header
«Мы никогда не были неправы»
"17349"
Размер шрифта:
| 25.11.2011 Мнение эксперта 
809 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

«Мы никогда не были неправы»

Не берусь судить, какое чувство больше – национальной гордости или просто человеческой справедливости – возрождает в европейцах их уникальный, Новому Свету неведомый и до сих пор тщательно затаптываемый политиками национальный дух. Уходящий год особенно богат на знаковые в этом отношении события.

«Истинные финны» получили почти 20 процентов голосов на парламентских выборах в Финляндии. Партия свободы во главе с Гертом Вилдерсом стала третьей на последних парламентских выборах в Нидерландах, набрав 15,5 процента голосов. Датская народная партия не входит в правящую либерально-консервативную коалицию, но уже 10 лет ни одно правительство не обходится без ее поддержки. Шведские демократы, тесно связанные с Датской народной партией и тоже выступающие за жесткое ограничение иммиграции, впервые преодолели порог для вхождения в парламент. Швейцарская народная партия давно уже - крупнейшая из партий, представленных в федеральном парламенте, и собирает на выборах до 30 процентов голосов. Я уже не говорю об итальянской Северной лиге, она на последних выборах набрала около 9 процентов голосов, но ее реальное влияние значительно больше. А разве можно обойти молчанием политический взлет австрийца Йорга Хайдера, при котором австрийская Партия свободы и Альянс за будущее Австрии составили треть парламента Австрии?

Какими бы кличками ни награждали «крайне правых», они между тем всегда остаются выразителями интересов той части европейцев, которые и помнят, откуда они родом, и не молчат. Общая черта деятельности правых – защита национальных интересов граждан своей страны и непримиримое отношение к оккупации Европы иммигрантами.

Эта общая тенденция на наших глазах получает новое развитие. На политической сцене Европы всё более заметна новая фигура. Марин Анн Перрин Ле Пен, дочь известного французского политика-националиста Жана-Мари Ле Пена, магистр права и опытный адвокат, депутат Европарламента с 2004 года, с января этого года возглавившая Национальный фронт, которым в течение 38 лет руководил её отец, в апреле стала кандидатом от Национального фронта на грядущих во Франции в 2012 году президентских выборах.

Нервную дрожь у «глобалистов» вызывает то, что она уже сейчас опережает в рейтингах нынешнего «боевого петушка» из Елисейского дворца, Николя Саркози. Опросы, проведенные агентством «Ifop» по заказу газеты «France Soir» и Институтом Харриса по заказу газеты «Le Parisien», показали: на президентских выборах в будущем году в первом туре за Марин Ле Пен готовы проголосовать до 23 процентов французов, у «петушка»-Саркози -  21 процент. Людям нравится, что Марин Ле Пен выступала против агрессии в Ливии, что призывает Францию выйти из НАТО, что ратует за союз не с Соединёнными Штатами, а с Россией.

Адвокат по образованию, Марин Ле Пен своим успехом во многом обязана новому вектору, который она задала партии – она дополнила национальную программу социальными требованиями. «Она позиционирует себя и как защитница социально необеспеченных слоев населения», - пишет немецкий сайт Spigelonline.

«Мир на пороге мощных финансовых потрясений, особенно сильно это отразится на еврозоне, - говорит Марин Ле Пен. - И я искренне верю, что кризис открывает для Франции большие возможности, как бы парадоксально это ни звучало. Кризис может дать толчок переменам во внутренней и внешней политике Франции, которой давно пора перестать подчиняться Соединённым Штатам и развернуться в сторону России. Я давно говорю, что нам необходимо развивать отношения с Москвой, а не с Вашингтоном, поскольку у нас с ней и в цивилизационном, и в стратегическом плане много общих интересов»…

Почему взлетели рейтинги националистов и что они готовы предложить Франции, Европе и остальному миру, поинтересовалась из-за Атлантики у Ле Пен The New Times. Ответ был таков: «Мы не расисты и не ксенофобы, мы - реалисты и не дурим людям головы пустыми обещаниями. По поводу наших шансов в следующем году я вам отвечу так: опросы говорят сами за себя. Французы устали мотаться направо-налево, они начинают понимать, что социалисты (левые) и голлисты (правые), по сути, ничем друг от друга не отличаются. Проводимая ими политика ничего не меняет в стране и жизни французов. Зато они усердно, 30 лет подряд, проводили кампанию «дьяволизации» Жан-Мари Ле Пена, выводя нашу партию в маргинальное поле, за пределы системной политической игры. И что же? Они получили обратный результат. Сегодня сделать дьявола из Марин Ле Пен невозможно».

