header
Будущее Афганистана (II)
"17117"
Размер шрифта:
| 08.10.2013 Политика 
832 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Будущее Афганистана (II)

Часть I

У России и соседних с Афганистаном государств СНГ особую тревогу вызывает в будущем вероятное возвращение в Кабул талибов. Президент Карзай считает, что Афганистан - суверенное государство, которое должно само определять свою судьбу, в том числе и в вопросе участия в управлении движения «Талибан». То, что после вывода войск контингента ISAF талибы вновь могут вернуться на политическую сцену Афганистана и получить значительную долю власти в этой стране, его не пугает. Такой же самоуверенностью отличались и те, кто, находясь у власти, позволили талибам после вывода советских войск превратить Афганистан в плацдарм для международного терроризма… Политической воли у тогдашних руководителей страны распорядиться независимостью в интересах афганского народа не хватило.

Сейчас Карзай, повторяя ту же ошибку, продолжает настаивать на готовности его правительства самостоятельно взять на себя всю полноту ответственности за будущее Афганистана. Фактически нынешнее афганское руководство, действуя заодно с Соединенными Штатами и НАТО, втягивает страну в непрогнозируемую ситуацию. При этом готовность США и НАТО к дальнейшему участию в делах Афганистана в рамках готовящейся операции «Надежная поддержка», смысл которой в передаче ответственности за исход вооруженной борьбы с талибами афганским армии и полиции, не должна вводить в заблуждение. Как и то, что, согласно данным НАТО, Кабул сейчас самостоятельно проводит 90% боевых операций внутри Афганистана, не может служить доказательством прочности марионеточного американского режима. Оценки руководства НАТО, согласно которым правительственные войска пользуются большой поддержкой населения страны, также явно завышены. 

Доводы Запада о том, что «Талибан» пользуется поддержкой лишь незначительной части населения, на фоне продолжающейся 12 лет войны выглядят неуклюжей пропагандистской уловкой, маскирующей провал военной операции США. Вопрос о том, будет ли вывод войск контингента ISAF полным или НАТО ограничится переформированием своего контингента в Афганистане в рамках операции «Надежная поддержка», имеет смысл лишь при наличии твердого ответа о позиции США и правительства Карзая к возможности возвращения в политику движения «Талибан». Момент истины настал. Соединённым Штатам и НАТО предстоит представить мировому сообществу нечто вроде отчёта о результатах своего 12-летнего военного присутствия в Афганистане. Ссылки на уничтожение 100-тысячной армадой за четыре с лишним тысячи дней инфраструктуры «Аль-Каиды» как на главное достижение Запада не могут восприниматься всерьёз. Афганистан снова стоит перед перспективой превратиться с государство талибов.

Талибы поддерживаются Пакистаном, который, как известно, был колыбелью этого движения. Исламабаду по-прежнему стратегически выгоден Кабул, находящийся под контролем дружественного «Талибана». Напомним, что за пять лет руководства Афганистаном лидеры «Талибана» не смогли взять под контроль всю территорию страны, однако основные рычаги государственного управления страной были в их руках, а значит и у Исламабада. На международной арене в то время легитимность режима талибов признали только Саудовская Аравия, ОАЭ и Пакистан, которые от своих позиций не отказались до сих пор. Финансирование талибов по линии пакистанской Межведомственной разведки ISI, происходящее зачастую без контроля со стороны официальной власти, не прекращалось все эти годы. «Талибан» является единственным эффективным рычагом влияния Исламабада на афганскую политику, отказываться от которого пакистанская элита не станет. Пакистанцы попытаются вернуть власть талибам в ходе предлагаемого ими процесса примирения «при главенствующей роли афганского народа», имея в виду предстоящие в стране выборы. 

Логика пакистанского подхода опирается на численное преобладание пуштун как титульной нации в Афганистане. «Талибан» - в первую очередь пуштунское движение. Арифметика позволяет рассчитывать даже на победу кандидата от талибов на президентских выборах 2014 года. В любом случае выборы нового президента Афганистана станут главным политическим событием для афганского общества и государства. 

Нынешний глава государства Хамид Карзай не исключает выдвижение кандидатуры от талибов, представитель которых может стать следующим президентом Афганистана. Речь идет даже об основателе «Талибан» Мохаммаде Омаре, с которым Карзай готов пойти на сотрудничество в том случае, если талибы откажутся от вооруженной борьбы. Ранее сообщалось, что «Талибан» начал проводить секретные переговоры с правительством и не за рубежом, а непосредственно в Кабуле, что указывает на поощрение к разговору со стороны американцев. Позиции муллы Омара накануне ухода иностранных войск из страны усиливаются, он уверен в военной слабости действующего правительства. 

