Как преодолеть водный дефицит в Центральной Азии?

Как преодолеть водный дефицит в Центральной Азии?

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

В странах Центральной Азии лето традиционно жаркое, что резко повышает нагрузку на систему водоснабжения. Однако в этом году власти ряда мегаполисов региона оказались не готовы к летнему сезону, в связи с чем, например, жители Бишкека и Астаны остались фактически без питьевой воды. Особенно сильно кризис ударил по столице Киргизии, где мэрия закрыла частные бани, автомойки и бассейны из-за нехватки воды.

Администрация Бишкека считает, что в нехватке воды виноваты сами горожане, которые бесконтрольно и нерационально поливают приусадебные участки и слишком много воды тратят на мойку посуды и чистку зубов. С 1 июня 2023 года в Бишкеке повысили тарифы на горячую и холодную воду.

7 июня жители Бишкека в знак протеста против действий властей перекрыли одну из автомагистралей, что привело к многокилометровым пробкам и вынудило городские власти отменить ночное отключение воды.

Не лучше ситуация в казахстанской Астане, где акции протеста начались еще весной. 6 июня жители Астаны вновь заблокировали движение автомобилей. Демонстранты скандировали: «Дайте воду!», утверждая, что без нее им приходится жить уже больше недели.

Аким Астаны Женис Касымбек отреагировал немедленно, связав дефицит воды с ростом населения города и чрезмерным поливом личных огородов и пообещав принять оперативные меры в течение месяца.

Создается впечатление, что власти двух этих республик то ли не понимают, то ли делают вид, что не понимают, в чем истинные причины водного дефицита.

Бурный рост населения, безусловно, вносит свой вклад в нехватку воды, но с демографической «угрозой» власти не борются от слова совсем.

Что касается якобы катастрофического таяния ледников, площадь которых в Центральной Азии, по данным Всемирного банка, с начала XX века сократилась на треть, то это в настоящее время лишь увеличивает водосбос. Водный дефицит в Центральной Азии возник лишь после обретения странами региона независимости, а в советское время о нем слыхом не слыхивали.

Почти 85% водных ресурсов региона сосредоточено в Таджикистане и Киргизии, которые расположены в зоне формирования стока Амударьи и Сырдарьи. На территории Таджикистана формируется 43.4%, в Киргизии 25.1% суммарного стока рек. Несмотря на мощнейшие гидроресурсы, обе республики испытывают острый водный дефицит, особенно в летний период. Та же проблема стоит перед Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном.

ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:
В арктическом поселке российского присутствия «Пирамида» (архипелаг Шпицберген) прошло самое северное в мире шествие Бессмертного полка, @AlexNovi Архипелаг Шпицберген в орбите арктических планов США и НАТО
Люди со светлыми лицами: майданы, суть вторая

В чем же дело?

Для Киргизии и Таджикистана вегетационный сельскохозяйственный период (весна – лето) связан с накоплением водных ресурсов в водохранилищах (Нурекское и Кайраккумское в Таджикистане, Токтогульское в Киргизии) во время таяния в горах снега и ледников. Межвегетационный период (осень – зима) характеризуется повышенным потреблением и выработкой электроэнергии, что требует спуска больших объемов воды. Для Казахстана, Узбекистана и Туркменистана приоритетом является, напротив, вегетационный период, в течение которого водные ресурсы активно используются для нужд орошаемого земледелия.

Казахстан, располагающий 77.4% нефтегазовых запасов Центральной Азии, энергоизбыточен, также как Узбекистан и Туркменистан. А Киргизия энергодефицитна, также как и Таджикистан.

В советское время гидроэнергетика и ирригационное земледелие республик Центральной Азии были взаимосвязаны. В зимнее время Киргизия и Таджикистан накапливали воду в водохранилищах и получали электроэнергию и энергоресурсы (уголь и природный газ) из Казахстана, Туркмении и Узбекистана. В летнее время Киргизия и Таджикистан направляли воду в Узбекистан и Казахстан. Кроме того, Киргизия и Таджикистан поставляли соседям гидроэлектроэнергию.

В настоящее время интересы этих государств в том, что касается энергетики и ирригации, зачастую носят, как мы отмечали, взаимоисключающий характер.

Токтогульское водохранилище, самое большое в Центральной Азии, предназначалось для водоснабжения Узбекистана и Казахстана в ирригационный период, с мая по июль. Для этого воду нужно было накапливать в осенне-зимний период. В советское время так и делалось. В 90-е годы Токтогульский гидроузел начал функционировать в энергетическом режиме: вода сбрасывалась в холодное время года для выработки электроэнергии. К весне чаша водохранилища не успевает наполниться и не может обеспечить ирригационные нужды республик низовья.

