header
Чёрное дно красного пламени. К 95-летию Февральской революции в России (I)
"21599"
Размер шрифта:
| 10.03.2012 История и культура 
1016 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Чёрное дно красного пламени. К 95-летию Февральской революции в России (I)

О том, что революция в России была «неизбежна», написано изрядно. Иные в этом неколебимо и поныне убеждены. Действительно, разрушение Исторической России готовилось долго, не менее полувека, если считать от Каракозова, вышедшего из общества «Ад» и пустившего в 1866 году пулю в императора Александра II. Однако готовилась революция во всей Европе, готовилась мировая революция, которую также полагали неизбежной.

Ненавистники Русской державы имели средства, план и волю, чтобы добиться торжества революции. Преувеличивать их роль и их возможности не надо. Но и преуменьшать – глупо. Они сумели создать катализатор революционного процесса, без чего тектонических потрясений и пламени, вышедшего на поверхность, не было бы; так бы и искрило потихоньку, гасимое реформами и военными успехами.

Когда Троцкий однажды сказал, что Коминтерн для революции – это консервативная организация в сравнении с Нью-Йоркской биржей, он знал, что говорил, ибо был человеком осведомлённым и в Америке замеченным.

Однажды в Нью-Йорке

Император Александр III, узнав, откуда нагнетается революция, решил с ними договориться. Нужно было понять, с кем договариваться? Государь полагал заключить с ними своего рода соглашение: прекращение финансовой поддержки революции в обмен на значительное улучшение условий жизни русского еврейства. След вывел – через Лондон – в Нью-Йорк, к некоему Якову Шиффу. Шифф прорычал посланнику русского царя: «С Романовыми – никогда!» И прогнал.

Еврейская энциклопедия сообщает о Джейкобе Шиффе (1847-1920), что происходит он «из именитой раввинской семьи», чей «отец был связан с домом Ротшильдов». Сообщается, что «особую известность принес Шиффу выпуск облигаций на сумму 200 млн. долларов в пользу Японии во время русско-японской войны. Он помог Японии, так как ненавидел царский режим за его антисемитскую политику. Шифф неоднократно отказывался участвовать в займах для царского правительства и отговаривал от этого других финансистов. В то же время он оказывал щедрую помощь группам еврейской самообороны и жертвам погромов 1903–1905 гг. в Российской империи… Шифф сыграл видную роль в борьбе за денонсацию торгового договора между Россией и США от 1832 г. Лишь после февральской революции 1917 г. Шифф изменил свое отношение к России и, стремясь поддержать правительство Керенского, предоставил ему большой заем…»

Биограф Шиффа Наоми Коэн показывает, что его отношение к царской России было «личной войной, продолжавшейся с 1890-х до 1917 года». Эта война, продолжает биограф, «с годами усиливалась и превращалась во всепоглощающую страсть». Причина – религиозная: «Банкир настойчиво сравнивал положение евреев в России с библейской историей Египетского исхода, а себя самого, без сомнения, видел новым Моисеем». Биограф считает, что именно своему «крестовому походу» против России Шифф обязан «возвышению на невиданную прежде для еврейского лидера высоту». Шифф влиял на решения правительства, на решения президента.

Русский военный следователь по особо важным делам Борис Бразоль (1885–1963; «следователь от Бога», как его характеризовали), занимавшийся расследованием злоупотреблений при поставках в армию, с 1916 года находился в командировке в США, где и остался после революции. В архиве Государственного департамента США хранится его доклад «Большевизм и иудаизм», датированный 1918 годом, в котором утверждается: «Решение о свержении царского правительства было принято 14 февраля 1916 года в еврейском квартале Нью-Йорка группой революционеров во главе с банкиром Джейкобом Шиффом». На конференции было решено отправить в Россию несколько сот агитаторов из эмигрантской среды, для чего «нужная сумма, вне зависимости от ее величины, будет предоставлена людьми, сочувствующими революции в России».

Революция, конечно, делалась и в более близких пределах.

Берлин, Токио, Константинополь…

Бывший революционер, эмигрант Давид Шуб, в книге «Политические деятели России», ссылаясь на документы МИД Германии, пишет, что «уже 8-го августа 1914 г. Вильгельм II приказал ассигновать большую сумму на революционную пропаганду в России». И – далее: «Вскоре после этого в Вене и в Львове группа украинских социалистов на деньги австрийского правительства создала «Союз вызволения Украины». Целью его было оторвать Украину от России и создать самостоятельное украинское государство. От австро-венгерского правительства Союз получил большие деньги для ведения пропаганды среди русских военнопленных в Австрии и в Германии, а также в самой Украине».

