header
Первые итоги «арабской весны»
"28703"
Размер шрифта:
| 13.11.2011
782 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Первые итоги «арабской весны»

Первыми результатами массовых выступлений в арабских странах в начале 2011 г. стали свержение правящих режимов в Тунисе, Египте, крушение режима в Ливии, продолжающееся внутриполитическое противостояние в Йемене и Сирии. Причем если в Тунисе, Египте и Йемене главными причинами антиправительственных выступлений явились социально-экономический кризис, коррупция в верхах, отсутствие демократических свобод, то в Сирии и особенно в Ливии решающую роль сыграла поддержка оппозиционных сил извне.

Движущей силой «арабской весны» стала диссидентски настроенная молодежь, зачастую безработные дипломированные специалисты, протестовавшие против ухудшения условий жизни, всевластия правящей верхушки и не видевшие для себя жизненных перспектив. В ходе протеста в него включились оппозиционные политические партии, а также силы политического ислама, ставшего в дальнейшем одним из ударных отрядов оппозиции. Во главе движения стояли пассионарные киберактивисты, блогеры и пользователи Интернета, собиравшие на манифестации протеста тысячи своих сторонников. В Тунисе таким был Слим Амаму (род. в 1978 г.), ныне министр по делам молодежи и спорта в Тунисе. Он работал с интернет-системами в компании Alixys и имел возможность обращаться к 20 тысячам пользователей. В Египте это был Ваэль Гуним (род. в 1981 г.), сотрудник компании Google, создавший в Facebook страницу «Мы все Халиды Саиды» в память молодежного лидера-блогера, забитого насмерть полицейскими в Александрии и обращавшегося через Твиттер к аудитории в  100 с лишним тысяч человек. В Ливии – Мухаммед Наббус (1983-2011), один из активистов оппозиционной молодежной организации, создавший сайт Свободная Ливия (Либийа хурра) и погибший во время столкновений с правительственными войсками в Бенгази.

В Тунисе из оппозиционных политических партий наибольшую активность в противостоянии с режимом Бен Али проявляли находившаяся на полулегальном положении партия «Конгресс за республику», возглавлявшаяся высланным из Туниса и находившимся в эмиграции бывшим главой Тунисской лиги по защите прав человека Монсефом Марзуки, и «Демократическая прогрессивная партия» (ДПП), лидерами которой являлись Майя аль-Джариби и Наджиб аш-Шабби. Однако в результате первых после свержения режима Бен Али свободных парламентских выборов в Тунисе 23 октября 2011 г. наибольшее число депутатских мест  (90 из общего числа 217) завоевала исламистская партия «Ан-Нахда» («Возрождение») во главе с ее лидером Рашидом Ганнуши (род. в 1942 г.), видным идеологом политического ислама, известным не только в Тунисе, но и за рубежом. Во времена Бен Али «Ан-Нахда» была обвинена в попытке государственного переворота, ее деятельность запрещена, вследствие чего Ганнуши был вынужден эмигрировать и более 20 лет проживал за границей (большей частью в Англии). Он вернулся в Тунис после свержения режима Бен Али 30 января 2011 г. Ганнуши заявлял, что он «не собирается становиться тунисским Хомейни» и после успеха его партии на парламентских выборах подтвердил, что «Ан-Нахда» будет продолжать соблюдать демократические принципы. В то же время часть сторонников светских партий выражали протест в связи с успехом «Ан-Нахды» и даже обвиняли ее в фальсификации результатов выборов. Тем не менее Монсеф Марзуки, лидер партии «Конгресс за республику», занявшей второе место на парламентских выборах (30 депутатских мест) и придерживающейся лево-демократической ориентации, заявил, что может пойти на союз с «Ан-Нахдой», которую он охарактеризовал как «подлинно демократическую партию».

