Страна без правительства

telegram
Более 55 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 92 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Эта страна, входящая в первую десятку экономически развитых, второй год живёт без полноценного правительства.Бельгия давно уже побила предыдущий рекорд существования без правительства, поставленный разоренным американцами Ираком…

Несмотря на то, что вот уже к полутора годам подходит срок существования страны при временно исполняющем обязанности (и только) премьер-министра Бельгии Иве Летерме, формирование коалиционного правительства остается все более слабой надеждой. Западные СМИ обходят эту тему стороной. Бельгия и Брюссель - ключевое звено евроинтеграции, здесь собраны основные средства управления «европространством», в восточной части бельгийской столицы для штаб-квартир НАТО и ЕС специально выстроен Европейский квартал, и появление здесь «родимых пятен» национал-патриотизма шокирует космополитическую публику…

В Брюгге, как и во всей Фландрии, вывески и указатели - на голландском (реже и на английском, но никогда на французском) и памятники исключительно своим героям. На центральной площади - памятник героям битвы «Золотых шпор» (1302), в ходе которой фламандское пешее ополчение нанесло поражение включавшей конных рыцарей французской армии

Возрождающееся в самом сердце Европы национальное самосознание не мешает бельгийцам – пока назовем их так – процветать, несмотря на отсутствие сколько-нибудь заметных запасов нефти и газа или иных материальных компонентов, поддерживающих национальное благосостояние. Страны Бенилюкса – Бельгия, Нидерланды и Люксембург – давно уже стали мерилом материального благосостояния, неким эталоном, на который равняется остальная Европа. К концу прошлого года экономика Бельгии в пересчете на годовые показатели выросла на 1,6 процента, что позволило снизить бюджетный дефицит до 5 процентов внутреннего валового продукта. В 2006 году доход на каждую бельгийскую душу составлял 31 800 долларов – сравните с США с их 27 821 долларом. При этом в структуре экономики сфера услуг составляет 72,5 процента ВВП, а сельское хозяйство оценивалось только в 1,4 процента. Шесть банков и трестов контролируют в настоящее время основную часть бельгийской промышленности. «Сосьете женераль де Бельжик» имеет прямой или косвенный контроль примерно над третью предприятий по производству стали, цветных металлов и электроэнергии. Группа «Сольвей» управляет деятельностью большинства химических заводов. «Бруфина-Конфининдус»  владеет концернами, добывающими уголь, производящими электроэнергию и сталь. «Эмпен» владеет заводами, выпускающими электрооборудование. Группа «Копе» имеет свои интересы в сталелитейной и угольной промышленности. «Банк Брюссель Ламбер» владеет нефтяными компаниями и их филиалами. Всё, как всюду на Западе. Размерено, налажено, просчитано на десятилетия вперед…

Однако вернемся к тому, с чего начали: в стране с апреля 2010 года нет полноценного правительства.

Ив Летерм сменил ван Ромпея на посту премьера в ноябре 2009 года, но уже в апреле следующего ушел в отставку, хотя и продолжал исполнять обязанности главы правительства до досрочных парламентских выборов, прошедших в июне 2010 года.

Больше всего голосов на этих выборах набрал Новый фламандский альянс (НФА), однако больше мандатов получили представители французских и фламандских социалистов. В результате лидеру НФА Барту де Веверу до сих пор не удалось сколотить коалиционное правительство. Переговоры затянулись. Бывший премьер, нынешний председатель Европейского совета Херман ван Ромпей заявил: «Конечно, то, что мы наблюдаем сегодня, - просто жутко. Я буду последним человеком, который станет это отрицать. Однако наши экономические основы крепки, и федеральное правительство делает то, что должно делать». И тем не менее Бельгия, подчеркнул ван Ромпей, нуждается в полноценном правительстве, которое могло бы принимать ответственные решения, поскольку Европейский союз требует от своих членов представлять долгосрочные экономические планы.

Дело в том, что обозначенные выше партии, расколовшие политический Олимп страны, не просто ориентированы этнически, а представляют именно национальные интересы валлонов, жителей южных провинций Бельгии, и фламандцев, жителей Фландрии, что на севере страны. Даже беглого взгляда в историю Центральной Европы достаточно, чтобы понять, насколько просто и естественно это национальное разделение, которое оказалось бессильным нивелировать буржуазные революции, формирование единой Европы, и даже идеология глобализма, ставшая главным инструментом проникновения капитала во все щели континента.