Примечательно, что идея вести пропаганду среди военнопленных заимствована из опыта русско-японской войны 1904-1905 годов, ставшей детонатором первой революции. Христиан Раковский (Хаим Рейковер) в 1938 году на допросе поведал, что «Яков Шифф, глава банковского дома «Кюн, Лёб и Ко.», который является ветвью Ротшильдов, имел такую власть, что США, которые сами имели колонии в Азии, в ущерб своим национальным интересам сделали всё для укрепления Японской империи. Они реорганизовали японские лагеря для русских военнопленных в лагеря по подготовке революционных боевиков (а военнопленных было несколько десятков тысяч человек). Кто их обучал? – сам себя спрашивает Раковский и отвечает: - Инструкторы были присланы из США…» Инструкторы – революционеры-эмигранты.

Не имели ли деньги, которые Вильгельм II вкачивал в русскую революцию, то же происхождение, что и деньги, полученные в своё время японским правительством?

В книге «Купленная революция. Тайное дело Парвуса» Элизабет Хереш (доктор философии из Вены) показывает, что Шифф, называвший Россию «врагом человечества», сделал так, чтобы его зять, немецкий банкир Макс Варбург, входивший в его финансовую империю, «раскошелился на крупный кредит для Германии из Америки», так как считал, «что надо приложить все совместные усилия, если они направлены против России». Хереш показывает, что германское правительство в лице политического отдела Генерального штаба «наряду с собственной стратегией проводило и ту, которую предложил Парвус». Парвус – одна из главных теневых фигур революции.

Александр Парвус (Израиль Гельфанд; 1867-1924) -  выходец из России, получивший образование в Одессе, Цюрихе и Базеле, доктор философии, экономический гений. В молодости Парвус поставил перед собой две цели – сказочно разбогатеть и уничтожить Россию. Он являлся учителем Троцкого, с которым фактически руководил Петербургским Советом в революцию 1905 года. Стоит напомнить, что на революции Пятого года Троцкий, которому было тогда 25 лет, сделал имя. Старшие товарищи, уже съевшие на революции зубы, прежде относились к молодому человеку, подающему надежды, не очень серьёзно. В 1905 году он приехал из-за границы, у него не было ни партии, ни особого влияния… О тайне восшествия Троцкого на революционный Олимп говорит Раковский, указывая на родственную связь Троцкого с банкиром Абрамом Животовским, «связанным с банкирами братьями Варбургами, которые, в свою очередь, являются родственниками банкира Якова Шиффа, то есть из той банкирской группы, которая и финансировала революцию 1905 года. И это и есть та причина, в результате которой Троцкий одним движением взбирается на самую вершину революционной иерархии. И здесь вы имеете ключ к его истинной личности…»
Сразу же после начала войны Парвус составляет план.

Совпадение интересов

Нужные двери Парвусу отворяли уже наработанные связи. В начале марта 1915 года в Константинополе он попал на приём к послу Германии. У него было имя, и была неоднозначная репутация. Собственно, однозначно подмоченная для революционных кругов. Когда-то он как литературный агент М. Горького не передал оговоренные суммы в кассу РСДРП и автору, полученные в Европе; Горький поднял скандал; состоялся суд, Парвус был исключён из РСДРП. Однако для германского руководства это не было препятствием, в нём увидели нужное себе…

Говоря о Парвусе, Георгий Катков, автор книги «Февральская революция», замечает: «Он – живое доказательство, что авантюристы XX века могли играть решающую роль в политике великих держав во время Первой мировой войны не в меньшей степени, чем такие же авантюристы в интригах итальянских государств эпохи Возрождения».

Парвус сказал послу в Константинополе: «Интересы германского правительства вполне совпадают с интересами русских революционеров. Русские социал-демократы могут достигнуть своей цели только в результате полного уничтожения царизма. С другой стороны, Германия не сможет выйти победительницей из этой войны, если до этого не вызовет революцию в России. Но и после революции Россия будет представлять большую опасность для Германии, если она не будет расчленена на ряд самостоятельных государств (выделено мною. – О.С.). Отдельные группы русских революционеров уже работают в этом направлении…»

Тут было совпадение интересов, над этим работало и германское правительство. Давид Шуб пишет: «Парвус доказывал германским дипломатам, что только русские социал-демократы в состоянии подготовить новую всеобщую забастовку в России под лозунгом «Свобода и мир», и при этом подчеркивал, что большевики под руководством Ленина являются самой влиятельной организацией». Это был авантюрный ход. Прямого выхода на Ленина после скандала с Горьким у него не было. При этом Вильгельм II не верил, что какие-либо потрясения опрокинут русский трон, но был заинтересован в возникновении таких потрясений, надеясь, что это подтолкнёт Николая II к заключению сепаратного мира, после чего Германия сможет «свести счеты с Великобританией». План в Берлине был принят. В середине марта 1915 года «Парвус стал главным советником германского правительства по революционным делам в России». Он получил первый миллион марок.

(Окончание следует)
 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.