В Египте в отличие от Туниса власть после отставки Мубарака в феврале 2011 г. перешла к военным – Высшему совету вооруженных сил во главе с маршалом Мухаммедом Хусейном Тантави, который своим указом распустил парламент. В начале марта в Каире вновь прошли демонстрации, участники которых требовали расформирования служб политического сыска и очищения аппарата МВД от сотрудников, участвовавших в репрессиях против оппозиционных Мубараку сил. Под давлением протестующих был отправлен в отставку премьер-министр Ахмед Шафик, отставной генерал и бывший начальник штаба ВВС.  Премьер-министром стал Исам Шараф, бывший министр транспорта, активный участник манифестаций антимубараковских сил на площади Ат-Тахрир. На общенациональном референдуме 19 марта 2011 г. были одобрены выработанные специальной комиссией поправки к действующей конституции, упразднены действовавшие при прежнем режиме военные суды над гражданскими лицами. Затем был принят новый закон о выборах и определены их сроки: парламентские выборы должны пройти 28 ноября 2011 г. и президентские - после апреля 2012 г., после чего власть полностью должна перейти от военных к гражданским. Однако ситуация в стране остается достаточно сложной. В Каире проходили демонстрации представителей тех политических сил, которые были не согласны с некоторыми поправками к конституции и положениями нового закона о выборах. Осенью 2011 г. происходили столкновения христиан-коптов (христиане составляют около 20% 84-х миллионного населения Египта) с мусульманами, а также с полицией, в результате чего имелись жертвы с обеих сторон. Одним из поводов столкновений стало требование некоторых христианских общин разрешить строительство новых храмов и их несанк-ционированное строительство в нескольких районах. Премьер-министр Исам Шараф, как и коптский патриарх, осудили зачинщиков столкновений и возложили ответственность за них на сторонников свергнутого режима. В Египте заявляют о себе новые политические силы, которые собираются участвовать в парламентских выборах. Это такие светские объединения, как «Коалиция революционной молодежи»,  «Мы все Халиды Саиды», «Молодежное движение 6 апреля», «Революционные социалисты», «Национальная ассоциация за изменения». Наряду с ними высокую активность проявляют силы, представляющие политический ислам. Прежде всего, это ассоциация «Братья-мусульмане», ее молодежное крыло «Молодые Братья-мусульмане», а также созданные ими политические партии «Центр» и «Партия свободы и справедливости». В свою очередь салафитское движение, возникшее после крушения режима Мубарака, также создало свои политические партии «Свет», «Подлинность», «Добродетель». Наиболее структурированной и влиятельной политической силой в постмубароковском Египте, вероятно, являются  «Братья-мусульмане», которые, если судить по их официальным заявлениям, достаточно эволюционировали в своих политических взглядах в плане восприятия демократических норм. Политическая программа и требования «Братьев» практически совпадают с программами и требованиями большинства демократических партий. Новая генерация руководства «Братьев-мусульман» состоит в основном из представителей научно-технической и гуманитарной интеллигенции. Изменилась даже официальная эмблема «Братьев-мусульман». Общеизвестные две скрещенные сабли заменили две соединенные в рукопожатии руки над вырастающим из земли зеленым побегом. Отношение к «Братьям-мусульманам» в египетском обществе достаточно неоднозначное. Часть египтян, в первую очередь представители христианских общин, выражают беспокойство по поводу роста их влияния и считают их заявления о приверженности демократии предвыборной тактикой. В то же время многие склонны расценивать эволюцию «Братьев-мусульман» как новую стратегию, отвечающую духу времени.   

Наиболее драматически противостояние развивалось в Ливии. Семимесячная военная акция НАТО (с марта по октябрь 2011 г.), поддерживавшая выступавших против Муаммара Каддафи повстанцев, привела к падению возглавлявшегося им режима, хотя сопротивление его сторонников, скорее всего, будет продолжаться. Причем на последних этапах в «битве за Ливию» (взятие повстанцами ливийской столицы г. Триполи), по различным данным, на стороне «повстанцев» под аккомпанемент ракетно-бомбовых ударов участвовали спецподразделения НАТО и некоторых арабских стран (в общей сложности до 1,5 тысяч военнослужащих). После двухмесячной осады, непрерывных артиллерийских обстрелов и бомбардировок авиацией НАТО в октябре 2011 г. был взят повстанцами г. Сирт (родина М.Каддафи), последний оплот сторонников Каддафи.  Самолеты НАТО нанесли удар по автоколонне, в которой находился сам Каддафи, пытавшийся покинуть Сирт. В результате, по различным неподтвержденным данным, он был ранен и затем убит атаковавшими колонну отрядами повстанцев, которых «наводила на цель» также авиация НАТО. Вместе с Каддафи был убит его сын и министр обороны его правительства. В то же время старшему сыну Каддафи Сейфу аль-Исламу и Абдалле Ас-Сенусси, руководителю службы разведки Каддафи, которых Международный уголовный суд обвиняет в «преступлениях против человечности», удалось скрыться. В одной из гостиниц Сирта были обнаружены 260 трупов сторонников Каддафи, убитых выстрелами в голову, в связи с чем международная правозащитная организация «Хьюман райтс вотч» потребовала расследования и наказания виновных. Члены семьи Каддафи, в свою очередь, подали иск в Международный уголовный суд на НАТО, обвиняя альянс в убийстве, которое они квалифицируют как «преступление против человечности».  Несмотря на это, генсек НАТО объявил об окончании военной операции в Ливии, назвав ее «одной из самых успешных в истории НАТО». Он подтвердил, однако, что «НАТО будет продолжать оказывать помощь новым ливийским властям». За семь месяцев операции, по данным НАТО, авиация альянса осуществила более 26 тыс. самолето-вылетов, из них более 10 тыс. боевых. Причем за каждый боевой вылет уничтожалось 3-4 цели, среди которых были не только военные объекты, но и административные здания, жилые дома, системы жизнеобеспечения. За время вооруженного противостояния погибло более 50 тыс. ливийских граждан. Главным инициаторам военной операции в Ливии - Франции и Англии - она стоила соответственно 300 и 340 млн. евро. Руководители США, Англии, Франции, Германии, Италии и  генсек ООН выразили «удовлетворение» в связи с ликвидацией М.Каддафи и свою уверенность, что в истории Ливии начинается «новый этап демократического развития». Для ведущих стран Запада результатом крушения режима Каддафи может стать обеспечение доступа к нефте-газовым ресурсам Ливии - одним из самых крупных в арабском мире, а также к ее многомиллионным авуарам, счетам в иностранных банках и недвижимости за рубежом, распорядителями которых в качестве доверенных субъектов новых ливийских властей станут финансово-экономические структуры все тех же западных держав.  Более чем полугодичное военное противостояние привело во многом к разрушению инфраструктуры ряда городов Ливии и дезорганизации работы всех институтов власти. В связи с этим естественно увеличивается эмиграция из Ливии в соседние страны и страны Запада, в том числе нелегальная. Серьезной проблемой остается наличие большого количества оружия у населения, в том числе комплексов ПЗРК, а также запасов химического оружия и ядерных компонентов. В политическом аспекте очевидно присутствие в составе сил, пришедших сейчас к власти в Ливии, тех, кто исповедует политический ислам, возможно, в достаточно радикальной форме. Это подтверждают первые решения новой власти:  законодательно-правовой базой Ливии становится шариат. В частности, отменен закон, запрещавший многоженство и принят закон, запрещающий разводы.

