header
Минские соглашения
"48367"
Размер шрифта:
| 26.01.2019 Новости. События 
6731
4.57
5
1
7
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.57
logo

Divergent Options: если Москва не остановит войну в Донбассе, это сделает НАТО

21 января исполнилось четыре года так называемому Минску-2. В этот день в 2015 году в Берлине срочно собрались министры иностранных дел России, Германии, Франции и Украины, чтобы, как тогда все были уверены, остановить гражданскую войну на востоке Украины. Тогда же и были приняты основные принципы документа, позже названный Минскими соглашениями. Окончательно документ был согласован уже в Минске 11-12 февраля.  

Почему не смогли остановить войну ни в 2014-м, ни в 2015-м, хотя возможности для этого были, задаются вопросом в Центре анализа и разрешения конфликтов Университета Джорджа Мейсона в США. Интернет-издание Divergent Options этого Центра опубликовало статью, посвящённую очередной годовщине Минских договорённостей. 

Автор публикации Сара Мартин в своей работе под названием «Оценка провала "Минска-2"» на Украине и успех прекращения огня в 2008 году в Грузии» старалась быть максимально объективной.

«Легко найти сравнение между продолжающейся войной в Донбассе на Украине и августовской войной 2008 года в Грузии. Однако, несмотря на их сходство, одна закончилась менее чем за месяц, а другая продолжается пятый год без малейшего намёка на окончание в ближайшем будущем», - пишет Divergent Options.

В нынешнем конфликте на Украине участвуют два основных игрока: центральное правительство Киева и самопровозглашённые республики. Москва оказывает гуманитарную помощь ДНР и ЛНР, также на стороне республик воюют добровольцы из России. Киев поддерживают Соединённые Штаты, Организация Североатлантического договора (НАТО) и Европейский союз. Эта поддержка в основном носит политический характер, а также тренинги военных специалистов при продаже некоторых видов оружия, однако США недавно перешли к открытым поставкам  смертоносного вооружения, отмечает интернет-издание.

Киев стремится сохранить внутреннюю целостность государства и политическую независимость от России. ДНР и ЛНР стремятся не к независимости, а к объединению с Российской Федерацией, поскольку считают себя этнолингвистическим меньшинством, имеющим более тесные связи с Россией, чем остальное население Украины. Западные партнёры хотят поддерживать международный порядок и гарантировать национальное право Украины на самоопределение. Россия же настороженно относится к любым попыткам «демократических реформ», которые она рассматривает как западный заговор, подчёркивает Сара Мартин.

За эти годы были предприняты две большие попытки положить конец этому конфликту: Минские соглашения от сентября 2014 года и Минские соглашения, принятые в феврале 2015 года.

В 2015 году представители республик рассматривали возможность реинтеграции с Киевом. А нынешний президент Украины Пётр Порошенко выступил на платформе прекращения конфликта и достижения мира. Однако и «Минск-1», и «Минск-2» оказались мертворождёнными проектами.

Вспоминая августовскую войну 2008 года, Мартин отмечает, что  основными её участниками были грузинское правительство в Тбилиси и мятежные группировки в Южной Осетии и Абхазии, которые являются двумя этническими меньшинствами в Грузии и добивались независимости от Тбилиси с 1990-х годов. Другими заинтересованными сторонами были Россия, США и более широкий западный альянс. При этом миссия Европейского совета по установлению фактов указала на Грузию как на субъекта, ответственного за начало войны путём обстрела тяжёлой артиллерией города Цхинвала. Россия открыто использовала свои войска, утверждая, что они защищают миротворцев и южных осетин, которые являются гражданами России.

Перед августовской войной Грузия собиралась вступить в ЕС и в НАТО, однако Россия находила такие шаги неприемлемыми. США и коллективный Запад, наоборот, всячески поощряли подобное  желание.  В этом случае Грузия, начиная войну, недооценила интерес Москвы к Южной Осетии и переоценила готовность Запада вмешаться, уверена эксперт.

Сара Мартин считает, что у конфликтов в Донбассе и в Грузии общие причины: в обоих случаях существуют этнолингвистические противоречия и геополитические интересы США и России. Причём вмешательство Москвы в обоих конфликтах не превышает вмешательства Вашингтона. 

Однако, несмотря на сходство, одна война закончилась быстро, а другая продолжается без малейшего намека на деэскалацию в ближайшем будущем. В случае с Грузией была скорость и решительность со стороны России, которые и закончили этот конфликт. 

В случае с Украиной – нерешительность Москвы использовать силу. Цена этой нерешительности – десять тысяч человеческих жизней. Кремль понадеялся на то, что ополчение непризнанных республик Донбасса сможет и само справиться с проблемой, а потом время было упущено, по мнению автора Divergent Options.

Украина сама по себе не способна положить конец затянувшейся войне, у неё на это просто нет сил. Если Россия не желает вмешиваться, то остановить войну смогут лишь силы НАТО, считает Сара Мартин.

Окончание военных действий не будет означать конца конфликта в Донбассе. Однако прекращение обстрелов и разминирование означают, что люди смогут вернуться домой, а погибших можно должным образом оплакивать. Прекращение огня – это не последний шаг, а только первый. Дорога к миру в Донбассе – это долгий путь, но он не может начаться без этого первого шага, делает вывод Divergent Options. 

Соб. корр. ФСК

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.