header
О готовности к партизанской войне (II)
"35115"
Размер шрифта:
| 22.06.2012 История и культура 
1037 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

О готовности к партизанской войне (II)

Часть I

Штаб партизанского фронта

70 лет назад, в 1942 году, к началу лета второго года войны возникла необходимость в объединении руководства и координации действий партизанских отрядов. При Ставке Верховного Главнокомандующего был создан Центральный штаб партизанского движения. Это было попыткой организовать полноценный фронт в тылу врага… Штаб возглавил глава компартии Белоруссии П.К. Пономаренко. 

Жуков характеризует его так: «Пантелеймона Кондратьевича я знал очень давно. Твердый коммунист, он оправдал доверие партии и стал подлинным организатором деятельности народных мстителей». 

Главнокомандующим партизанским движением (с сентября 1942 года по май 1943 года) был маршал К.Е. Ворошилов. Позже эта его должность была упразднена. 

Для непосредственного руководства отрядами при Военных советах фронтов были созданы свои штабы партизанского движения, подчинённые Центральному штабу. Вся структура создавалась из переплетения трёх мощных силовых линий – партийной, НКВД и Разведупра.

Масштаб движения на 1 июля 1942 года, по данным Пономаренко, был таков. Центральному и фронтовым штабам подчинялись 608 партизанских отрядов - 81 тысяча 546 человек. Кроме того имелись сведения о ещё 1626-ти действующих отрядах, численностью свыше 40 тыс. человек.

Тогда же были сформированы Центральные школы организаторов партизанских отрядов и специальная радиошкола. Аналогичные школы создавались и при фронтах.

Из спецхранов извлекались работы теоретиков и практиков партизанских войн прошлого. У того же П. Каратыгина не без удивления читали:

«В августе 1918 г. в Черниговской губернии вспыхнуло восстание против немцев и гетмана. Красные казаки немедленно перешли в нейтральную зону у г. Новоград-Северска и повели партизанскую войну против немцев, во время которой, действуя преимущественно по ночам, неоднократно истребляли целые батальоны немцев. Постепенно выросли сами и создали вокруг себя несколько пехотных партизанских полков. Из этих пехотных полков в октябре 1918 г. сформирована 1-я Украинская повстанческая дивизия, которой командовал Щорс…»

Основной задачей, поставленной перед Центральным штабом, было: «разрушение коммуникационных линий противника (подрыв мостов, порча железнодорожных путей, устройство крушений поездов, нападение на автомобильный и гужевой транспорт противника); разрушение линий связи (телефон, телеграф, радиостанции); уничтожение складов — боеприпасов, снаряжения, горючего и продовольствия; нападение на штабы и другие войсковые учреждения в тылу противника; уничтожение материальной части на аэродромах противника; осведомление частей Красной Армии о расположении, численности и передвижениях войск противника».

И действительно, горела земля под ногами врага, и действительно, ужасом было для немцев проезжать в поездах через партизанские районы…

Стратег Старинов

Помощником П.К Пономаренко по диверсиям и заместителем начальника Украинского штаба был профессиональный диверсант, изобретатель многих видов мин специального назначения, имевший успешный опыт партизанских действий в Испании, полковник Илья Григорьевич Старинов. Позже его будут называть «богом диверсий», а ещё позже – «дедушкой русского спецназа»…

Крупнейший теоретик и практик, он исходил из положения, что «партизанские выступления не месть, а военные действия» и предлагал «создать на каждом фронте по одной диверсионной бригаде и широко готовить асов-диверсантов», чтобы «разрубить наползавшую фашистскую гадюку надвое, отделить её голову – передовые части, от хвоста – источников снабжения». Партизанско-диверсионные бригады по его замыслу должны были снабжаться централизованно, как и прочие части регулярной армии. 

За образец он брал опыт 1812 года, опыт Дениса Давыдова, который сумел убедить вначале Багратиона, а затем Кутузова в действенности партизанской войны. Старинов наизусть цитировал формулировки Дениса Давыдова: "Партизанская война состоит ни из весьма дробных, ни первостепенных предприятий, ибо занимается не сожжением одного или двух амбаров, не сорванием пикетов и не нанесением прямых ударов главным силам неприятеля. Она объемлет и пересекает все протяжение путей, от тыла противной армии до того пространства земли, которое определено на снабжение ее войсками, пропитанием и зарядами, через это, заграждая течение источника ее сил и существования, она подвергает ее ударам своей армии обессиленною, голодною, обезоруженною и лишенною спасительных уз подчиненности. Вот партизанская война в полном смысле слова». 

