Что ждет Центральную Азию?

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 120 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

По мере приближения вывода основной части войск США из Афганистана, намеченного на конец 2014 года, перспективы Центральной Азии становятся все более неопределёнными и вызывающими опасения. Как известно, часть военной техники, используемой в Афганистане, США планируют перебросить в бывшие советские республики Центрально-Азиатского региона. Американские военные уже ведут об этом переговоры с Таджикистаном, Киргизией и Узбекистаном. 

О планах американцев закрепиться в Центральной Азии говорят и начавшиеся 18 июня в Киргизии совместные военные учения «Региональное сотрудничество – 2012», в которых принимают участие около 300 военнослужащих Афганистана, Казахстана, Таджикистана и США. Учения проводятся на базе Объединенного центра подготовки военных кадров в соответствии с планом двусторонних военных контактов между вооруженными силами Кыргызстана и Центральным командованием США. Основная цель – отработка совместных действий в случае природных бедствий и «в условиях воздействия деструктивных сил». По информации Министерства обороны Киргизии, США обучают партнеров методике подготовки и проведения компьютерных учений и тренировок и работе с электронными картами. 

Вывод войск США из Афганистана будет происходить поэтапно. 10 тысяч американских военных покинули исламскую республику в прошлом году. Еще 23 тысячи должны быть выведены к началу осени. Министр обороны США Леон Панетта заявил, что США хотели бы завершить свою боевую миссию в Афганистане к середине или к концу 2013 г. с тем, чтобы сконцентрироваться на обучении афганских военных и оказании им консультационной помощи. После вывода основной массы войск в Баграме, Шинданде, в провинции Нангархар, в Кандагаре и Мазари-Шарифе сохранятся несколько крупных военных баз, которые позволят американцам оказывать помощь афганской армии, на финансирование которой США после 2014 г. планируют ежегодно тратить около 4 млрд. долл. Сами афганцы этим обещаниям не верят. Недавно президент Афганистана Хамид Карзай потребовал от США закрепить размер финансовой помощи в договоре, опасаясь, что всё окажется лишь пустыми обещаниями.

Заметный интерес проявляют американские военные к сохранению авиабазы в Киргизии, замаскировав её путём переименования в «гражданский транзитный центр». Ранее США заявляли о планах разместить во всех странах региона мобильные группы спецназа, предназначенные для защиты северного маршрута, а также построить военно-тренировочные центры, контрольно-пропускные пункты и другие военные объекты. Планы возведения этой военной инфраструктуры говорят о том, что она предназначена для контроля за территорией региона. МИД России уже выражал опасения, что база США в Киргизии может быть использована для войны против Ирана, в которую таким образом втянут и страны Центральной Азии.

Способность американцев сдержать талибов после того, как большая часть их войск покинет Афганистан, вызывает большие сомнения. Даже первые шаги по свертыванию военного присутствия США в Афганистане вызвали тревогу в центрально-азиатских столицах. Во время визита 4 июня в Ташкент Владимира Путина эта тема в его переговорах с Исламом Каримовым стала едва ли не главной. У обоих президентов есть понимание того, что с выводом части иностранных войск из Афганистана террористическая деятельность выплеснется за пределы этой страны.

Перспективы «афганизации» Центральной Азии, безусловно, беспокоят и Москву. В апреле в тревожных тонах говорил о последствиях ухода США из Афганистана генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа. Среди перечисленных им угроз – активизация деятельности радикальных религиозных и националистических структур, которые с успехом играют на существующих в регионе социальных, межэтнических и межконфессиональных противоречиях. В декабре ОДКБ утвердила план мероприятий по противодействию «афганским» вызовам и угрозам. План ориентирован в основном на борьбу с наркотрафиком и предусматривает, в частности, формирование поясов антинаркотической и финансовой безопасности, подготовку кадров и сотрудничество с афганскими антинаркотическими структурами. Однако, в случае если ситуация в Афганистане выйдет из-под контроля, сотрудничать там будет просто не с кем.

«У России нет никакой стратегии, – заявил 24 мая на пресс-конференции в РИА Новости директор второго департамента Азии Министерства иностранных дел РФ Замир Кабулов. - Если дела пойдут совсем плохо - возобновится гражданская война на этнической почве... то будем реагировать». Отсутствие стратегии – самый тревожный фактор. Между Россией и странами Центральной Азии нет естественно-географических барьеров или обустроенных границ. С таджикско-афганской границы российские пограничники ушли в 2005 г., и все попытки вернуть их туда пока ни к чему не привели. Из трех стран региона, граничащих с Афганистаном, самостоятельно оборонять свои границы способен лишь Узбекистан. Киргизия и Таджикистан в военном отношении крайне слабы. Охранять же самую длинную в мире российско-казахскую границу (более 7 тыс. километров) тем более трудно.

Существует, правда, Организация Договора о коллективной безопасности, членами которой являются четыре из пяти стран Центральной Азии. В структуре ОДКБ созданы Коллективные силы быстрого реагирования (КСОР), укомплектованные в основном российскими и казахстанскими десантниками. В случае возникновения необходимости экстренного возращения России в Центральную Азию российским военным придется в любом случае оборонять южные границы Казахстана, Киргизии или Таджикистана, а ОДКБ - взять на себя часть функций, которые ранее выполняли США и НАТО.