header
Провальная энергетическая партия Евросоюза
"21821"
Размер шрифта:
| 25.09.2012 Мнение эксперта 
808 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Провальная энергетическая партия Евросоюза

Завершившаяся на днях на Кипре встреча министров энергетики стран-членов Европейского союза прошла за закрытыми дверями. Официальные комментарии были скупы. Лишь комиссар ЕС по энергетике Гюнтер Эттингер подчеркнул намерение своего ведомства решать все существующие вопросы на основе «компромиссов». Это касалось, в частности, осложнившихся отношений между Россией и ЕС в энергетической сфере. «Я верю, что эти противоречивые вопросы могут быть сняты, я верю в возможность нахождения компромиссов. Более того, европейский энергетический рынок, наша промышленность, наши потребители не должны пострадать от этого», - заявил Гюнтер Эттингер. [1] И тем не менее встречу на Кипре трудно рассматривать иначе как «кризисную». 

Вопросы энергобезопасности всегда были для Брюсселя в числе ключевых. И именно эта сфера сегодня оказалась в заложниках во многом непродуманных действий самого Евросоюза.

Прежде всего, пространство для маневров у ЕС сужено из-за финансового кризиса. Как раз накануне встречи на Кипре достоянием СМИ стали оценки инспекционной «тройки», работающей в Греции. Общий вывод представителей ЕС, ЕЦБ и МВФ говорит о том, что международные эксперты более не верят в способность греческого правительства достичь согласованных параметров сокращения госбюджета. А причина, по мнению Handelsblatt, очень простая: эти нормативы «изначально были чрезмерными». [2] Такой вывод потребует от Евросоюза выбирать из двух зол меньшее. Либо давать Афинам новую отсрочку, оставляя еврозону в «подвешенном» состоянии, либо ставить крест на греческом членстве в этой зоне. И то и другое чревато новыми финансовыми потрясениями, которые неизбежно отразятся на способности Еврокомиссии осуществлять свои энергопроекты.

Еще более тяжелая ситуация сложилась вокруг главного детища Евросоюза – газопроводного проекта «Набукко». Первоначальный сценарий предполагал, что уже к 2010 году по этой трубе будет поступать минимум 8 млрд. кубометров газа в год. А к 2020 году поступление газа должно было быть увеличено до 31 млрд. кубометров. Половина этого объема предназначалась транзитным странам, остальное предполагалось подавать на газораспределительную станцию в австрийском Баумгартене, откуда переправлять на рынки в Австрии, Германии и Италии.

Первый удар по проекту нанёс Азербайджан. Баку предусмотрительно не стал связывать свою энергетическую политику с одним лишь Евросоюзом. Президент Государственной нефтяной компании Азербайджана Ровнаг Абдуллаев заявил еще в 2008 году, что его ведомство «не намерено становиться совладельцем» газовой трубы «Набукко». [3] Вслед за этим Азербайджан оперативно подписал пакет газовых соглашений с Россией.

Причём верхний предел объемов поставок энергоресурсов из Азербайджана в Россию не регламентируется. Таким образом, речь идет о возможности для Баку продавать россиянам весь газ с азербайджанских месторождений. А это способно сделать Россию ключевым элементом схемы транзита азербайджанского газа в Европу. Особо подчеркнём: Москва станет не перепродавать азербайджанский газ, а осуществлять его транзит, что соответствует европейским требованиям о поставках топлива в ЕС из разных источников.

Фактический отказ Азербайджана стать ключевым участником проекта «Набукко» - едва ли крупнейшее поражение Запада на поле реализации энергетических проектов «в обход России». Ещё З. Бжезинский когда-то указывал, что «независимость государств Средней Азии можно рассматривать как практически бессмысленное понятие, если Азербайджан будет полностью подчинен московскому контролю». [4] Баку окончательно не отклоняет проект «Набукко», но намерен придирчиво ещё раз оценить его реальные перспективы. «Мы хотим наглядно видеть его особенности, плюсы и минусы, так как контракты на поставки газа рассчитаны на 40-50 лет, и не хотелось бы ошибиться с выбором», - заявил на днях Ровнаг Абдуллаев. [5]

Поиск новых партнеров принес Евросоюзу новые разочарования, в том числе в рамках переговоров о поставках для «Набукко» газа с иранских и египетских месторождений. Как не без ехидства заметил авторитетный британский журнал Petroleum Economist, «надежды ЕС на то, что Египет и Иран смогут восполнить нехватку газа, выдают либо наивность Брюсселя, либо игнорирование внутренней ситуации в обеих странах». [6] Дело в том, что в Египте внутреннее потребление газа бурно растет на фоне замедления роста добычи, а что касается Ирана, то его участие в проекте Евросоюза сегодня выглядит как геополитический анекдот.

