Украина: разлом по линии «народ – власть» и крах «Єдиної Країни»
3119

Украина: разлом по линии «народ – власть» и крах «Єдиної Країни»

Украинская социология, несмотря на сомнительность результатов её исследований (люди часто боятся говорить правду или вообще отказываются отвечать на предложенные вопросы), всё равно показывает линии разлома. И это не только различия между украинскими регионами в видении общего будущего, но и огромный разлом по линии «народ – власть». Руководители украинского государства не желают слышать о запросах людей и на них реагировать.

Чего же хотят жители Малороссии-Украины и чего не хочет власть?

По данным Киевского международного института социологии (КМИС), 72% жителей Украины обеспокоены войной в Донбассе (на востоке – 81,5%). Война остаётся проблемой №1 для украинского общества. При этом 73,6% опрошенных (данные социологического центра «София») считают, что нынешняя власть наживается на войне и не заинтересована в урегулировании вооружённого конфликта, а более половины уверены, что войну можно остановить, если пойти на уступки в переговорах и выполнять минские договорённости. 73,6% (данные Центра Разумкова) считают, что события на Украине развиваются в неправильном направлении. 

Как реагирует на общественные настроения власть? Вполне однозначно:

– продолжает нарушать минские соглашения и срывать переговоры Трёхсторонней контактной группы. Свежий пример – отказ от переговоров по обмену пленных в Минске, хотя возобновление обменов давало бы надежду на разрешение вооружённого конфликта и готовность украинской стороны к переговорам по политической части соглашений;

– придумывает закон «о деоккупации Донбасса», предполагающий введение военного положения и войсковую операцию и пытается навязать его Западу в качестве альтернативы минским соглашениям;

– увеличивает военные расходы, в числе которых закупка новых танков «Оплот» и модернизация Т-72 (Порошенко не скрывает, что они предназначены для военных подразделений, дислоцирующихся в Донбассе), а также строительство завода по производству боеприпасов (тоже для Донбасса);

– подогревает милитаристский угар. Так, на прошлой неделе украинский президент (он же главнокомандующий) заявил в своей ленте в Twitter о переходе к «активной стратегии деоккупации Крымского полуострова».

Вишенкой на торт стала киевская свистопляска вокруг темы членства Украины в НАТО: Порошенко, Парубий и взвод чиновников и депутатов принялись утверждать, что 70% жителей Украины ждут не дождутся вступления страны в альянс, а на самом деле эту идею поддерживает менее половины населения, на востоке и юге эта поддержка составляет 20-30% даже по данным придворных социологов Центра Разумкова. Только жители нескольких западных областей демонстрируют 70-76% поддержки устремлениям украинского государства в НАТО. Опираясь на мнение исключительно западных регионов, власти сталкиваются с огромной проблемой фактической легитимности в «Большой Украине», которую при всех усилиях Киева не удаётся привести к общему знаменателю с Галичиной под фальшивым лозунгом «Единой страны» («Єдиної Країни»).

Вторым по значимости вопросом для жителей Украины является уровень жизни (60% сказали об этом социологам КМИС). Ответ власти на этот запрос: отмена регулирования цен, постоянное повышение тарифов на коммунальные услуги, а в парламенте ожидают принятия пенсионной реформы (повышение пенсионного стажа и возраста выхода на пенсию) и реформы медицины, предусматривающей переход к платным услугам (об этом прямо говорит министр охраны здоровья).

Как ни крути, «преступная власть» Януковича с «долларом по восемь» была более социально ориентированной, чем те, кто занял освободившиеся в результате переворота кресла на волне «борьбы с олигархами и коррупцией». Грустный анекдот о том, что через двадцать лет граждане Украины будут жить, как при Януковиче, имеет под собой все основания – население сползает в нищету.  И разъезжается в поисках работы и лучшей жизни. 

Упрощение процедуры получения российского гражданства усилит исход жителей юга и востока Украины в Россию, а новации Польши, позволяющие украинцам легко получить работу, спровоцируют массовый выезд людей в основном из западных и центральных областей. Сообщения о том, что поляки готовы принять 5 миллионов трудоспособных украинских граждан, а в российских регионах трудоустроены от 2 до 4 миллионов украинцев, только способствуют вымыванию с Украины как рабочих рук, так и квалифицированных специалистов.  Намерения же правительства выручить быстрые деньги от приватизации таких предприятий, как «Артёмсоль» в Донецкой области (категорически против приватизации выступает коллектив численностью в 3000 сотрудников), усиливают миграционные настроения трудоспособного населения. 

