header
Президент России Владимир Путин и бывший премьер-министр Японии Синдзо Абэ
"58074"
Размер шрифта:
| 30.10.2020 Мнение эксперта 
2013
4.56
5
1
9
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.56
logo

В так называемом территориальном споре о Курилах давно пора поставить точку…

Премьер-министр Суга запутался в противоречиях японской позиции по Курильским островам

Нет пророка в своем отечестве. Начиная с ноября 2018 года, когда заговорили об «уступке» Синдзо Абэ, серьёзные специалисты по российско-японским отношениям разъясняли, что предложение японского премьера вести переговоры о Курилах «на основе Совместной декларации 1956 года» – лишь дипломатический манёвр, уловка с целью удержать российских руководителей за столом переговоров по искусственно созданной «территориальной проблеме».

В Японии распространяют сведения о том, что во время переговоров в Сингапуре президент Путин якобы назвал данное предложение Абэ реалистичным. Однако, похоже, оба лидера по-разному рассматривают поиски компромисса для заключения ставшего анахронизмом мирного договора на основе «компромисса», предложенного 65 лет назад Хрущёвым. Для президента РФ это был как бы сигнал о том, что Абэ созрел для отказа от нереалистичного требования «вернуть» Японии все южнокурильские острова, включая имеющие важное военно-стратегическое и хозяйственное значение самые крупные острова Большой Курильской гряды – Кунашир и Итуруп с омывающими их проливами и богатейшими экономическими зонами. Для Москвы это стало бы долгожданным событием. Как считается в Японии, такой вариант был оглашён Путиным в 2012 году, когда он предложил решить вопрос «без выигравших и проигравших», назвав его по-японски «хикивакэ», то есть ничьёй. Тогда японское правительство отклонило предложение, заявив, что площадь территорий, о которых говорил российский президент, составляет лишь 7 процентов от площади всех «северных территорий», на которые претендует Токио. Дескать, слишком мало, надо больше

Абэ же в Сингапуре вовсе не соглашался ограничиться Малой Курильской грядой, а, по сути, предложил использовать хрущёвскую Совместную декларацию 1956 года как исходный документ для продолжения переговоров о «возвращении» Японии всех «северных территорий». Вопреки утверждениям российских СМИ и неподготовленных комментаторов, Абэ в Сингапуре ничего конкретно не предлагал. Острова Шикотан и Хабомаи им даже не назывались. Целью Абэ в Сингапуре был возврат к позиции МИД РФ 90-х годов, когда за спиной народа замышлялась сдача южных Курил по формуле «два плюс альфа». Имелось в виду сразу передать Японии острова Шикотан и Хабомаи и продолжать переговоры о принадлежности Кунашира и Итурупа. Для такой «сделки в рассрочку» Абэ и заговорил о том, чтобы «основываться на Совместной декларации 1956 года». Ибо обещание Хрущева – единственная для Токио зацепка для продолжения «переговоров о северных территориях».

Абэ и его сомнительные советники, вроде изгнанного из Либерально-демократической партии и отбывшего тюремный срок за коррупцию политикана Мунэо Судзуки, настолько увлеклись манёврами, чтобы уговорить российских руководителей к согласию с их «новой гибкой позицией», что возбудили подозрения в японских политических кругах по поводу отхода от «генеральной линии» на получение всех южнокурильских островов. Посыпались запросы в парламенте, критические статьи в СМИ, протесты против отказа Абэ и министра иностранных дел раскрыть содержание переговоров лидеров двух стран в Сингапуре.

Выполняя волю и указания своего патрона Абэ, новый японский премьер сначала пытался сделать вид, что линия на сохранение «сингапурских договорённостей» сохраняется. Однако когда от него потребовали прямо изложить позицию японского правительства по «проблеме северных территорий», он вынужден был поручить новому генеральному секретарю кабинета Кацунобу Като сделать следующее заявление: «В курсе Японии на решение с Россией территориальной проблемы и подписание мирного договора изменений нет. Наша страна обладает полным суверенитетом над северными территориями [то есть Япония по-прежнему притязает на часть суверенной территории России. – Ред.]. В этой незыблемой позиции Японии, а также в том, что предметом мирных переговоров с Россией является возврат Японии всех четырех островов, никаких изменений также нет».

Остаётся лишь удивляться тому, что после столь вызывающих притязаний иностранного государства на российские острова стороны вновь заговорили о «сингапурских договорённостях».

О том, что Токио не намерен ограничивать свои претензии на российские территории Малой Курильской грядой, премьер Суга со всей определённостью заявил в стенах парламента, указав, что на российские южные Курилы якобы распространяется суверенитет японского государства. А России, дескать, остаётся лишь принять это. Цитируем по сообщению ТАСС: «Северные территории – это острова, на которые распространяется суверенитет нашей страны, – сказал премьер. – Предметом переговоров с Россией о мирном договоре является определение принадлежности всех четырех северных островов, это последовательная позиция нашего правительства, в ней нет изменений. Мы последовательно придерживаемся курса на то, чтобы решить территориальный вопрос и заключить с Россией мирный договор».

Японский премьер отметил, что «в ходе его состоявшегося в сентябре телефонного разговора с президентом России Владимиром Путиным была подтверждена договоренность о продолжении диалога по всем проблемам, включая заключение мирного договора». «Мы также подтвердили намерение сторон вести переговоры о мирном договоре на основе советско-японской Совместной декларации 1956 года», – приводит ТАСС слова премьера Суги.

Остаётся лишь недоумевать по поводу отсутствия логики (по меньше мере) в словах японского политика. Ибо в Совместной декларации 1956 года о «северных территориях» в японском понимании ничего не говорится. Там записано, что советское правительство в виде жеста доброй воли может передать Японии (подчеркнём: не «вернуть», а передать в дар!) входящие в состав СССР острова Шикотан и Хабомаи, но только после подписания мирного договора. Без конца ссылаясь на Совместную декларацию 1956 года, японское правительство давно грубо искажает её смысл. Как иначе расценить то, что в Токио произвольно изменили порядок действий и требуют сначала «отдать Японии все северные территории» и лишь затем соглашаются подписывать мирный договор. Зачем это нужно России?

Японская сторона игнорирует сохраняющие свою юридическую силу важные документы 1960 года, в которых советское правительство (по указанию того же Хрущёва) заявило о невозможности передать острова Шикотан и Хабомаи до тех пор, пока на территории Японии размещаются иностранные войска. Военные базы США в Японии нацелены против России и Китая, и ни один президент США не говорил, что их вывод предполагается.

Здесь возникает вопрос к Суга-сан. Как он намерен использовать Совместную декларацию 1956 года для «обоснования» японских претензий не только на Шикотан и Хабомаи, но и на Кунашир и Итуруп? Всякий увидит противоречие в той позиции, которую Суга заявил в парламенте. Видит это противоречие и Москва, которой давно пора прекратить переговоры о «принадлежности» Курил и при постановке японцами искусственно созданного «территориального вопроса» отсылать их к Конституции России, не допускающей разговоры об отчуждении даже пяди русской земли. Право, объявить о прекращении таких переговоров было бы по отношению к японцам честнее, чем продолжать бесконечную сказку про белого бычка. Поймут это и в Японии. Там 88,2% ответивших на опросах не верят в способность своего правительства «вернуть северные территории»… 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.