Америка глазами Сергея Кисляка
801

Америка глазами Сергея Кисляка

16 цитат из интервью бывшего чрезвычайного и полномочного посла России в Соединённых Штатах Америки (с 26 июля 2008 по 21 августа 2017 года).

– То, что американцы делают сейчас, — это не столько удар по нашим дипломатическим институтам, сколько по интересам российских граждан.

– Уверен, что мы спокойно определим свои шаги и примем какие-то ответные действия, тем более что вариантов для этого много.

– Что интересно, когда выезжаешь за вашингтонскую кольцевую дорогу, или, как американцы её называют, Beltway, то жители США даже при всей промывке мозгов, которая сейчас идет через телевидение и газеты, относятся к России по большей части нормально.

– Есть глубинные факторы, которые определяют политику США в мире. Среди этих глубинных факторов – уверенность американцев, что они исключительная страна, Богом помазанная вести за собой всех остальных.

– Я запомнил выступление бывшего вице-президента США Джозефа Байдена на демократическом съезде, когда он энергично доказывал, что XXI век должен быть веком Америки. По его мнению, США должны вести всех за собой, чтобы кто-то не вздумал вести за собой США. Если бы я услышал эти слова на съезде республиканцев, то не был бы удивлен.

– По большому счету мы имеем дело не только – а может быть, и не столько – с конкретным президентом, мы имеем дело с государством, у которого долгосрочная инерция. Давайте возьмем военно-политические вопросы, скажем, развёртывание американских баз – это же осуществляется не в период одного президента. Это всё многолетняя система шагов, которые и определяют лицо Америки. В том числе с точки зрения российских интересов.

– Если мы посмотрим на потенциал взаимодействия между Россией и США и на этом фоне на вызовы, которые стоят перед нашими странами, то обнаружим, что они во многом пересекаются. Терроризм, религиозная нетолерантность, нестабильность в отдельных регионах мира и немало другого. Причём, угроза терроризма особо актуальна для нас, потому что мы географически ближе к регионам, где эти проблемы стоят особенно остро. Казалось бы, американцы говорят о необходимости борьбы с терроризмом, мы говорим о необходимости борьбы с терроризмом. Что мешает сесть вместе, как мы предлагали, разработать параллельную или совместную систему мер по борьбе с общим врагом? Но не идут американцы на это. Они убеждены, что должны управлять всеми. Вместо того чтобы сесть и вместе выработать единую линию, они пытаются руководить всей планетой. Это одна из характерных трудностей в общении с американцами.

– То, что сейчас происходит, – результат трудной адаптации США к меняющемуся миру, где у них больше нет возможности для абсолютного доминирования. Казалось бы, для многих, в том числе и в Европе, и в Азии, это уже факт, мало кем оспариваемый. Однако политический класс США так не думает. По крайней мере, они не хотят с этим соглашаться. Поэтому и бьют себя в грудь с выкриками, что Америка исключительна и должна вести за собой остальных. 

– На таком фоне Россия оказалась страной, которая, когда речь шла о её коренных интересах, была готова отстаивать их, в том числе опираясь на силу. Вот это и стало для американцев вызовом, с которым они не смогли смириться. Это то, к чему им придется еще долго привыкать. Этот период будет непростым и долгим. Но в любом случае это объективная реальность. Мир меняется.

– Для американцев российский рынок потенциально очень интересен. Я разговаривал со многими деловыми людьми в США – они это хорошо понимают. Это рынок в 150 миллионов потребителей, а вместе с нашими друзьями из ЕАЭС это немного меньше 200 миллионов. Это рынок, который способен приобретать товары, рынок, который проходит довольно энергичный период технологической модернизации. Американский бизнес это понимает, но политика довлеет. И, конечно, политика санкций, которая ограничила экономические связи. По большому счету, если посмотреть на общий объём двусторонней торговли даже в самые лучшие времена, то она не была особо важной ни для нас, ни для американцев. Что такое $40 млрд? Да ничего. Сейчас наша двусторонняя торговля почти вдвое ниже. С европейцами у Москвы товарооборот около €400 млрд.

– Я со всё большим и большим разочарованием слежу за ходом дискуссии по российско-американским отношениям, которая зачастую сводится только к уколам на политическом фронте и санкциям. Но наши отношения куда шире, серьёзнее, глубже и разнообразнее. 

– В американском обществе очень узка прослойка людей, которые материально заинтересованы в развитии позитива в российско-американских отношениях.

– Пентагон всегда был очень сильным фактором во внешнеполитических решениях США. Американская армия уважаема народом. Политический вес военных, скорее всего, будет оставаться тем же. Что касается курса, более ли он интервенционистский или нет, я не знаю. На данный момент риторика жёсткая, но с такой риторикой президент Дональд Трамп и пришел в Белый дом. Что касается способности администрации находить серьёзные политические решения в международных делах, то здесь видны серьёзные трудности. По большому счету мало изменений во внешнеполитической линии США после победы Трампа.

– Президент Трамп — это президент нынешней Америки, такой, какая она есть сегодня. Экскурсы в историю, может быть, хороши для учёных, которые пишут новые книги, а мы в своей работе ориентируемся на практические шаги, которые он предпринимает. Президент Трамп отражает лицо своих избирателей, курс современных США, а не прошлые времена. Оценивать его надо, исходя из конкретных действий, которые США сейчас предпринимают.

– Если есть тема, где можно начать выстраивать нормальность в российско-американских отношениях, –  а даже обычная нормальность сейчас отсутствует, – то это борьба с терроризмом. Но для этого надо, чтобы американцы научились работать как партнёры. Пока этого не видно.

По материалам газеты «Известия»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Метки: США  Россия 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.