 50-градусная жара – норма, но не в условиях отсутствия нормального энергоснабжения, воды и иных элементарных условий даже не существования, а выживания. Если при Саддаме крошечные деревушки не испытывали таких проблем, то за 20 лет, прошедших с момента «воцарения в Ираке свободы и демократии», даже в городах-миллионниках типа Багдад и Басра ситуация не очень изменилась. Протесты населения уже приводили к смене правительства, но нынешняя ситуация отличается тем, что свергать-то некого: все чиновники высокого ранга утратили свои полномочия еще в ноябре прошлого года и ныне являются временно исполняющими обязанности. Парадокс.

И последнее. В Ираке набирает обороты кампания борьбы с холерой. Власти провинции Сулеймания (Иракский Курдистан) объявили, что тесты более 50 человек дали положительный результат на холеру. Губернатор Сулеймании Хаваль Абубакир и директор по здравоохранению Сабах Хаврами пояснили, что это критическая ситуация и граждане должны строго следовать правилам охраны здоровья. Хаврами сообщил, что в настоящее время подтверждено 10 случаев заражений в Багдаде, а больницы Сулеймании зафиксировали 56 случаев. Чиновник отметил, что для борьбы с болезнью министерством здравоохранения рекомендована "чрезвычайная ситуация в области здравоохранения". По сообщению Хаврами, за последние несколько дней 3965 человек подверглись госпитализации с диареей и рвотой, но не все случаи были связаны с возможностью заболевания холерой.

18 июня Министерство здравоохранения Курдистана заявило об угрозе вспышки холеры и о том, что в Курдистане объявлена кампания по повышению осведомленности об охране здоровья через СМИ, парламенты и священнослужителей.

Фото: REUTERS/Ahmed Saad

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.