Именно поэтому от намерения снова взять власть в Афганистане в свои руки, чтобы воссоздать Исламский эмират, лидеры «Талибана» не отказались. Наличие у талибов намерения повлиять на политическое урегулирование внутреннего афганского конфликта, используя своё «право силы», никаких сомнений не вызывает.

О своем желании участвовать в выборах «Талибан» до сих пор не объявил, хотя многие прогнозируют, что если бы Мулла Омар выставил свою кандидатуру на выборах, то полная и безоговорочная победа ему большинством населения обеспечена. Верных сторонников среди афганских избирателей у талибов предостаточно. В то же время выбор между талибами и сторонниками действующего проамериканского президента Карзая уже не является безальтернативным, на предвыборной сцене появились другие исламистские силы, не так тесно связанные с Исламабадом и в сравнении с талибами кажущиеся менее радикальными.

Регистрацию в качестве кандидата в президенты Афганистана прошёл Абдул Расул Сайяф, пуштун из провинции Пагман, потомственный богослов. Сайяф является одним из наиболее авторитетных исламских политиков Афганистана, имеющим многолетний опыт руководства отрядами моджахедов «Исламского союза освобождения Афганистана» в годы пребывания в стране контингента советских войск. В феврале 1989 он был избран первым премьер-министром переходного правительства моджахедов, затем тесно сотрудничал с афганскими лидерами Раббани и Хекматияром. Сайяф всегда был противником движения «Талибан», вел с талибами вооруженную борьбу в союзе с Северным альянсом, а после ввода в страну американских войск перешёл на сторону США, поддержав кандидатуру Карзая на президентских выборах. 

До регистрации своего участия в выборах Сайяф официально занимал малозначимую должность депутата нижней палаты афганского парламента, но статуса одного из самых консервативных и авторитетных имамов страны не утратил. Это подтверждается согласием полевого командира Исмаил Хана стать при Сайяфе первым вице-президентом. Традиционной вотчиной Исмаил Хана уже десятилетиями являются приграничные с Ираном западные провинции Афганистана с центром в городе Герат. Третьим зарегистрированным кандидатом стал претендующий на пост второго вице-президента сенатор Абдулахад Ирфан, председатель законодательного комитета верхней палаты афганского парламента и руководитель Комитета национального единства Афганистана. 

Новый триумвират в персональном отношении вполне может составить конкуренцию исламскому движению «Талибан». Народ может оценить религиозный авторитет пуштуна Сайафа и его широкие связи с исламскими группировками внутри Афганистана и за его пределами. Электоратом во всех частях Афганистана не подвергается сомнению военная слава Исмаил Хана и его реальное влияние на западные провинции страны. Исламской молодежи должна быть симпатична образованность Абдулахада Ирфана, богослова нового формата, не разделяющего взгляды талибов на тщательную регламентацию жизни всех афганцев по образцам общественной морали времен пророка Мухаммеда. Не будем забывать, что талибы запрещали женщинам даже выходить из своих домов, а сейчас более 2 миллионов девочек имеют возможность ходить в школу, более 300 тысяч афганских детей пользуются сетью Facebook, а число молодых людей в возрасте до 25 лет достигает 70% населения страны. Все это важно, однако лишь при условии честных выборов.

В случае победы Сайяфа в борьбе за пост президента сложившаяся вокруг него коалиция намерена укреплять связи со странами НАТО «как поддержавшими Афганистан в сложный период истории» (намек на американское благословение). Сайяф обещает обеспечить равенство прав в процессе национального примирения и уважительное отношение к проживающим в Афганистане таджикам, узбекам и хазарейцам, шансы которых провести своего претендента в кресло главы государства никогда не были высокими. На этот раз в президенты Афганистана выдвинулся бывший лидер Северного альянса Абдулла Абдулла. Произошло это двумя днями ранее регистрации Сайяфа, почти синхронно. Не исключено, что им удастся договориться о согласованном противостоянии талибам, ибо те никогда властью в Кабуле с представителями севера страны не делились, а сейчас, как показывает опыт формирования правительств Карзая, вести речь о единстве Афганистана без учета интересов национальных и религиозных меньшинств уже невозможно. При определенных гарантиях голоса избирателей Северного альянса могут достаться Сайяфу, если, конечно, у него не появятся серьезные конкуренты. На высший пост страны собираются также претендовать министр иностранных дел Залмай Расул, либеральный политик Ашраф Гани и брат действующего президента Каюм Карзай. Каждый из них, разумеется, тоже рассчитывает на успех. Вопрос переходит в плоскость определения главных спонсоров этих кандидатов, включая зарубежные государства.

(Окончание следует)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.