Королевство Бельгия - федеративное государство на северо-западе Европы площадью в 30,5 тысяч квадратных километров и населением 10,8 миллиона человек - член ЕС, ООН и НАТО. Названо так от названия племени белгов кельтского происхождения, населявшего эту территорию в начале Христовой эры. Здесь побывали легионы Цезаря, в составе Священной Римской империи страна фигурировала как австрийские Нидерланды, потом – в составе Франции и снова как Нидерланды (согласно решению Венского конгресса). Революция 1830 года сделала Бельгию нейтральным королевством. Страна первой в континентальной Европе построила железную дорогу. В годы Второй мировой войны, когда немцы захватили Бельгию, ее правительство бежало в Англию, а после вступления в Брюссель в 1944 году английских войск, там образовалось правительство во главе с правым социалистом ван Акером. Теперь фактический глава государства - премьер-министр. Правительство формально назначается королём и должно быть утверждено парламентом. Конституция требует соблюдения в правительстве языкового паритета: половина министров должна быть представителями нидерландскоязычного сообщества, половина - представителями франкоязычного сообщества.

Бельгия делится на три региона плюс три языковых сообщества. Каждый регион и каждое языковое сообщество имеют свой парламент и своё правительство, таким образом, в маленькой Бельгии имеется шесть правительств и шесть парламентов. После федеральных выборов 10 июня 2007 года партии либералов и христианских социалистов напрасно попытались сформировать национальное правительство. Франкоязычные партии, действующие в Валлонии, противились расширению автономии регионов, чего как раз добивались фламандские партии, представляющие более богатую северную часть страны. Полгода страной управляло техническое правительство во главе с Ги Верхофстадтом. 20 марта 2008 года, после трёх месяцев переговоров, Ив Летерм стал премьер-министром нового коалиционного правительства, в которое вошли пять партий: две фламандские и три из франкоязычной Валлонии. На парламентских выборах 13 июня 2010 года наибольшее число голосов и мест в Палате представителей получила националистическая партия Новый фламандский альянс во главе с Бартом Де Вевером; второе место заняла Социалистическая партия Валлонии во главе с Элиоди Рупо. Однако, как уже сказано, коалиционное правительство до сих пор так и не появилось, а разногласия между франкоговорящей и фламандской частями населения могут вылиться в окончательное разделение страны. И нетрудно догадаться, что в этом случае последует цепная реакция «независимостей» по всей Европе.

Франкоговорящие валлоны на юге и говорящие по-фламандски жители Фландрии на севере не могут друг с другом договориться практически ни по одному вопросу, начиная от экономики и заканчивая войной в Ливии. Так что распад Бельгии на две части - не так уж невероятен. Понятное дело, что после такого распада валлоны начнут двигаться на соединение с Францией. Перспектива остаться с крошечной территорией не очень привлекает. Лидер партии «Валлонское ралли» Клод Тэз считает, что Валлония является частью Франции во всем, кроме названия: «У нас тот же язык, мы смотрим французское телевидение, а не бельгийское. Однако прежде всего наша экономика контролируется французскими компаниями. Мы выживем лишь в том случае, если прицепим наш вагон к французскому локомотиву». Бельгийские сторонники объединения с Францией заявляют, что у них есть всё, чтобы стать 97-м департаментом Франции. Половина валлонов и 60 процентов французов выступают за такое присоединение. Кандидат во французские президенты Марин Ле Пен прямо говорит, что в случае победы на выборах она присоединит южную часть Бельгии к Франции.

Вопрос давно перерос категорию политической шутки, если даже по поводу «арденской» колбасы, гастрономической гордости франкоязычной Валлонии, официальный протест против придания ей статуса защищенного географического названия заявили сразу две крупные компании-производители продуктов из нидерландоязычной Фландрии. Они утверждают, что, в отличие от знаменитой арденской ветчины, изготовителей которой Еврокомиссия взяла под защиту законодательства Евросоюза, арденскую колбасу можно производить «где угодно».

Дело, конечно, не в колбасе: этническая распря раздирает Бельгию, потому что фламандцы, составляющие 60 процентов населения федерации и насчитывающие около 11 миллионов человек, требуют укрепления автономии Фландрии, в том числе в налогах и социальном обеспечении. А валлоны боятся дальнейшей децентрализации страны и потере части бюджетного финансирования за счет более богатой Фландрии.

Бельгийский король Альберт опасается, что прошедший недавно Национальный день Бельгии был последним. Отдадим королю должное: он делает разумное предостережение, когда говорит, что кризис угрожает не только всем бельгийцам, но и европейской интеграции вообще.

«Евросоюз боится, - пишет местная «Le Vif», - что развод в Бельгии зажжет искру по всей Европе: Каталония отделится от Испании, Шотландия от Британии и так далее. У себя мы уже наблюдаем, как акции сепаратистов в смешанных городах оборачиваются насилием – даже с применением огнестрельного оружия. И еще чуть-чуть – и Брюссель может превратиться в Сараево».

Таким образом, вопрос будет стоять примерно так: куда прицепят свои вагоны Валлония с Фландрией, туда и разъедется «бельгийский состав».

Фото А.Арешева