Хорошо оплачиваемой работой, которую предлагает людям власть, является контрактная служба в армии, предполагающая участие в военных действиях в Донбассе. Часть украинцев, действительно, идут воевать, чтобы заработать денег. Однако высокий риск потерять жизнь и здоровье, а вместе с деньгами на крови приобрести «окопный синдром» делают службу в ВСУ куда менее привлекательной, чем работа за границей. Кроме того, вал сообщений в СМИ об асоциальном поведении участников АТО, самоубийствах и преступлениях в отношении сослуживцев,  родственников, знакомых, соседей усиливает антивоенный настрой общества и вынуждает власть заявлять о проблеме реабилитации бывших вояк. Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков заявляет о 500 суицидах участников АТО и сравнивает войну Киева в Донбассе с войной США во Вьетнаме, невольно указывая на несправедливость развязанного властью вооружённого конфликта с мятежной территорией. 

Военная прокуратура тоже не скрывает, что небоевые потери превышают боевые, а недавнее убийство молодой женщины, которая ради заработка пошла служить по контракту в ВСУ поваром, стало для украинцев ещё одной иллюстрацией так называемой АТО. Старания киевского режима героизировать военную службу пышными похоронами погибших на восточном фронте и выделением сотен тысяч долларов на мемориалы вряд ли приводят к нужному властям эффекту: как бы красиво ни выглядел гроб, накрытый украинским флагом, он не делает привлекательной смерть на войне с Донбассом.

Углубляется раскол и в отношениях действующей власти с национальными меньшинствами – венгерским, русинским, молдаванским, румынским. Языковая политика, призванная, прежде всего, ударить по русскому населению Украины, оказалась убийственной и для представителей других народов, проживающих преимущественно в западной части страны. Вместо того чтобы не допускать протеста и созревания крупного конфликта, Киев продолжает законодательно ограничивать национальные языки, позволять национал-радикалам разжигать межнациональную ненависть и призывать к открытому противостоянию, например, с венгерской общиной Закарпатья. 

У режима путчистов не вышло объявить врагами исключительно «москалів», украинский национализм не получилось распространить только на русское население. Ксенофобией зацепило всех, даже выехавших на Украину крымских татар: по мнению националистов, они не имеют права претендовать ни на Крым, ни на автономию в Херсонской области. Лидеры меджлиса крайне недовольны тем, что Порошенко не выполняет данных ранее обещаний отписать им Херсон. С вытеснением русского и украинского населения с территорий, граничащих с Крымом, помогли бы дружественные вооружённые батальоны, с обустройством автономии подсобила бы Турция – не хватает лишь закона, позволяющего Джемилёву с Чубаровым приступить к созданию собственной вотчины. Однако у Порошенко на такой шаг идти не рискуют, понимая: вслед за крымскими татарами автономию тут же начнут требовать украинские венгры, румыны, молдаване, русины. 

По той же причине Киев не желает рассматривать вопрос об автономии Донбасса – он потянет за собой автономию Новороссии и всех остальных. Причём борьба с «сепаратистами» к результатам не приводит: вместо «Єдиної Країни» власть получает расколотое государство и проблему собственной легитимности в глазах национальных общин, запросы которых игнорируются.

Ещё один крупнейший раскол углубляют путчисты, вбивая клинья между православными, отвращая их от канонической Украинской православной церкви оголтелой пропагандой раскольничества, руками национал-радикалов отбирая у УПЦ храмы и законодательно ограничивая её деятельность. Это вызывает огромный протест православного населения, но Киев не останавливается (несмотря даже на попытки западных «друзей Украины» одёрнуть власть). На днях на уровне парламентского комитета был одобрен  и предложен к рассмотрению очередной антицерковный законопроект, который обязывает Украинскую православную церковь поменять название! Причём депутаты действуют тихой сапой, не вынося общественно значимый законопроект в публичную плоскость в расчёте «незаметно» протянуть его через парламент. Как правило, авторы подобных разработок – другого вероисповедания либо раскольники. Налицо разжигание религиозной ненависти.

Что же в итоге? Власти украинского государства спустя 3,5 года после февральского переворота 2014 года обнаруживают себя на полуострове,  отделённом от Большой Украины глубоким рвом. В направлении юго-востока этот ров бездонный. Провести ближайшие выборы в формате «Єдиної Країни» невозможно, как невозможно остаться у власти законным способом. А поскольку путчисты освобождать кресла в президентской администрации, правительстве и парламенте не собираются, они заняты поиском способов легитимации их власти в глазах Запада. В качестве таких способов рассматриваются введение режима военного положения, «включение» войны с Донбассом, репрессирование оппонентов и лидеров протеста. Предпосылки к этому создаются уже сейчас.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.