header
2022 год, объявленный в Белоруссии годом исторической памяти, начался с атаки на культ Калиновского. Газета «СБ-Беларусь сегодня», главный печатный орган администрации президента, опубликовала материал Вадима Гигина.
"93026"
Размер шрифта:
| 26.01.2022 Мнение эксперта 
3103
4.67
5
1
6
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.67
logo

Готовы ли в Белоруссии отказаться от мифа о Калиновском?

В поисках нарратива, основанного на памяти об общерусском наследии

2022 год, объявленный в Белоруссии годом исторической памяти, начался с атаки на культ Кастуся Калиновского. Газета «СБ-Беларусь сегодня», главный печатный орган администрации президента, опубликовала материал Вадима Гигина «Мифы и правда о восстании 1863 года и фигуре Кастуся Калиновского».

В этой публикации Гигин привёл все основные тезисы противников культа Калиновского как национального героя Белоруссии. В частности, он указал на то, что восстание носило польский национальный характер и что называть его «восстанием Кастуся Калиновского» (именно под таким именем оно известно в Белоруссии) неверно, поскольку Калиновский был лишь одним из ряда вожаков восстания в Литве.

2022 год, объявленный в Белоруссии годом исторической памяти, начался с атаки на культ Калиновского. Газета «СБ-Беларусь сегодня», главный печатный орган администрации президента, опубликовала материал Вадима Гигина.

По словам Гигина, в случае победы восстания Белоруссию и белорусов ждала бы окончательная польская ассимиляция, а тот факт, что выпускаемые Калиновским агитационные листки «Мужицкая правда» для крестьян были отпечатаны латиницей на разговорном белорусском языке того времени, не делает его белорусским деятелем, поскольку основной целью белорусскоязычной агитации было донести польскую пропаганду до простонародья с целью его мобилизации против России. Обратил Гигин внимание и на то обстоятельство, что белорусское крестьянство в своей массе осталось верным российским властям и помогало им отлавливать повстанцев.

Вадим Францевич Гигин, автор статьи, фигура в Белоруссии известная. Долгое время он был главным редактором журнала «Беларуская думка» («Белорусская мысль», в прошлом – «Коммунист Белоруссии»), затем возглавлял факультет философии и социальных наук Белорусского государственного университета. В настоящее время возглавляет общество «Знание». Вёл политические ток-шоу на белорусском телевидении.

Гигина можно считать одним из немногих представителей «русского» крыла в белорусской интеллигенции. Он всегда был последовательным сторонником союза Белоруссии и России, а в своих научных и публицистических статьях выражал взгляды, близкие к западнорусизму – идейному течению, основанному на представлениях о национальном единстве белорусов и русских.

Однако на политику исторической памяти белорусского государства взгляды Гигина никогда не оказывали какого-либо серьёзного воздействия, в частности на культ К. Калиновского, который, пусть и без особого фанатизма, но продолжает чтиться как «национальный герой». Именно в таком качестве Калиновский предстаёт в школьных учебниках истории, его именем по-прежнему названы улицы в белорусских городах.

То, что Гигину позволили изложить его взгляды на мятеж 1863 года в Российской империи и деятельность Калиновского в главной официальной газете, может говорить о том, что решение о ревизии культа Калиновского было принято на самом верху. Правда, насколько это решение будет долговременным, сказать сложно: за последние годы белорусская политика в области исторической памяти не раз совершала повороты на 180 градусов.

Миф о «белорусском герое Кастусе Калиновском» появился в советское время.

Викентий Константин Калиновский (таково его настоящее имя, прозвище Кастусь появилось посмертно, в процессе конструирования национального мифа) принадлежал к «красному» лагерю польских повстанцев, который, в отличие от консервативного аристократического «белого» лагеря, проповедовал во второй половине XIX века революционно-демократические народнические идеи.

Именно это побудило Калиновского начать издание агитационных листков «Мужицкая правда», обращённых к простонародью Литвы и Белоруссии и напечатанных польским шрифтом, но на основе западнобелорусских сельских говоров с изобилием полонизмов. Идеологически это была смесь польского национал-шовинизма с социал-демократическим популизмом, и она не произвела впечатления на белорусских крестьян.

Имя Калиновского, казнённого в Вильне в числе других организаторов восстания 1863 года, было надолго предано забвению.

В Белоруссии о нем не вспоминали и деятели зародившегося на рубеже XIX–XX веков белорусского национального движения, которые поначалу придерживались традиционных оценок этого мятежа как польского и не имеющего к белорусам отношения.

Однако явный дефицит «национальных героев», способных стать точкой сборки для белорусского движения, побудил ряд его деятелей переосмыслить образ этого забытого персонажа польской истории.

По всей видимости, первым, кто «вспомнил» о «народном герое» Калиновском уже в 1910-е годы, был известный мифотворец Вацлав Ластовский. Он же придумал Калиновскому его «народное» имя – Касцюк, которое позднее трансформировалось в Кастусь.

После Октябрьской революции власти стали активно пропагандировать в национальных республиках СССР местных «народных героев», которых можно было бы отнести к идейным предтечами советской власти.

Калиновский подходил на эту роль очень хорошо. Его рисовали крестьянским вождём, причём акцент делался на социалистических идеях Калиновского, а сильный националистический и русофобский заряд его пропаганды замалчивался.

После распада СССР образ Калиновского был востребован националистами-антисоветчиками, но теперь на первый план выдвигались как раз национализм и русофобия.

Эволюция образа Калиновского – наглядная иллюстрация того, как исторический миф может зажить собственной жизнью, полностью заслонив реальный прототип.

В постсоветский период Калиновский стал одной из главных «икон» в пантеоне националистической оппозиции, а его образ использовался в том числе как символ борьбы с президентом Лукашенко.

Одновременно белорусские власти продолжали поддерживать на официальном уровне рудименты советского культа Калиновского. Более того, в рамках многовекторности, знаменовавшей тихий разворот официального Минска на Запад, фигура Калиновского также оказалась удобной. В 2019 г. белорусская делегация посетила пышную церемонию захоронения предполагаемых останков Калиновского на вильнюсском кладбище Расу. В ходе мероприятия белорусский вице-премьер Игорь Петришенко заявил, что Калиновский является объединяющей фигурой для народов Белоруссии, Литвы и Польши.

Нынешняя ревизия, очевидно, связана с тем, что «приручить» образ Калиновского у белорусской власти так и не получилось. В ходе протестов 2020 года оппозиция вновь подняла Кастуся на свои знамёна, а могила Калиновского в Вильнюсе превратилась в обязательное место паломничества изгнанных из Белоруссии оппозиционеров – Латушко, Тихановской и прочих.

История мифа о Кастусе Калиновском является наглядной иллюстрацией того, насколько Белоруссии необходима выработка нарратива, основанного не на «белорусизации» польско-литовской аристократии и революционеров, а на памяти об общерусском наследии и связанных с ним персоналий.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.