В Токтогульском водохранилище по состоянию на 1 июня 2023 года было на 2 млрд кубометров воды меньше, чем 1 июня 2022-го. Причем приток воды в водохранилище ниже нормы на 50%, а расход – выше на 30%. Местные СМИ объясняют тем, что «Кыргызстан сливает Казахстану и Узбекистану больше воды, чем предусмотрено договором об обмене электричеством с соседними государствами».

«Расходы воды из Токтогульской ГЭС остаются аномально высокими. Так, согласно последним официальным данным, расход воды 8 июня составил 440 кубов в секунду, 14 июня – 406 кубов в секунду. Такой объем расхода воды может вырабатывать электричество, которое превышает оценочные потребности в электричестве в это время года почти в два раза. Куда уходит вода понятно, но куда уходит электричество даже с учетом экспорта?» – пишет агентство АКИpress, отмечая возможность коррупционной составляющей. Иными словами, страны верховья и низовья договорились об оптимизации водно-энергетического обмена в общих интересах, но коррупция эти договоренности превозмогла.

Если Киргизия сливает Казахстану слишком много своей воды, то почему Казахстан страдает от ее недостатка?

8 июня 2023 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в своем выступлении на пленарной сессии Международного форума «Астана» объяснил водный дефицит в Казахстане повышением среднегодовой температуры на два градуса, что вызывает усиления таяния ледников, уменьшение их площади, что в свою очередь ведет «к дефициту питьевой воды и дальнейшему опустыниванию территории», а также высокими выбросами углерода промышленными предприятиями республики.

Однако за последние 50 лет наблюдений сток рек Киргизии и Казахстана увеличился «в результате деградации горного оледенения и поступления дополнительного объема талых вод». «На сегодняшний день причиной водного дефицита в регионе на самом деле являются не климатические изменения, а хищническая деятельность человека в сфере водопользования, вызванная ростом населения, устаревшими технологиями водоотведения и несогласованностью в использовании вод трансграничных рек между вододостаточными странами верховий и вододефицитными странами низовий»,говорится в монографии российской ученого Е. Борисовой «Особенности водного кризиса в Центральной Азии».

Что касается выбросов углерода, то сейчас их в Казахстане намного меньше, чем в 1990 году, когда водным дефицитом и не пахло.

Реальный фактор дефицита питьевой воды не выбросы углерода, а загрязнение рек региона, которые входят в число самых химически грязных в мире. В реки и коллекторно-дренажную сеть Казахстана много лет бесконтрольно сбрасываются ядохимикаты и пестициды, загрязненные промышленные стоки и воды коммунхоза. Токсичные отходы и удобрения фиксируются не только в воде, но даже в воздухе.

В 1999 году в атмосфере над Центральной Азией было обнаружено устойчивое аэрозольное образование, состоящее из дыма, серы, несгораемых твердых частиц, углерода, удобрений и других органических соединений. Его назвали Атмосферным коричневым облаком. Это облако задерживает до 10–15 % солнечного излучения, нарушает обычный цикл сезонных дождей и вызывает засуху.

С 2000 года это облако регулярно фиксируется над Центральной Азией. «По данным единственной в Центральной Азии лидарной станции Теплоключенка, появление подобных аэрозольных образований в Центральной Азии обусловлено активной антропогенной деятельностью в Казахстане и переносом большого количества пыли и соли со дна бассейна Аральского моря», говорится в коллективном докладе отраслевых аналитиков всех пяти республик Центральной Азии.

Сейчас промышленные предприятия Казахстан дымят и чадят сильнее, чем в советские времена, но за годы независимости в республике, как и на всем постсоветском пространстве, произошедшая деиндустриализация существенно снизила их число. Кроме того, углеродные выбросы влияют на глобальный климат, а пылевые и солевые выбросы, формирующие Атмосферное коричневое облако, – на региональный.

Огромную роль в опустынивании Казахстана и образовании Атмосферного коричневого облака играет обмеление Арала, которое связано с неконтролируемым увеличением водозабора для ирригации, что не в последнюю очередь вызвано нарушением водно-энергетического обмена между странами верховья и низовья.

Озаботились казахстанские власти проблемой Арала только сейчас, причем на уровне деклараций и призывов. «Для предотвращения экологической катастрофы в регионе мы призываем выделять большее количество ресурсов для поддержания Международного фонда спасения Арала», – заявил президент Казахстана на форуме «Астана».

Замалчивание истинных причин водного дефицита и ставшие традиционными призывы о помощи со стороны международных организаций воды в реках региона не прибавят. Водный кризис в Центральной Азии будет лишь нарастать.