Выборы в Молдове: Додон ставит на красное, Санду – на жёлтое
1684

Выборы в Молдове: Додон ставит на красное, Санду – на жёлтое

Лидеру президентской гонки в Молдове, молодому (в смысле политической карьеры) руководителю молдавских социалистов Игорю Додону, чтобы победить во втором туре, придётся договариваться с левыми партиями – коммунистами бывшего президента страны Владимира Воронина и «Нашей партией» Ренато Усатого. Таков расклад сил после первого тура выборов, где до президентства Додон не добрал всего 2% голосов. Теперь ему предстоит соревноваться во втором туре с Майей Санду, пока проигрывающей ему 10%. 

Прозападные и прорумынские политические силы Молдовы будут тащить в президенты Санду или в крайнем случае надеяться на беспорядки по украинскому образцу. Майя и её сторонники уже появлялись на одном из митингов с маркерами в виде жёлтых шарфиков и ленточек, в котором жители Молдовы тут же распознали сходство с оранжевой и жёлтой символикой украинского майдана 2004 года  (жёлтые платки повязывала молодёжная организация «Пора») и  евромайдана трёхлетней давности (жёлтые повязки были у «Самообороны»).  Партия «Действие и солидарность», лидером которой является Майя Санду, призвала своих сторонников носить жёлтое, назвав этот цвет «кодом перемен».

Кто-то уже докопался до истинного смысла такой атрибутики: в США она демонстрирует патриотизм и поддержку войскам, выполняющим военные миссии в других странах. Сопровождает желтизну лозунг We support our Troops («Мы поддерживаем наши войска»). На Майе Санду жёлтый платок выглядит очень неоднозначно: по сути, она заявляет гражданам Молдовы о поддержке американского вторжения в страну на политическом и военном уровне! 

И не удивительно: Санду получила образование в Гарварде в John F. Kennedy School of Government, работала советником исполнительного директора Всемирного банка в Вашингтоне, ей ли не оглядываться на США? Из Америки она вернулась в Молдову – на должность министра образования. Одна из её образовательных инициатив – вытеснение русского языка из школ и введение английского как обязательного предмета. Вторая – безжалостное сокращение количества школ под предлогом «оптимизации».

Санду оттолкнула от себя часть молдавского общества, заявив год назад в одном из интервью, что объединение Молдавии с Румынией в одно государство принесло бы одни блага. Однако тут же дала задний ход, сославшись на реальность, в которой существуют сторонники сохранения государственности Молдовы. 

Противники «унири» сразу идентифицировали Санду как унионистку и заявили, что «для спасения Молдовы позарез нужны молдовенисты». По этой причине за Санду на президентских выборах не проголосовали гагаузы, отдав более 91% голосов Додону, выступающему за федеративное устройство Молдовы. 

В отличие от своей прорумынской соперницы Додон не допускает поглощения Румынией Молдовы и считает переход страны к федеративному устройству единственным шансом урегулировать приднестровский конфликт – тогда, по его мнению, Приднестровье получит особый статус, а Молдова укрепит государственность. Свой взгляд на федеративное государство молдаван он объясняет просто и понятно – желает «как политик, как молдаванин, сделать все возможное, чтобы Республика Молдова сохранила свои земли, границы, человеческий потенциал и благожелательные отношения между Россией и Западом». 

Сторонники Санду постоянно упрекают Додона в пророссийскости, но он заявляет о принципах, которые позволят государству не портить отношений ни с Россией, ни с Европой. «Я считаю, что мы должны и мы будем иметь хорошие отношения с Европейским союзом.  Мы обеспечим дальнейшее сотрудничество с Европейским союзом и с нашими друзьями в Румынии и Российской Федерации», – говорит кандидат в президенты Молдовы. Для того чтобы такое сотрудничество стало возможным, Додон предлагает опираться на трёх китов молдавской политики:

– укрепление молдавской государственности;

– нейтральный военный статус;

– сохранение православия как основной религии молдаван (98% – православные).

Один из главных факторов для избирателей Молдавии, голосующих за Додона, не внешний, а внутренний. У молдаван была возможность попробовать и прелести безвизового режима с ЕС, и ощутить на себе действие договора об ассоциации с Брюсселем (такого же, как и тот, за который скакали и продолжают скакать на Украине). Европейский рог изобилия не появился, европейские зарплаты и пенсии не посыпались золотым дождём, люди продолжали нищать, а страна превращаться в руину. Поэтому взоры и обратились в сторону социалистов, выступающих за социальную справедливость, а не за жалкие подачки со столов западных «друзей Молдовы».

Кандидаты в президенты Молдовы – и Додон, и Санду – заявляют на финишном этапе выборной гонки одно и то же: каждый собирается стать «президентом всех молдаван». Однако Додон в этом стремлении выглядит искреннее, поскольку он изначально «молдовенист», Санду же – за растворение Молдовы в Румынии, как бы ни пыталась она сейчас скрывать своё тяготение к «унири», проскользнувшее в прессу за год до молдавских выборов.  А Додон не меняет свою позиции: он уже много лет говорит о федерации как о факторе укрепления молдавской государственности.

Главная интрига предстоящего второго тура – смогут ли соперники мобилизовать свой электорат, чтобы обеспечить «оглушительную победу» (определение Додона) или же минимальный отрыв Санду от победителя, чтобы попытаться провернуть вариант «жёлтого» молдавского майдана не без участия американцев.

Второй тур президентских выборов в Молдове состоится 13 ноября, в воскресенье.

Соб. корр. ФСК

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Метки: Молдова 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.