В итоге Евросоюз подошёл к осени с лишенной реальных источников наполнения и отсутствующей в природе трубой «Набукко» и финансовым кризисом в своих рядах. Однако роль энергетического фактора в геополитике никто не отменял. Еще классик американской дипломатии Джордж Кеннан указывал, например, что посредством контроля над энергопоставками США получают возможность контролировать внешнюю и промышленную политику той или иной страны и даже налагать на нее «вето». [7]

Именно так в послевоенные годы произошло, в частности, с Японией. А сегодня главным геополитическим оппонентом США и ЕС, помимо Ирана, рассматривается Россия. Эксперты Национального разведывательного совета США в своем прогностическом докладе, рассчитанном на период до 2025 года, сформулировали эту мысль так: «С учетом высокого уровня цен многие экспортеры, такие как Россия и Иран, могут получить финансовые ресурсы для увеличения своей мощи». [8] Именно поэтому обнародованный еще в апреле 2007 года Госдепартаментом США документ под названием «Стратегический план: 2007-2012 финансовые годы» в качестве приоритетной задачи предусматривает противодействие «негативному поведению» России. Одним из признаков такого поведения было объявлено растущее влияние России на мировом энергетическом рынке. [9]

Здесь обнаруживается ещё одна причина нервной реакции евро-атлантического сообщества. Это - активная российская политика на энергетическом поле. И хотя Москва является ключевым поставщиком энергоресурсов для доброй половины стран-членов ЕС, в Брюсселе продолжают делать ставку на максимальное вытеснение российского ОАО «Газпром» с европейских рынков. При этом в ход идут как пропагандистские заявления, так и юридические процедуры наподобие нынешнего расследования деятельности российского газового гиганта на предмет нарушения им антимонопольного законодательства.

Масла в огонь подливают и тенденциозные публикации американских СМИ. Так, The Washington Post не сомневается, что «Кремль использует «Газпром» в качестве своей главной дубинки, когда запугивает непокорные страны, зависящие от поставок газпромовского газа». Солидное издание вопреки экспертным оценкам отрицает вообще какую-либо экономическую состоятельность российских энергетических проектов – в частности газопроводов «Северный поток» и «Южный поток». Их строительство «не обосновано ни спросом, ни предложением», утверждает The Washington Post, не утруждая себя ни обоснованием подобного тезиса, ни учётом позиции в этом вопросе таких стран, как, например, Германия, Франция и Италия. [10]

В целом все эти пропагандистские лозунги новизной не блещут. Они заставляют вспомнить печально знаменитый доклад эксперта Агентства оборонных исследований Швеции Роберта Ларссона, прозвучавший в 2007 году в Вильнюсе на конференции «Nord Stream: последствия для региона Балтийского моря». Шведский эксперт заявил тогда, что морские платформы на газопроводе «Северный поток» будут использоваться «не только для компрессорных мощностей, но и в разведывательных целях». [11] Что же касается попыток Еврокомиссии увидеть в действиях «Газпрома» нарушение принципов ЕС, то они будут иметь обратный эффект для самих европейских потребителей в виде новой нестабильности на газовом рынке и роста тарифов на газ. Круг замкнётся. Евросоюз получит на свою голову новые расходы.

Авторитетный французский историк Морис Ваисс однажды заметил: «Вместо того, чтобы стать противовесом доллару, европейская денежная единица облегчает американизацию экономики континента». [12] Аналогичную пагубную для европейских интересов роль играет и маниакальное стремление Брюсселя разыгрывать антироссийскую энергетическую партию.

 

[1] REUTERS 1205 170912 GMT

[2] Handelsblatt, 17.09.2012

[3] http://today.az/news/business/45624.html

[4] Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 2009. С.67.

[5] ИНТЕРФАКС-АЗЕРБАЙДЖАН 1343 150912 MSK

 15.09.2012 13:44

[6] Petroleum Economist, 2006, Nov.

[7] Цит.по: Хомский Н. Гегемония или борьба за выживание: Стремление США к мировому господству. М., 2007. С.242.

[8] Мир после кризиса. Глобальные тенденции – 2025: меняющийся мир. М., 2009. С.98.

[9] http://www.state.gov/documents/organization/156215.pdf

[10] The Washington Post, 24.09.2012.

[11] Северный поток российского газа и его противники // Аналитические записки. 2007. Июнь. С.49.

[12] Ваисс М. Международные отношения после 1945 года. М.,2005. С.293.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.