Лакмусовая бумажка для всякого глобалиста – «свобода передвижения». Применительно к Европе, считает Ле Пен, «так называемый мультикультурализм ведет к мультиконфликтам, и только. Примеры - Косово и Ливан. Кажется, теперь европейских лидеров пробило: Меркель, Кэмерон и Саркози один за другим публично заявили о провале мультикультурализма. Надо выключить эмигрантский насос. Лучше направлять средства в Африку и на Арабский Восток, инвестировать деньгами, технологиями, интеллектом - чем угодно. Лучше там строить стабильные демократические общества, сколь бы трудным и длительным ни был этот процесс».

« Хотите закрыть страну?» – спросили у нее американцы. «Вовсе нет! Но тем, кто к нам приезжает, надо дать понять: во Франции вы должны рассчитывать только на себя, а не на государство… Итог пребывания Франции в Евросоюзе - отсутствие границ и полная потеря суверенитета. Нам ведь скормили Евросоюз как якобы единственный способ быть экономически и политически сильными в противостоянии с США, Китаем, Индией и Россией. Однако мы никогда не были так слабы, как сейчас! У Франции не осталось ничего: ни своих денег, ни суверенной территории, ни возможности принимать самостоятельные экономические или политические решения. Мы на вассальном положении. Франция - не нация больше, а придаток Евросоюза и умирающего евро».

Цитировать «ярую националистку» - одно удовольствие. Она конкретна и доходчива: «Саркози и другие сейчас нас кормят сказками о конце света, который наступит сразу за концом евро: мол, евро надо сохранить любой ценой. Я же говорю, что цена эта будет слишком высокой. Ирландия уже прогибается под тяжестью евро: сокращены зарплаты, пособия по безработице, социальные выплаты… Европа никогда не знала такой глубокой рецессии, как в 2009 году. При этом у европейских стран не было возможности реагировать на кризис - они все были повязаны единой валютой. К примеру, с 1949-го по 1989 год франк потерял 75 процентов стоимости к немецкой марке, но экономический рост во Франции в целом соответствовал показателям ФРГ. Теперь же мы не можем играть на курсе, а значит, лишились серьезного инструмента воздействия на экономику… Посмотрите на европейские страны, которые не стали участвовать в этой авантюре, - Данию, Норвегию, Швецию… Рост экономики у них в среднем 2,5 процента против 1,3 в странах еврозоны, безработица 5,4 процента против 8,6 в странах евро, бюджетный дефицит 1,5 процента ВВП против 2,6 у всех остальных. Евросоюз со своей валютой - это огромный издыхающий кит, хотя никто еще открыто в этом не признается…».

«Французам осточертело лицемерие нашей элиты», - утверждает Марин Ле Пэн. Если это так, то вполне возможно, что на выборах 2012 года они предпочтут что-то честное. Например, что ради самих французов необходимо «возвращать в нейтральные воды» корабли с иммигрантами, которые пристают к европейским берегам. Что прекращение дальнейшей иммиграции из неевропейских стран и ужесточение требований при получение французского гражданства – давно необходимо. Что возврат к традиционным ценностям - ограничение абортов, поощрение многодетных семей, сохранение французской культуры – в интересах всей страны. Что поддержка французских производителей и мелкого бизнеса – главная забота правительства.

Все это – программные цели Национального фронта Марин Ле Пен: натурализации иммигрантов только в том случае, когда кандидат на получение гражданства готов воспринять «духовные ценности, обычаи, язык и принципы, образующие основу французской цивилизации». Гражданами Франции могут стать представители любых рас и этнических групп, но при условии, что они станут французами по духу и культуре.

Хочу закончить его еще одной цитатой из интервью Марин Ле Пен агентству Еuronews: «Национальный фронт - единственная партия, противостоящая всем остальным, с очень малым финансированием, по сравнению с другими, борющаяся в трудных условиях… Но я говорю вам, что мы никогда не были неправы».

Далеко не каждый партийный босс в Европе может позволить себе это заявить.

Так в чем же эта разница - между национальными и «евросоюзными» (читай: космополитическими) партиями и правительствами? Она очевидна. Если первые отстаивают интересы конкретного народа, проживающего на конкретной, исторически освоенной им территории – с ее фабриками, заводами, фермерскими, транспортными и прочими хозяйствами, - и обслуживают тех, кто на этих предприятиях работает, то вторые обслуживают только международный капитал, транснациональные корпорации, у которых нет родины, нет памяти, нет соседей или родных: есть только прибыль.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.