В Сирии выступления протеста с требованием улучшения условий жизни и демократических реформ, начавшиеся в марте 2011 г., переросшие вскоре в столкновения с силами правопорядка и призывам к свержению правящего режима, продолжаются до настоящего времени. В то же время внутренние социально-экономические и политические проблемы, с которыми сталкивается Сирия, не носили, так же как в Ливии, в отличие от Туниса и Египта, характера острого кризиса. Главным фактором продолжающегося противостояния является, так же как и в Ливии, воздействие на ситуацию в стране извне. Запад и Израиль, видящие в Сирии союзника Ирана, стремятся сменить режим в Дамаске и, соответственно, поддерживают сирийскую оппозицию. Турция и государства Персидского Залива, противостоящие шиитскому Ирану, занимают примерно такую же позицию. Несмотря на выполнение сирийским руководством практически всех требований оппозиции, т.е. принятия законов о политических партиях, о всеобщих выборах, о средствах массовой информации, о местном самоуправлении, начала дискуссии о внесении изменений в действующую конституцию и, в частности изменении статьи, провозглашающей руководящую роль правящей партии ПАСВ, радикальная оппозиция продолжает вооруженное противостояние с силами правопорядка. По разным данным, с марта 2011 г. погибло более 3 тыс. человек. Причем из них примерно 1 тыс. 200 – сотрудники правоохранительных органов. В то же время в Дамаске и в ряде других крупных городах Сирии прошли многоты-сячные митинги и демонстрации в поддержку президента Башара Асада. Сирийскую оппозицию условно можно разделить на три направления. Во-первых, внутренняя, или, как ее лидеры себя называют, «патриотическая» оппозиция, требующая реализации объявленных реформ и согласная на диалог с властями. Во-вторых, внешняя оппозиция, представленная Сирийским национальным советом (СНС), созданным в октябре 2011 г. в Турции, куда входят представители либерально-демократических кругов, курдской общины и «Братьев-мусульман». Причем последние являются здесь наиболее структурированной и влиятельной силой. СНС возглавляет Буркан Ганьюн, преподаватель из Сорбонны сирийско-французского происхождения. Главным требованием СНС является уход от власти Башара Асада. В-третьих, радикальная оппозиция, представляющая собой отряды вооруженных боевиков, состоящих как из сирийских граждан, так и из иностранных наемников (в том числе из Афганистана), финансируемых и вооружаемых из-за рубежа. Единственным лозунгом радикальной оппозиции является свержение режима Башара Асада. Продолжается давление на Сирию со стороны стран Запада, требующих ухода Асада от власти. Наложение Россией и Китаем «вето» на проект резолюции, фактически предполагавшей реализацию «ливийского сценария», вероятно, спасло Сирию от бомбардировок НАТО.

Можно выделить два предварительных итога «арабской весны». Первый – усиление политического ислама.  «Исламизацию» жизни в этих странах не стоит воспринимать однозначно негативно. Возможно, народы Туниса и Египта, освободившись от коррумпированных правителей, смогут построить лучшее общество на базе своих культурно-исторических традиций, ядром которых является ислам. Особенно это касается Египта, который имеет наиболее многочисленную и политически опытную интеллигенцию и достаточно развитые традиции демократии. Вторым итогом является то, что новые политиче-ские режимы уже не будут односторонне прозападными, что создаст новую политическую конфигурацию Ближнего и Среднего Востока и в какой-то мере мира в целом…  
 

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.