Эта идею, идею создания бригад партизанского спецназа Пономаренко оформил «в соответствии с моментом» и донёс до Сталина. Идея реализована не была.

Но задача рассечь «гадину» командованием ставилась: «Немедленно начать жесточайшие удары по коммуникациям врага, поставив своей задачей не пропустить ни одного поезда с живой силой, техникой и боеприпасами врага к линии фронта путем систематической организации крушений, взрывов и поджогов; наносить удары повсеместно и непрерывно по всей глубине вражеского тыла, расставив свои силы вдоль основных железнодорожных и шоссейных магистралей…»

При этом полноценным фронтом, по мнению Старинова, партизанское движение так и не стало. У политического руководства в течение войны не сложилось чёткого мнения о единой стратегии партизанской войны. Это сказывалось на снабжении. Глядя на документы той поры, невольно обращаешь внимание, что Центральному ШПД постоянно приходится выпрашивать самолёты для доставки грузов и вооружений. 

Вопрос со снабжением, «исходя из момента», порой предлагалось (август 1942) решать так: «Партизанские отряды должны и имеют к этому все возможности обеспечить себя за счет противника. Партизаны, если у них нет в достаточном количестве оружия, боеприпасов и другого снаряжения, должны добыть все это в бою. Лишь бездействующие отряды будут испытывать нужду, но вряд ли целесообразно заниматься в централизованном порядке снабжением таких отрядов…» 

По мнению Старинова, такой подход свидетельствовал о непонимании сути партизанских действий. Насильственное изъятие продуктов у населения приводило к враждебному отношению к ним населения. При этом измотанные боями и преследованиями отряды, лишённые поддержки, гибли.

Не единичен случай, подобный тому, когда на Кавказе член военсовета Лазарь Каганович на просьбу выделить самолеты для доставки продовольствия Крымским партизанам ответил Старинову: «Какие же это партизаны, что не могут себя прокормить».

Судьба крымских партизан, загнанных немцами в горы, трагична, среди них были и подростки.

И.Г. Старинов (1900-2000) прожил большую жизнь, написал несколько книг, актуальность которых, кажется, с годами не убывает. Полковник утверждал, что если бы наши войска, попавшие в 41-м в окружение, обладали навыками партизанских действий, то они не сдавались бы в плен и это «привело бы к катастрофе фашистской Германии еще в 1942 году». Он повторял, что «искусство партизанской войны – серьезная наука». Отношения с Пономаренко у него не сложились: тот «был пытливым, бодрым, но в делах разбирался слабо, к примеру, собирался за неделю обучить партизан, не любил, когда ему перечили. Был очень самонадеянным…».

Старинов в разное время по разным поводам несколько раз бывал под расстрелом, несколько раз его представляли к званию Героя Советского Союза; он занимал генеральские должности, дружил с маршалами, но так и остался полковником. Помнится, у Дениса Давыдова тоже случались неприятности: присвоение генеральского звания объявили ошибкой, он вновь стал полковником. И со Стариновым это тот случай, когда звание можно писать с большой литеры.

У Полковника есть наблюдение по сравнению войн в Корее 1950-х и во Вьетнаме 1970-х.

В Корее около 170 тысяч северокорейских воинов попали в плен к американцам. «А все это потому, - говорит Старинов, - что корейские войска были подготовлены нашими советниками, которые не понимали роли и значения партизанских действий в современных войнах». А во Вьетнаме «южновьетнамские партизаны, подготовленные китайскими специалистами, создали для американских войск невыносимые условия. Не вступая с ними в бои, уничтожили 70% боевой техники и 30% живой силы, заставив интервентов с позором убраться восвояси». У Старинова есть суждения о войне в Афганистане. А его замечание по поводу первой Чеченской кампании, кажется, было учтено при проведении второй…

«Развитие боевой техники не исключает партизанства, а лишь дает в его руки более совершенное оружие, - говорит в заключение своей работы П. Каратыгин. – Итак, подумаем еще раз о «партизанах» и не будем спешить сдавать их в архивы минувшей борьбы». Шёл 1924 год. До большой войны оставалось 17 лет.

Вот и сейчас, когда внешнеполитическая ситуация серьёзно обостряется, опыт 1941-го, как и опыт выдающихся специалистов партизанской войны – таких как Д.В. Давыдов, Н.С. Голицын, М.В. Фрунзе, П.А. Каратыгин, И.Г. Старинов, С.А. Ковпак, Г.М. Линьков… – забывать не следует.

Возникают новые виды специальных вооружений, совершенствуются средства связи, но оставленная нам предками пословица «Готовь сани летом, а телегу зимой», как ни крути, актуальна и ныне: дана на все времена.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.