header
Керченский инцидент
"47429"
Размер шрифта:
| 09.02.2019 Новости. События 
3722
3.4
5
1
5
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 3.4
logo

Nyhetsbanken: Киев добивается признания Азовского моря международными водами и хочет открыть его для НАТО

В Керченском инциденте права Россия, а Украина выступила провокатором

На шведском новостном сайте Nyhetsbanken опубликована статья Стефана Линдгрена (Stefan Lindgren), в которой тот возвращается к ноябрьскому инциденту в Керченском проливе, подробно анализируя его и приходя к нестандартным для европейской прессы выводам: Россия права, а Украина – просто провокатор. 

Среди западных сайтов, занимающихся международным правом, с трудом можно найти хотя бы один, который не считает, что Россия нарушила закон в Керченском проливе. Но право ли большинство? – задаётся вопросом Стефан Линдгрен и разбирает ситуацию по пунктам. 

Во-первых, отмечает он, три украинских корабля приблизились к проливу без предупреждения. Однако существует наработанный порядок, который подразумевает, что корабли, желающие пройти через пролив, подают заявку и при необходимости подвергаются проверке. И украинская сторона это хорошо знала и ранее выполняла. Киев же уверяет, что его корабли предупредили о проходе заранее. Но даже если и так, украинские суда обязаны были дождаться российских лоцманов и следовать указаниям российских пограничников. Вместо этого они начали предпринимать то, что россияне назвали «опасными манёврами», перед проливом. Судя по всему, это продолжалось всё воскресенье, прежде чем россияне стали стрелять на поражение, ранили троих украинцев и захватили корабли, отмечает Nyhetsbanken

Киев настаивает на том, что это был «мирный проход» через пролив, ссылаясь при этом на Конвенцию по морскому праву 1982 года, которую подписали и Украина, и Россия. Но тот факт, что на украинских кораблях был груз с оружием, предназначенным не только для использования экипажем, уже противоречит правилам «мирного прохода». 

Кроме того, оба государства сделали оговорку, когда в 1958 году принималась более ранняя Конвенция о территориальных водах. Оговорка гласила, что «у прибрежных государств есть право устанавливать процедуру получения права прохода иностранных кораблей по своим территориальным водам», и эта оговорка поддерживает позицию России. 

Также для Керченского пролива действуют более строгие правила, чем те, что указаны в параграфе о «мирном проходе». В 2015 году Россия сообщила, что всем кораблям, которые проходят через  Керченский пролив, теперь нужно её обязательное разрешение.  

Существует ещё и Договор о сотрудничестве 2003 года, подписанный также и Украиной, и Россией. Согласно этому договору, Азовское море считается «внутренними водами» России и Украины, при этом движение там иностранных судов разрешается в отдельных случаях, прописанных в документе отдельно. Другими словами, это значит, что Азовское море закрыто для НАТО.  

По мнению Линдгрена, Украина не добьётся успеха со своим иском в посредническом суде, организованном согласно Конвенции ООН о морском праве, просто-напросто потому, что случай с Керченским проливом не подпадает под эту конвенцию, так как в данном случае речь идёт о проходе во внутренние воды. Фактически Киев ухудшил свои позиции, разорвав договор о дружбе и сотрудничестве с Российской Федерацией, заключённый в 1997 году, ведь этот договор предполагал «свободный транзит» для Украины по российской территории и наоборот. 

Сегодня же Украина пытается доказать, что Азовское море не внутреннее, а международное. Именно в этом и заключается суть конфликта: Украина хочет выйти из заключённых договоров, чтобы добиться признания Азовского моря международными водами, тем самым открыв его для НАТО, подчёркивает интернет-издание. 

Но пока действуют старые договоры и конвенции, Керченский инцидент не может классифицироваться как нарушение Россией международного права. Каждое государство, на чью территорию вторглись, имеет право этому сопротивляться, в том числе и  с применением оружия (параграф 51 Устава ООН о праве на самозащиту). А украинские корабли вторглись в российские воды, при этом нужно учесть те безумные манёвры, которые эти корабли исполняли в проливе. 

Во-вторых, считает автор, у суда нет никаких оснований утверждать, что Россия в целом пытается не давать проход украинским кораблям. С апреля по октябрь 772 украинских корабля прошли через Керченский пролив (52% всего трафика), и известно, что после инцидента движение тоже быстро нормализовалось. 

Среди прочих позицию Украины мгновенно поддержали Великобритания, Прибалтика и Польша. И нет никаких сомнений в том, что в Киеве были абсолютно уверены в такой поддержке. 

Последний пункт, который рассматривает Линдгрен: было ли у российской береговой охраны право открывать огонь? И приводит пример того, как юристы шведского объединения FiB продвигали линию, согласно которой у Швеции есть право использовать меры принуждения – абордаж, оружейный огонь и даже затопление неопознанных подводных лодок, чтобы защищать свои воды. 

Получается, что за российской береговой охраной такого же, как у Швеции, права на использование мер принуждения почему-то не признают. 

Это лишь подтверждает правило: когда дело доходит до нападок на Россию, можно не гнушаться никакими аргументами. Можно пользоваться даже аргументами, которые вредят нашему собственному праву на самоопределение, выставляя их как ложную защиту от нашего могущественного соседа, делает вывод  Стефан Линдгрен. 

Соб. корр. ФСК

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.